Людмила Нарусова: если люди не хотят получать «подслащенную пропаганду» – это зрители Дождя

Говорите с Юлией Таратутой
24 марта 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Юлия Таратута
Теги:
СМИ, ДОЖДЬ

Комментарии

Скрыть

Президент Фонда Анатолия Собчака Людмила Нарусова в гостях у Юлии Таратуты рассказала о том, почему поддерживает Телеканал Дождь, почему важна независимость в журналистике и о политическом цинизме.

Таратута: Людмила Борисовна, у всех спрашиваю: с чем вы к нам пришли сегодня?

Нарусова: Во-первых, я хотела бы поддержать ДОЖДЬ не просто морально, не просто словами, но и тем, чтобы вещь, которую я принесла, имела определенную стоимость в выражении денежном. Это должна быть, на мой взгляд, вещь актуальная и не очень дешевая. Поэтому я принесла очень дорогую книгу, актуальная, потому что весна, потому что цветы, книга эта раритетная. Это «Цветы в легендах и преданиях». На обложке вы видите эмаль из драгоценных и полудрагоценных камней, с золотым обрезом, книга очень тяжелая. Здесь прекрасное полиграфическое исполнение. Это различные легенды, живопись, где есть цветы. Рассказывается о том, какие цветы нужно дарить, по какому поводу, когда женщинам, когда мужчинам. То есть она имеет прикладное, просветительское значение, причем история с античных времен, Средневековья. Ее не просто приятно держать в руках, потому что в принципе любую информацию можно получить из интернета, но это произведение искусства, начиная от бумаги и заканчивая исполнением. Я надеюсь, она найдет своего покупателя, который таким образом поддержит ДОЖДЬ, а ДОЖДЬ нужен. В этом, надеюсь, не сомневается никто, кто может мыслить, а не просто зазомбированный определенной пропагандой.

Таратута: Я хочу вам сказать огромное спасибо за эту красивую и полезную книгу. Вы говорите о том, что ДОЖДЬ стоит поддерживать. Скажите, ведь ДОЖДЬ стоит поддерживать не потому, что у вас дочь здесь работает, вы же не из этого исходите?

Нарусова: Вы знаете, нет. Моя дочь работала, не к ночи будет помянуто, и в «Доме-2», но в «Дом-2» я бы никогда не пришла с идеей его поддержки.

Таратута: Как вам кажется, вы можете объяснить людям, которые без должной симпатии относятся к телеканалу ДОЖДЬ и вообще считают, что это не самый удачный проект, почему это важно?

Нарусова: Раз уж мы говорим про цветы, цветы не виноваты в том, что слепой не видит их красоты, они все равно прекрасны. И если люди, повторяю, зазомбирвоанные определенной пропагандой, не слышат или не понимают, что такое ДОЖДЬ, то ДОЖДЬ в этом тоже не виноват. А люди мыслящие, у которых есть и обостренное чувство справедливости, и желание получить информацию, объективную информацию, а не подслащенную пропаганду, эти люди просто по определению – зрители ДОЖДЯ. И то, что произошло с ДОЖДЕМ, то, что его закрыли якобы за неудобный вопрос про блокаду, я сама из Ленинграда, Петербурга, и я знаю, как организовывали блокадников, чтобы они писали письма по поводу ДОЖДЯ, что на самом деле цинично использоваться такой святой повод как блокада для того, чтобы закрыть канал. Вот в этом верх цинизма, а не в заданном вопросе. Потому что вопрос задавали другие СМИ, тем не менее, к ним никаких санкций не применялось. А вот использовать это, чтобы закрыть неугодный, независимый канал – это верх цинизма.

Таратута: Сейчас очень много интервью на тему существования телеканала ДОЖДЬ, на тему существования СМИ, на тему того, как должны себя вести люди в сложной ситуации…

Нарусова: Честно. Вы знаете, есть один вопрос – честно надо себя вести.

Таратута: Как вам кажется, в такой сложной ситуации, когда все время сужаются возможности, нужно ли лавировать ради того, чтобы спасти корабль? Я сейчас возьму такую цитату из недавнего интервью.

Нарусова: Вы знаете, говорят, что политика – это искусство компромиссов. Если расценивать любое СМИ или телеканал как инструментарий политики, а к этому идет все, по-моему, то, наверное, да. Но если ты говоришь о политике, но при этом не позиционируешь себя как часть общегосударственной политики, а позиционируешь себя по конституционному праву на свободу слова, то это вовсе необязательно, во-первых. А, во-вторых, много сейчас говорится об инвестициях, о частном капитале, который должен работать, идти и так далее, это, по-моему, единственный коммерческий частный канал. Закрыть его – это показать всему миру, что в угоду политическим амбициям можно закрыть бизнес, ведь это еще и бизнес.

Таратута: Людмила Борисовна, это же не только с нашим каналом происходит, происходит что-то со страной. Наверняка вы реагируете на происходящее как-то. Например, думали ли вы о том, что как это здорово, что вы больше не должны голосовать в Совете Федерации по некоторым поводам?

Нарусова: Вы знаете, я прекрасно видела и знала, к чему все клонится, когда тогда законы, прямо нарушающие Конституцию, продавливали в Совете Федерации. Понимаете, до определенного момент компромиссы возможны, но когда это уже идет против очевидного конституционного права, здесь я уже не могла терпеть и соучаствовать – я употреблю именно этот термин – соучаствовать в этом я не могла. Поэтому сейчас, когда я слышала с восторгом, как Матвиенко докладывала, что единодушно Совет Федерации проголосовал за известные решения, я просто изнутри, что люди этого не хотели, на кнопку нажать уж ладно, но выступали под большим давлением.

Таратута: А звучали довольно красноречиво.

Нарусова: Естественно. Я счастлива, что я в этом не соучаствую.

Таратута: Вы – человек, который близко знаком с нашим президентом, вы знаете этого человека, вы представляете себе, как работает Совет Федерации – вы в нем долго работали.

Нарусова: 10 лет.

Таратута: Скажите, то, что сейчас происходит, то, куда мы идем, все это обращение России внутрь себя это все всерьез?

Нарусова: По-моему, не видеть это – это не только политическая близорукость, но и некое легкомыслие, конечно, да. Потому что наслаждаться тем, что мы опять будем за железным занавесом, что от нас отвернутся европейские страны или те же США, может быть, наши круглосуточные патриоты могут всегда говорить: «Ах, как это хорошо!». Но как на проверку, оказывается, что именно у этих круглосуточных патриотов, как сейчас выясняется, закрыли по санкциям выезд в Европу, и у Мизулиной дети за границей, и у Железняка, а на всех углах только и кричат, бия себя в грудь, что они патриоты. Но учатся их дети не в России, хотя система образования российского калечит так, как калечат наши депутаты, ни один враг иностранной державы, наверное, не смог бы. Есть же такая форма – собрать подписи. Давайте выступим с инициативой, что учить детей и лечиться в наших медицинских учреждениях депутаты, как запрет иметь счета за границей, так вот и депутаты, и сенаторы лечиться должны только в России, и дети их учиться должны только в России. Тогда они сами могут увидеть, хороша или нет наша система образования или медицина. Мне кажется, это было бы справедливо, это было бы лучшим доказательством патриотизма в их понимании.

Таратута: А как вам кажется, те люди, которые выступали, у них есть понимание, что они могут оказаться в санкционных списках?

Нарусова: Для этих людей важнее всего быть на хорошем счету в определенных департаментах кремлевской администрации, чтобы показать – вот я какой. Это какая-то одержимость и фанатизм, который вместе с тем и учить детей за границей, и иметь недвижимость за границей, там для комфортной жизни есть. Это лицемерие и фарисейство.

Таратута: Я всем гостям задавала вопрос и раньше, еще до этого нашего эфира и до марафона, о том, что есть крупные бизнесмены в окружении нашего президента, занимающие серьезные посты, которые очень европейски ориентированы. Например, вчера для нас всех было большим сюрпризом участие в одной из телевизионных программ Юрия Ковальчука, который до этого не появлялся на телеэкранах.

Нарусова: Я знаю, о какой программе вы говорите – «Итоги недели» с Дмитрием Киселевым, я эту программу не смотрю, хотя с Юрием Валентиновичем давно знакома и с удовольствием бы его послушала. Но принципиально, когда я вижу эти глаза абсолютно холодные, глаза Киселева, я уж не говорю о том, какую пропаганду он несет, я просто выключаю. Я не смотрю Дмитрия Киселева, Владимира Соловьева. Есть люди для меня лично персоны нон-грата, потому что никакой информации я от них не услышу, я услышу сплошную пропаганду, причем заданную и оплаченную должностями или орденами. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.