12 друзей Навального: кто готов вкладываться в оппозиционного политика?

Hard Day's Night
29 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть
Как Алексей Навальный собирается стать самым прозрачным оппозиционным деятелем в стране.

Резник: Вы агент?

Навальный: Я не агент. Я как раз к этому клоню. Значит, сейчас я вам в этой студии и на этом кресле не могу предъявить никакого другого доказательства, кроме «верьте мне, товарищи журналисты, я не агент Сечина».

Макеева: И ничей не агент?

Навальный: Я ничей не агент. И мне кажется, моя деятельность, которую вы наблюдаете достаточно близко, как мне кажется, она отлично доказывает, что я никакой не агент.

Резник: А раз уж мы про агентуру заговорили. Вот еще тоже, говорят, что теперь «Альфа» выступает одним из ваших спонсоров. По крайней мере, люди…

Навальный: Кто говорит?

Резник: Это мы с вами потом обсудим.

Таратута: Это открытая часть информации. Речь идет об одном из бывших топ-менеджеров «Альфы».

Навальный: Бывший топ-менеджер «Альфы» Владимир Ашурков - мой хороший товарищ, с которым я познакомился пару лет назад, который просто появился, написав мне письмо, что «давай я тебе буду помогать». Помогал мне, помогал, помогал, допомогался…

Резник: Будучи топ-менеджером «Альфы»?

Навальный: Допомогался до того, что его с «Альфой» ему пришлось расстаться.

Резник: Уволили его всего лишь месяц назад, а он вам до этого года два помогал.

Навальный: Он помогал мне экспертизой. Он, действительно, сейчас, когда мы создали фонд, который будет финансировать мою деятельность, он станет одним из таких публичных доноров этого фонда и он раскрылся. Он как раз тот донор, который сказал, что он не совладелец «Альфы», он не олигарх, он человек, насколько я понимаю, человек достаточно высоко оплачиваемый был, но он был всего лишь менеджер, и он инвестирует какую-то сумму ежегодно, которая не будет какой-то гигантской, шокирующей.

Резник: А вот еще один раскрылся - это сын основателя «Вымпелкома». Тоже косвенно связан с «Альфой», все как-то туда. Может быть, вы назовете еще кого-то, кто с ним не был бы связан? Ходорковского сейчас не трогаем.

Навальный: Поскольку ваша газета сорвала мне всю кампанию фадрейзинга и так далее, я не готов сейчас назвать всех остальных. Но уверяю вас…

Дзядко: В смысле? А если предполагается, что они публичные?

Навальный: Вы не дослушали. Я не готов сказать сейчас. У меня же была целая кампания - 20 смелых человек, которые должны гордо заявить: «Мы финансируем Навального и не боимся». Но тут вылезла расследование газета «Ведомости», которая все это опубликовала раньше времени - к Гусельникову в банк пришло ФСБ, к Лебедеву пришло ФСБ, Ашуркова стали увольнять из «Альфы» и так далее.

Резник: Его до этого уже уволили.

Навальный: Все равно мы найдем этих 20 смелых человек. Они есть, они все публично о себе заявят.

Резник: Найдете или уже есть?

Навальный: Пока еще ровно 20 их нет. И точно совершенно, что они будут.

Дзядко: А сколько есть сейчас?

Навальный: 12.

Дзядко: 12 друзей Навального.

Навальный: Не важно. 12 друзей Навального. Важен факт тот, что будут люди, которые совершенно публично и прозрачно финансируют фонд. И все, и я стану, я надеюсь стать, самым таким, если хотите, амбиции заключаются в том, чтобы стать самым прозрачным, я не знаю, оппозиционным деятелем в стране, у которого абсолютно вообще понятно, откуда берутся деньги, на что они тратятся. Будут открыты все счета и все увидят, куда идут денежки. Вас же всех интересует вопрос денег?

Дзядко: Ну да.

Навальный: Вот, тема будет полностью раскрыта.

Резник: Тогда объясните, зачем вы берете деньги у бывшего юриста ЮКОСа Павла Ивлева?

Навальный: Что значит «берете деньги»? Я адвокат. Он нанял меня как адвоката в свое дело. Он мне платит, и вы даже знаете, сколько он мне платит. Есть адвокатское соглашение и так далее.

Резник: Да, это честно раскрыли, да. Но, объясните мне, зачем, вот вы сами, собственно, мочили Ходорковского, когда встречались с инвесторами?

Навальный: Послушайте, я не мочил никакого Ходорковского. Мое мнение о Ходорковском и о ЮКОСе не изменилось абсолютно. По сравнению с любыми комментариями, которые я говорил, я всегда говорил, что да, по первому делу у Ходорковского были нарушения и, как любой олигарх, он совершал налоговые преступления. Сидит он и по первому делу, не за это. Второе дело ЮКОСа - это абсолютная насмешка и надругательство над правосудием, вообще просто полностью все высосано из пальца. Я являюсь адвокатом Павла Ивлева, который в свою очередь был адвокатом…

Резник: Фигурант второго дела.

Навальный: Он фигурант второго дела, которое полностью вымышлено. Ивлев был всего лишь адвокатом, которого преследовали здесь, и который был вынужден сбежать за границу. Я был у него дома, он жил обычной… Адвокат, который живет достаточно скромно, вынужден бежать в Нью-Джерси. Я защищаю Ивлева. Мало того, что я зарабатываю деньги, я еще ни капли не кривлю там, совей совестью, своей…

Резник: Зачем Ивлеву мог понадобиться Навальный, когда у него есть прекрасный адвокат по второму делу - Ривкин, - который посвящен во все тонкости?

Навальный: Вы дело-то видели?

Резник: Видела. Я его даже читала я его.

Навальный: Ну, так вы видите, у каждого…

Резник: Так его, чтобы прочитать, сколько месяцев должно уйти, у вас на палатки времени не останется просто.

Навальный: Вот это проблема. Именно поэтому у меня мало очень клиентов, таких как Ивлев.

Резник: А есть еще такие какие-нибудь?

Навальный: Такие как Ивлев, по уголовным?

Резник: Да.

Навальный: Таких, конкретно как Ивлев, - нет. Другие клиенты, естественно, есть.

Давлетгильдеев: Очень много их у вас? Все знают одного. Такое ощущение, что складывается, что у вас только один клиент, что вы не адвокат, а…

Навальный: Нет, у меня не один клиент. Но все мои клиенты зарегистрированы. Мне даже деньги не перечисляют. Мне деньги перечисляют в коллегию, коллегия удерживает налоги, а потом перечисляет деньги мне обратно. То есть, это все совершенно, на самом деле, прозрачная штука, но она регулируется адвокатской тайной. Я поэтому, даже если бы хотел бы, Ивлев согласился раскрыться после ваших звонков, поэтому я подтвердил, что да, Ивлев является моим клиентом. А так, без разрешения, я даже сказать не могу, меня за это санкции лишат.

Давлетгильдеев: Но 10-то есть?

Навальный: 10 чего?

Давлетгильдеев: Клиентов.

Навальный: Вот нужно же мерить не в клиентах, а в деньгах. Это вот, все равно, как бы я вас спрашивал: «А сколько вы передач ведете, 20?». Вот если вы ведете 20 передач, вы хороший телеведущий, а если вы ведете одну, то вы плохой телеведущий. Дело не в этом.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.