Владимир Ашурков: Юлия Навальная может пойти на выборы в Мосгордуму, но решать это только ей

Говорите с Юлией Таратутой
30 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В гостях у Юлии Таратуты исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального Владимир Ашурков ответил, финансирует ли Алексея Навального «Альфа-Групп», зачем компания подала иск к Сергею Митрохину и кто из команды Навального пойдет на выборы в Мосгордуму.

Таратута: Добрый вечер, Владимир. Спасибо большое, что пришли.

Ашурков: Добрый вечер, Юля. Прежде всего, в эти трудные для телеканала дни хотел бы высказать слова поддержки. Когда телеканал ДОЖДЬ появился, это действительно было новое телевидение, он остается таким независимым голосом. Я обычно смотрю его просто по телевизору, но вчера оформил интернет-подписку, чтобы вас поддержать. Я уверен, что вы из этих неурядиц выйдете невредимыми и еще более сильными.

Таратута: Спасибо огромное. Будем надеяться, что все именно так и произойдет. Мы с вами договаривались о встрече еще какое-то время назад, когда никаких неурядиц такого рода не было. Но тема нашего разговора, мне кажется, она какая-то общая, процессы примерно одинаковые. Напомню, по какому поводу мы договорились собраться. В день пресс-конференции Владимира Путина, я просто отметила, что это было именно в этот день – 12 декабря, «Альфа-групп» разместила на своем сайте пресс-релиз, в котором сообщила о том, что она падает в суд на лидера партии «Яблоко» Сергея Митрохина, который в свое время заявил о том, что «Альфа-групп» каким-то образом финансирует Алексея Навального. На эту минуту, я так понимаю, что суд отложился, то есть заседание отложено, поскольку какая-то пошлина не уплачена, в общем, какие-то процедурные вещи не такие важные. Это вообще так случайно совпало с пресс-конференцией? И в этот день, напомню, Владимир Путин в конце заявил, что он выпускает Михаила Ходорковского. Я понимаю, что это немножко конспирологически, что совпадение удивительное.

Ашурков: Я уже больше двух лет не работаю в «Альфа-групп», поэтому я не знаю…

Таратута: Да, нужно всем напомнить, что Владимир не просто так будет со мной говорить на эту тему, потому что он довольно продолжительное время был одним из топ-менеджеров «Альфа-групп» и ушел из «Альфа-групп», выбрав из политики и бизнеса, такой у вас состоялся разговор с Михаилом Фридманом.

Ашурков: Именно так. Это произошло около двух лет назад, поэтому я немного не в курсе того, что делает «Альфа-групп». Я узнал об этом из прессы. Действительно, после предвыборной кампании мэрской руководители «Яблока» и Митрохин, и Явлинский распространяли информацию о том, что Алексея Навального поддерживает «Альфа-групп». Эта информация, много я раз говорил, не соответствует действительности. Я рад, что «Альфа-групп» решила эту ложь пресечь и призвать тех, кто ее распространяет – публичные фигуры, это не просто кто-то на улице или какие-то блогеры или СМИ, привлечь их к ответу.

Таратута: А почему вы рады этому? То есть вы воспринимаете это, как разоблачение неправды, а не как попытка отмежеваться вообще от финансирования любой политической деятельности?

Ашурков: Оппозиционные силы в России находятся под большой лупой, поэтому любая неправда, которая их окружает, она нам во вред. У нас не так много юридических и финансовых ресурсов, чтобы судиться с людьми, которые распространяют заведомо ложную информацию о нас. Поэтому хорошо, если возьмется за это «Альфа-групп» с ее ресурсами.

Таратута: Почему я затеяла всю эту конспирологию, потому что совершенно отчетливо все помнят, что одно из обвинений в адрес Михаила Ходорковского – это как раз финансирование политической оппозиции, то «Яблока», то коммунистов. Якобы кто-то все время докладывал первому лицу, которое решило его судьбу, о том, что вот он где-то тайком финансирует оппозицию. И выглядело это каким-то странным образом, как будто «Альфа-групп» тоже пытается отмежеваться от того, что она вообще какими-то способами лезет в политику.

Ашурков: Естественно. Руководство «Альфа-групп» всегда заявляло, что они находятся вне политики, и в частных разговорах я всегда от них это слышал. У меня нет никаких причин говорить и думать об обратном.

Таратута: А почему они так дистанцируются?

Ашурков: Мне кажется, это люди, сфокусированные на бизнес, на зарабатывание денег. Это их выбор, у меня нет никаких претензий к ним в этом отношении.

Таратута: Вы знаете, поскольку тут разные события происходят с телеканалом ДОЖДЬ, я все время думаю о том, что мне раньше казалось, что деньги нужны для некоторой свободы принятий решений в разных сферах человеческой жизни. Всякий раз, когда какие-то очень богатые люди, занимающие первые строчки в разных финансовых рейтингах, принимают решение, которым кто-то руководит, очевидно, или меняет решение утреннее на дневное или что-то такое, всегда встает вопрос: зачем им эти деньги, если они не дают им свободы, свободы хотя бы в том, что они могут проявлять гражданскую позицию, финансировать политические партии.

Ашурков: В голову к другим людям не влезешь. Мне кажется, любой крупный бизнес в России у него есть положительная социальная функция – люди дают рабочие места сотрудникам, внедряют новые технологии, как «Альфа-групп», как другие бизнесмены крупные и малые. Мне кажется, в этом есть определенная социальная нагрузка. Если они не хотят заниматься политикой, это вполне можно понять.

Таратута: Суд судом, но с момента, когда «Альфа-групп» заявила о своих претензий Митрохину и газете «Известия», с тех пор было затишье, а вот буквально на днях, то есть вчера, случилось вот что. Газета «Известия» опубликовала текст, в котором аналитика, аналитика пусть останется на совести аналитиков, но там есть распечатки телефонных разговоров якобы ваших, почему я говорю «якобы», потому что я не знаю их подлинность…

Ашурков: Я думаю, вы ошибаетесь, не телефонных разговоров, а переписки.

Таратута: Переписки.

Ашурков: Да, которая была вскрыта где-то в 2011 году.

Таратута: Переписки между вами и Алексеем Навальным. И в этой переписке, в частности, упоминается о том, что вы обещаете Алексею Навальному или советуете ему познакомиться с Михаилом Фридманом, будто бы даже договорились с Михаилом Фридманом о встрече и вообще о поддержке. И он буквально говорит следующее: «В силу понятных причин я не могу занимать активную гражданскую позицию и открыто поддерживать, но готовы помочь по судам и т.д. Готов встречаться».

Ашурков: Моей позицией является то, что я не комментирую ни содержание, ни подлинность той информации, которая получена нелегальными средствами. Делать это – это значит поощрять злоумышленников. Возможно, в этой переписке есть подлинные емейлы, возможно, туда были внесены какие-то изменения, может быть, что-то было полностью фальсифицировано. Я такого рода переписку не комментирую. Как я понимаю, никакой новой информации нет. Это те емейлы, которые якобы были вскрыты, была вскрыта почта Навального где-то в конце или в середине 2011 года, ничего там нового нет. Я приписываю эту новую информационную волну тому, что Фонд борьбы с коррупцией в понедельник заявил о нашем новом большом проекте, связанный с Олимпиадой, с коррупцией во время олимпийских строек, тому, сколько на самом деле Олимпиада стоила. Это очень большой для нас проект, это большой проект, мне кажется, для всего общества. Наша команда из 20 человек работала над ним в течение двух месяцев. Я связываю эту информационную активизацию именно с нашим проектом.

Таратута: Вы говорите о том, что это удар по вашей личности, по фонду, но на самом деле страдает от этой статьи в основном «Альфа-групп».

Ашурков: Я уверен, что «Альфа-групп»…

Таратута: «Альфа-групп» не выпускала никого доклада о проблемах в олимпийском Сочи.

Ашурков: Я думаю, у «Альфа-групп» есть все ресурсы и способы защитить свою репутацию от той неправды, от той лжи, которая появляется в СМИ.

Таратута: Нет-нет. Мой вопрос заключается в том, что условно, зачем бить вас, если можно другим способом. Здесь удар приходиться непосредственно на бизнесменов, тут довольно сложно считать иначе.

Ашурков: Все-таки поддержка крупными бизнес-группами оппозиционных политиков – это, конечно, бросает тень и на политиков в нашей стране. Поэтому я думаю, что это определенный негативный накат и на наш фонд.

Таратута: Так вышло, что кто-то подслушал чужие разговоры или подсмотрел, но есть какие-то вещи, которые нас тоже интересуют. Просто по факту, в заметке упоминается некое вступление Алексея Навального в клуб Михаила Фридмана, речь идет о «Цвете ночи». Вообще сами факты встречи, об этом вы можете говорить? Встречи между политиком и бизнесменом могли проходить?

Ашурков: Мне ничего неизвестно о таких встречах. Что касается клуба «Цвет ночи», действительно, в начале 2011 года креативный директор этого клуба связался с Алексеем Навальным и пригласил его выступить в этом клубе. В этом клубе часто выступают различные общественные деятели, деятели культуры, крупные бизнесмены. Я помню, что там был Александр Лебедев, Татьяна Лазарева, мне кажется, там был Михаил Прохоров. И Алексей Навальный, когда достаточно быстро приобретал популярность, показался руководству клуба интересным спикером, интересным собеседником для такого мероприятия.

Таратута: И еще несколько пунктов, которые упоминались в этой заметке. «Альфа-групп» передала Навальному компромат на Геннадия Тимченко и компанию Gunvor.

Ашурков: Я не собираюсь комментировать содержание переписки. Мне хотелось бы, если уж комментировать или о чем-то говорить, говорить о фактах, о действиях, о поступках.

Таратута: Хорошо, давайте поговорим о фактах, действиях и поступках, то есть о политике этого процесса.

Ашурков: Именно так.

Таратута: Хорошо. Я настаиваю на том, что ваша репутация, условно говоря, в российских условиях подмочена меньше, чем репутация «Альфа-групп», которая существует в условиях…

Ашурков: Это очень сложно измерить.

Таратута: Хорошо. В условиях российской государственности помощь и позиция воспринимается как абсолютное зло. Что это, по-вашему, если оценивать риски для «Альфа-групп»? Это поиск пятой колонны, как многие писали в соцсетях, поиск каких-то врагов в бизнесе, которые связаны с этой жуткой оппозицией или наоборот? Например, Илья Пономарев на сей счет сказал, что «Альфе» выгодно зачем-то привлечь к себе внимание, потому что иском она опять подняла проблему, про которую уже все давно забыли. Условно говоря, никто не запомнил слова Сергея Митрохина, «Альфа-групп» сама обратила на себя внимание.

Ашурков: Мне кажется, правда превыше всего и для нас, как для политиков, вместе с Алексеем Навальным, который исповедует принцип прозрачности, транспарентности. Любая ложь про нас – это, конечно, нам в минус. Поэтому если появляются способы те слухи и ту неправду лжецов вывести на чистую воду, то это нам, конечно, в плюс. Я уверен, что «Альфа-групп» тоже исповедует такую философию.

Таратута: То есть слова Сергея Маркова из того же пресловутого текста про то, что вы отправлены в командировку из «Альфа-групп» в оппозицию, по-вашему, не выдерживают критики?

Ашурков: Я много раз об этом говорил.

Таратута: Я просто хотела пройтись по всем пунктам для того, чтобы у вас было право ответа. Вы привлекаете деньги бизнеса не крупного, насколько я понимаю, а среднего. У вас были встречи во время кампании Алексея Навального, вы организовали IT-индустрию, вам сдали свои подписи и поддержку эти люди – молодые бизнесмены средней руки. Где находится та грань денежная, до которой вам можно помогать открыто?

Ашурков: Финансирование и фонда, и предвыборной кампании в основном происходит за счет так называемого краудфандинга. Наш счет опубликован на сайте, любой человек может перевести туда средства с помощью банковского перевода с помощью банковской карты, через «Яндекс.Деньги», например. Мы всегда работаем над тем, чтобы сделать возможность помочь нам, пусть это будет 100 рублей или миллион рублей, очень простой и легкой.

Таратута: Кстати, на вас повлияет этот новый проект закона про анонимные платежи? Представитель вашего фонда говорил о том, что вы не принимаете анонимные платежи.

Ашурков: Есть небольшая часть анонимных платежей, которые можно перевести на «Яндекс.Кошельки», которые связаны с нашими проектами, но мы специально проверили – доля анонимных платежей в общем объеме финансирования у нас не превышает 5%. Так что вряд ли на нас это повлияет.

Таратута: А почему вы не принимаете анонимные платежи в условиях, когда люди не хотят открывать свое лицо из-за политических рисков?

Ашурков: Прежде всего, все деньги, которые поступают к нам на счет, они идентифицированы, то есть они проходят через банковскую систему. Поэтому тот небольшой поток, который мы собираем на «Яндекс.Кошельки», он не имеет большого значения с точки зрения финансирования всех проектов нашего фонда.

Таратута: Скажите, после встречи с IT-бизнесом…

Ашурков: В рамках предвыборной кампании.

Таратута: В рамках предвыборной кампании, вообще у кого-то, по вашим сведениям, были какие-то проблемы от того, что они с вами связаны?

Ашурков: Нет, ни разу не слышал о таком случае.

Таратута: Скажите тогда, что является фактом не помощи вам? Это страх, это просто не попытка изменить ситуацию или опять же до какого-то уровня это можно, а после нельзя?

Ашурков: Мне сложно комментировать, какой уровень является безопасным. Я, конечно, не могу говорить о наших жертвователях, но с точки зрения размера пожертвований это платежи и по тысячи рублей, это платежи по 300 тысяч рублей ежемесячные, которые нам перечисляют какие-то представители бизнеса. Я не думаю, что здесь есть какой-то фактор пороговый.

Таратута: И страха тоже нет?

Ашурков: Страх, безусловно, есть. Мы видим, что на канал ДОЖДЬ происходит такая атака. Люди, конечно, боятся финансировать политические структуры, структуры, которые занимаются вот такими гражданскими акциями, гражданскими инициативами как наш фонд. Тем не менее, от года к году мы с Алексеем работаем в рамках фонда уже 2,5 года, финансирование растет, эти ручейки множатся.

Таратута: Какие-то крупные новые приобретения у вас появились? Я имею в виду, в смысле открытых имен и известных компаний.

Ашурков: Мы не говорим, безусловно, без согласия наших жертвователей о том, что они нам помогают. Но просто по размеру нашей деятельности, допустим, еще год назад численность сотрудников нашего фонда не превышала 15 человек, а сейчас это уже около 30 человек, не считая волонтеров, которые помогают нам на добровольной основе.

Таратута: То есть поступления растут?

Ашурков: Это так.

Таратута: Владимир, я хочу остаток передачи посвятить разговору о выборах в Мосгордуму, они не за горами. Как я понимаю, «Народный альянс» незарегистрированный собирается принять участие. Во-первых, скажите, как нерегистрация партии на вас отражается, учитывая, что у нас выборы по одномандатным округам?

Ашурков: Наша стратегия в принципе остается прежней – есть три политические силы, которые являются естественными единомышленниками и соратниками, - это «Народный альянс», это партия «РПР-ПАРНАС» и это «Партия 5 декабря». Мы еще летом этого года подписали соглашении коалиционное об участии в выборах в Мосгордуму. Мы намерены – вот эти три политические силы координировать своим действия, на выборах выставить единый список кандидатов.

Таратута: А ничего, что какая-то турбулентность в «РПР-ПАРНАС», то Рыжков выходит, то ли  все остальные уходят от него?

Ашурков: Мы с интересом наблюдаем за тем, что происходит в «РПР-ПАРНАС». Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы все демократические силы, демократические лидеры как-то консолидировались. Поэтому мы с тревогой воспринимаем новости о том, что Рыжков собирается покинуть партию, регистрирует новую партию. Но в любом случае мы рассчитываем на то, что «РПР-ПАРНАС» сохранится, она сохранит свой статус как зарегистрированная партия, и мы сможем вместе с «РПР-ПАРНАС» участвовать в выборах в Мосгордуму, и «РПР-ПАРНАС» будет той партией, которая наших кандидатов будет регистрировать в Мосизбиркоме.

Таратута: А ваши ожидания по поводу «Гражданской платформы» в нынешних условиях? Михаил Прохоров уже не во главе – там его сестра. Что будет делать «Гражданская платформа», по вашим ощущениям, она будет как-то вам ставить палки в колеса, она будет с вами конкурировать, то есть, подыгрывать «Единой России» или нет?

Ашурков: Смотрите, наш блок из трех партий, скорее всего, мы сможем выдвинуть список из порядка 25-27 сильных кандидатов, у которых будут шансы на прохождение в Мосгордуму. Мы считаем, что мы вряд ли сможем закрыть своими кандидатами все 45 участков, все 45 округов Мосгордумы. Мы, естественно, будем искать контакты с другими оппозиционными силами.

Таратута: С Прохоровым тоже?

Ашурков: Безусловно. Это, прежде всего, «Гражданская платформа» и коммунисты. Целью в этой консолидации было бы иметь единый список оппозиционных кандидатов, так называемый «список добрых сил» из 45 человек.

Таратута: А «Гражданская платформа» идет вам на встречу или нет?

Ашурков: Мы находимся в контакте с представителями «Гражданской платформы», с представителями других партий. Я думаю, что эти переговоры о создании такого единого списка, они активизируются после того, как будет известна нарезка округов, как географически будут распределены округа.

Таратута: Некоторые активисты команды Навального уже заявили, что собираются идти на выборы, а есть такие темные места или наоборот светлые места. Например, правда ли, что одним из таких ярких и основных кандидатов в силу того, что Алексей Навальный сам не может участвовать, станет его жена Юлия Навальная?

Ашурков: Это сложный вопрос, это все-таки решение Юлии Навальной, семьи Навальных. Пока у меня нет ответа на этот вопрос. Это, безусловно, возможный вариант, да.

Таратута: Тогда она будет делегатом от Алексея Навального или у нее есть самостоятельные политические амбиции?

Ашурков: Хороший вопрос. Мы знаем, что в мире есть много примеров, когда родственники и жены политических деятелей продолжали карьеру своих мужей, как это было в Аргентине, в Пакистане. В России, мне кажется, еще такого не было, но это, вполне возможно, станет таким первым примером.

Таратута: Вы сами идете на выборы в Мосгордуму?

Ашурков: Да, безусловно, я собираюсь баллотироваться.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.