Алексей Навальный: я бы хотел, чтобы Прохоров был самостоятельным политиком

Hard Day's Night
18 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Алексей Навальный о Михаиле Прохорове. 
Тимченко: Не хотите прокомментировать заявление Михаила Прохорова, что если бы он пошел на выборы, соотношение сил было бы другим.

Навальный: А у него была табличка «сарказм» в этот момент?

Тимченко: Думаю, это чувство ему… Эту эмоцию он выражать не умеет.

Навальный: Это нормальная ситуация, когда политики… Вы что ожидали от Прохорова? Чтобы он сказал: «Какой он крутой! Молодец, Навальный! Я, пожалуй, вступлю к нему в «Народный альянс».

Тимченко: Молчание ожидала.

Навальный: Так политика не устроена. Это человек, который…

Тимченко: Вы считаете Прохорова политиком?

Навальный: Здесь вы немножко меня поймали. Хорошо, я скажу так. Прохоров пытается быть политиком. Он должен отвечать на запросы изнутри своей  партии, потому что он после этих выборов, я знаю отлично, что внутри «Гражданской платформы» есть колоссальное недовольство. Фактически они сами снялись с выборов в Ярославле, просто слили эти выборы. Не занимались защитой Урлашова, я, сидя в Кирове на процессе, в интернете организовывал митинг в защиту Урлашова, когда «Гражданская платформа» молчала. Естественно, в партии недовольство. Он должен обратиться, в первую очередь, к членам своей партии. И он выступает здесь с нормальными, естественными заявлениями о том, что он там выиграл бы, которые не имеют никакого отношения к реальности, но он должен это сказать. Это нормально. Политики всегда выступают и говорят, что они везде выиграют. И Прохоров говорит.

Лысова: У меня в развитие вопрос. Следующий этап – выборы в Мосгордуму, и если ничего не изменится по сравнению с сегодняшним днем, не изменятся намерения, то на эти выборы пойдет Прохоров. И фактически на эти выборы Прохоров пойдет против вас. Потому что реально у вас сильно пересекающийся электорат. И люди, которые на президентских выборах….

Навальный: Одна треть по этим выборам. Мы проследили, примерно одна треть – пересекается значительно, да, конечно.

Лысова: Вы готовитесь к этой ситуации? Вы понимаете, как вам действовать?

Навальный: Конечно, понимаю.

Лысова: Вы считаете Прохорова своим основным политическим противником?

Дзядко: Или, может быть, союзником?

Навальный: Скажем так, я бы хотел, чтобы Прохоров действовал самостоятельно. Если бы он действовал самостоятельно и отстаивал бы нормально свои политические взгляды и принципы, то он был бы, безусловно, гораздо большим союзником. Вопрос этой ближайшей Мосгордумы – это вопрос в меньшей степени партийных списков  и конкуренции между Навальным  и Прохоровым по партиям, это вопрос одномандатников. Мы сделаем все возможное, чтобы разделить округа и оказать взаимную поддержку, чтобы больше депутатов провести. Насколько я понимаю, Прохоров к этому готов. Разрешат ли ему это сделать? Или он выступит спойлером, чтобы помочь «Единой России» по всем округам – не знаю. На этих выборах, к сожалению, он вел себя странноватым образом, когда мы подписали социальный контракт с предпринимателями, он разыграл эту комбинацию с Собяниным, что он назначил какого-то своего омбудсмена делового, делал какие-то странные, смешные действия, которые, очевидно, его попросили или заставили сделать. Если он займет самостоятельную позицию, безусловно, он будет союзником по выбору в Мосгордуму. Хотя… он будет отнимать у меня электорат, точно так же, как я у него. Мы боремся за избирателя. Это нормальный политический процесс. И я считаю, что я готов работать с этими людьми более эффективно, чем Прохоров. Я считаю, что люди поверят мне больше. Естественно, взгляд Прохорова на эту проблему, наверное, немножко другой. Это политика.

Бабенко: Я продолжаю, скорее, тему изменения законодательства. То, с чего мы съехали. Есть ли у вас сейчас средства и методы, вы сами только что упомянули, что за последние полтора года взбесившийся принтер очень сильно изменил правовую ситуацию. Так, может, если пикеты не эффективны,  существуют методы с точки зрения законодательства и правовых последствий? Все следующие общественные  протесты рискуют повторить 6 мая.

Навальный: Чтобы влиять на законодательство, улучшать законодательство, нужно находиться где? В Государственной  думе.

Бабенко: В системе.

Навальный: Не в системе. Хотя бы в Госдуме или Мосгордуме. Поэтому мы для этого идем на выборы, и мы понимаем четко, зачем.

Бабенко: Но люди сейчас сидят.

Навальный: Люди сейчас сидят… Применительно к Москве мы будем использовать эту нашу гражданскую законодательную инициативу. Есть закон Москвы, по которому мы можем обрести законодательную инициативу, если объединимся в количестве 50 тыс. человек. Мы эту возможность используем. Люди сидят и будут сидеть до тех пор, пока эта власть считает себя достаточно сильной, чтобы невиновных людей держать в тюрьме. Наша задача – ослаблять эту власть, когда мы ее ослабим и заставим людей выпустить, они их выпустят. Но они по-другому не понимают. Никакие уговоры, петиции, наши законодательные предложения не сделают так. Потому что Путин… цитируется же его фраза: «Они мне сорвали инаугурацию, я испорчу им жизнь». Вот он занимается тем, что портит жизнь определенным людям. Это его демонстративная политическая позиция. Он говорит всем: «Если вы считаете, что я не могу посадить случайно взятых 12 человек невиновных, то вы ошибаетесь, я вам это показываю». Мы должны Путину 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.