Катя Затуливетер: «Я за честные выборы»

Говорите с Юлией Таратутой
9 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
ГОВОРИТЕ С ЮЛИЕЙ ТАРАТУТОЙ. В студии телеканала ДОЖДЬ оправданная британским судом «русская шпионка» Екатерина Затуливетер рассказала, как работает МИ-5, что она делает сейчас в России и собирается ли обратно в Великобританию.

Таратута: Сегодня у нас в гостях фантастически таинственная гостья по имени Катя Затуливетер. Давайте мы напомним зрителям особенности вашей фантастической биографии. Вы приобрели какую-то уникальную популярность в связи с таким, я даже не знаю, как это сформулировать, с таким небольшим инцидентом: вас в 2010 году задержали, едва не выдворили из Великобритании, где вы проживали, на вас напал буквально министр внутренних дел этой страны (это женщина, правда, а я о ней говорю в мужском роде), дальше с вами происходили какие-то разные штуки и потом вы победил. Вы победили, вас не выдворили, вы доказали, что вы не шпионка. Это очень важно сказать нашим зрителям, что Катю обвинили не только в том, что она нарушила миграционное законодательство, а и в том, что она, возможно, шпионит в пользу России. Скажите как на духу, вы шпионка?

Затуливетер: Не шпионка. И поправлю вас, когда вы рассказывали. Меня никогда не обвиняли в том, что у меня проблемы с миграционным законодательством. В прессе всегда это писалось почему-то, каждая статья переписывали – никогда не было обвинения, у меня все нормально было с миграционным законодательством, никаких проблем. То есть, обвинение было именно в шпионаже.

Таратута: Оно было изначально в шпионаже?

Затуливетер: Оно было изначально и всегда в шпионаже. Я знаю, что пресса совершенно другое, но вот чтобы поправить все – никогда эмиграционных проблем не было, сражу же обвинили в шпионаже.

Таратута: Однако же вас поместили в пункт приема тех людей, у которых проблемы с миграционным законодательством.

Затуливетер: Депортационный центр – это центр, куда помещают всем, кого пытаются выдворить, не только тех, у кого проблемы с эмиграционным законодательством. В основном с ними, потому что их сажать в тюрьму было бы не очень красиво, если так сказать, но так же там были люди, иностранцы, которые отсидели какой-то срок в тюрьме за какое-то более серьезное преступление, чем эмиграционное законодательство и их таким образом высылали из страны из Депортационный центра.

Таратута: Вы говорите, что Депортационный центр – это немножко мягче, чем тюрьма, а насколько?

Затуливетер: Намного мягче. Сразу все пугаются – очень страшно. Это примерно трехзвездочный отель, из которого нельзя выйти, но у вас есть ключ от вашей комнаты, в комнате есть все, что вам нужно…

Таратута: А что вам нужно?

Затуливетер: Например, телевизор. Меня удивило, на самом деле, что был телевизор в каждой комнате. Ходите по этому центру куда хотите. Там же есть салон красоты, библиотека, спортзал. Расписываю я сейчас, как замечательное место. На самом деле, очень хорошо относятся там ко всем людям, которые проходят через этот миграционный центр, кто там работает…

Таратута: Там вкусно кормят…

Затуливетер: Кормят хорошо. Это не замечательный ресторан, но совершенно нормально, никаких претензий ни у кого никогда не было на самом деле. Так что, они там отвечают за качество…

Таратута: Своего сервиса.

Затуливетер: Да. Потому что если у кого-то будут проблемы с пищеварением, тогда они знают, откуда эти проблемы взялись. Там они очень осторожны с кухней.

Таратута: Кать, все, что я о вас прочла – это обилие эпитетов. Звучат они умопомрачительно. Вас называли «спящим агентом». Это звучит по-русски буквально как «спящая красавица». А что вы еще слышали о себе, какие эпитеты и какой вам близок?

Затуливетер: Вот «спящий агент» - это еще одна ошибка прессы. Никогда меня не обвиняли в том, что я была спящим агентом. Мне всегда говорили, что я была активным агентом, причем глупость всех обвинений…

Таратута: Бодрствующим агентом.

Затуливетер: Глупость всех обвинений была в том, что утверждалось, что, оказывается, меня наняли в 17 лет работать на русскую разведку.

Таратута: Я тоже читала: в 17 лет в Петербурге.

Затуливетер: Каким образом в 17 лет в Петербурге можно начать работать на разведку, я совершенно не представляю. В то время английский у меня был, можно сказать, очень слабенький, мой преподаватель английского языка скажет, что еще хуже. На самом деле, поэтому совершенно непонятно, каким образом могло это произойти. Ну, вот, пытались они выдвинуть какие-то несуразные обвинения, которые не понимали даже они сами, в чем несуразность состоит. Ну, 17 лет – это очень маленький возраст для подобной профессии.

Таратута: Вот на беглый взгляд, когда читаешь о вас, много вопросов. Вы – русская девушка, которая приехала в Великобританию и получила, ну, перед тем, собственно, моментом, когда вас попытались выслать из страны, вот в этот момент вы были человеком с очень неплохой работой по меркам россиянина, который представляет себе, как бы он работал в Лондоне. Может, вы начнете с начала? Расскажите, как вы попали в Великобританию, в каком возрасте - сразу после вербовки или до – и давайте начнем с начала.

Затуливетер: Я попала в Великобританию учиться в магистратуре после того, как я закончила бакалавр в Санкт-Петербурге. Я хотела изучать разрешение конфликтов. У меня была такая идея…

Таратута: В воду глядели.

Затуливетер: Поэтому цели учиться в Англии не было. Была цель – изучать разрешение конфликтов. В то время по всей Европе, включая европейскую часть России, только три университета предлагало подобную специальность. Один университет в Норвегии, один в Австрии и в Англии. Норвегию я как-то очень быстро решила, что я не поеду туда, я уже в Санкт-Петербурге померзла четыре года, и не хотелось больше мерзнуть – подала в Австрию и Англию. Меня приняли и там, и там, поэтому пришлось выбирать, но так как сестра у меня жила в то время уже в Англии, было более логичным поехать в Англию учиться.

Таратута: А как случилось, что вы две сестры в Англии? Это какая-то такая семейная установка, что учиться надо не в России? Кто ваши родители?

Затуливетер: Это не семейная установка. Установка у нас была всегда с раннего возраста, нам всегда родители говорили, что если мы не будем учиться, то ничего у нас не получится в жизни. Я думаю, 95% семей в России точно также говорят своим детям, так что, в этом смысле я не думаю, что мы чем-то отличается. Она жила немножко в другое время. Она на шесть лет старше меня, поэтому, когда она закончила школу и представилась возможность поехать в колледж английский и поучить английский язык, она туда уехала, после чего она собиралась обратно, но решила попробовать поступить в университет. И у нее получилось. После того, как она окончила бакалавр, она засобиралась опять домой – получилось поступить в магистратуру, и тем самым она там осталась.

Таратута: В общем, вы пошли по ее пути.

Затуливетер: Я не пошла по ее пути, потому что за бакалавром я поехала как раз в Санкт-Петербург: для меня было важно получить российское образование, но также после этого получить какое-то заграничное образование. Я думаю, что вместе намного лучше получается какой-то результат, когда есть различное образование из разных стран. Я с удовольствием поеду куда-нибудь во Францию, еще получу, может, степень магистра, например.

Таратута: А я все-таки хотела спросить про семью, потому что мы сегодня опровергаем слухи. Писали о том, что ваш папа разведчик. Это правда?

Затуливетер: Нет. Это совершенно неправда. На самом деле, было очень глупо. Написала об этом газета «Daily Mail», которая известна тем, что она пишет всякие глупые вещи совершенно и никто на это не обратил, на самом деле, внимания, кроме МИ-5. Они к тому времени меня уже полгода допрашивали. Но после того, как начала выходить какая-то пресса обо мне, они приостановили это. Это до ареста было. Я думала, что все, наверное, сейчас об этом говорит пресса, они подумают, что смысла меня больше допрашивать нет. Но они решили опять меня позвать. Они меня позвали и сказали, что «мы знаем, что твой отец работал на КГБ». Я говорю: «Откуда вы это знаете?» - «Из газеты «Daily Mail».

Таратута: А кем же все-таки работал твой отец?

Затуливетер: Когда он закончил университет, он работал по специальности геологом, а потом он вместе со своим братом был в бизнесе купля-продажа, по кабелю что-то было. Я никогда не вникала, на самом деле, потому что мне казалось это все немножко скучным. Но это все глупости. Эта же газета написала, что после работы, «когда он бросил работу в КГБ», ему выдали огромный дворец, в котором он сейчас живет, а потом поехали журналисты и показали этот дворец, а оказалось, что не дворец, на самом деле.

Таратута: А избушка.

Затуливетер: Просто глупость такая.

Таратута: Хорошо. Вы приехали в Англию и на каком-то этапе, то есть, до момента задержания вы, если я верно помню, года два с половиной работали помощницей британского депутата. Как вы получили такую работу? Я веду себя немножечко как МИ-5, но с русским акцентом.

Затуливетер: Я думаю, что вы себя ведете намного лучше, чем МИ-5, хотя бы пытаетесь разобраться в чем-то, задаете вопросы. В МИ-5 была совершенно другая постановка: они придумали, что шпионка, а потом пытались на это нанизать какие-то доказательства. В парламент я попала года через 2-2,5 после того, как я закончила учебу в университете в магистратуре. Потом у меня было много стажировок, в основном, мелких работ. Майка я к тому времени уже знала и у него (я заканчивала свою работу в Париже) ушел его ассистент. Он пригласил меня на пробный срок на три месяца. Не думал, что я смогу выполнять на самом деле эту работу, но за три месяца мне удалось показать, что я на самом деле могу хорошо делать эту работу, и он меня поставил там. Получилось, на 2,5 года до момента ареста.

Таратута: А вы какую работу исполняли? Просто мы представляем себе немножечко, что такое помощник депутата в России, а что такое помощник депутата в Великобритании?

Затуливетер: У разных разные, на самом деле, обязанности.

Таратута: Ваш босс, насколько я понимаю, работал в комитете по обороне?

Затуливетер: В комитет по обороне, к которому я не имела никакого отношения, потому что в комитете по обороне есть свои ассистенты, которые подготавливают всю работу, делают исследования, присылают раз в неделю ему все материалы, которые ему нужно прочитать. Меня эта работа совершенно не касалась. И это одна из вещей, которые МИ-5 совершенно не могла понять. Они вообще не понимают, как работает парламент на самом деле их же британский, что было очень смешно в самом суде.

Таратута: А как такое может быть?

Затуливетер: Я не знаю, как такое может быть. Это очень странно. Либо они хотели дезинформировать суд о том, что происходит в парламенте, либо они просто не знали, что происходит в парламенте. Это одна из вещей, постоянно был упор на этот комитет по обороне. Я к этому комитету обороны не имела никакого отношения.

Таратута: А что вы делали?

Затуливетер: Я готовила различные справки о том, что происходит сейчас в мире, писала ему речи, доклады. Несколько докладов для Парламентской Ассамблеи Совета Европы, например.

Таратута: Кать, если я верно помню, это тоже может быть неправдой, как и все, о чем мы сейчас говорим, писали о том, что в суд была представлена ваша любовная… Я не хочу пока затрагивать эту тему. Была предоставлена ваша переписка с вашим боссом, в которой упоминались некие засекреченные встречи, и это стало некоторым аргументом в пользу того, что вы шпионите. Что это за переписка?

Затуливетер: Это не переписка с моим боссом. Это переписка с мужчиной, с которым я встречалась намного позднее уже. Причем очень смешно было: опять же «Daily Mail» или «Mail on Sunday» писали об этом, когда уже прошел весь мой процесс в октябре и уже судьи принимали свое решение, то вдруг они выкинули в прессу, что была переписка, в которой доказано, что мы обсуждали какие-то секретные детали каких-то… что он мне представлял имена каких-то людей, которые посещают конференции, потом, что я попросила какой-то доклад у него засекреченный. Совершенно неправда! Если бы это было правдой, то меня бы депортировали.

Таратута: А как все-таки вам удалось убедить суд? Это борьба, вы где-то говорили, что это борьба с одной из самых мощных разведок. Я вообще не очень понимаю, как можно вступить в борьбу с разведкой, только если вы не шпион на самом деле. Вряд ли вы мне в этом сейчас признаетесь. Вот как вам удалось победить? Как вы считаете, в чем залог успеха?

Затуливетер: Во-первых, никто, если бы я была шпионкой, никто бы мне не разрешил в открытом суде сражаться с МИ-5, меня бы оттуда вытащили. Мы знаем, был до меня, буквально за полгода другой суд в Америке, откуда людей просто вытащили. Сказали, что давайте, прекращаем этот суд сейчас, мы заберем своих людей и все, забудем об этом. Так происходит. Поэтому не разрешат никому из русских шпионов остаться в суде и пытаться доказать свою невиновность, просто потому что в результате суда выйдут какие-то детали работы той же, например, русской разведки.

Таратута: Которые никому не нужно публичить.

Затуливетер: Да. Естественно. Поэтому это не в их интересах совершенно. Если бы как раз таки я была шпионкой, меня бы быстро вытащили из страны, сказали, все, ты туда дольше не заезжаешь. И мы как-нибудь договоримся со страной.

Таратута: Вы знаете, Кать. Вот несмотря на то что мне страшно нравится как вас называют, Спящий агент, это очень романтично во всех смыслах слова, и мне конечно страшно хотелось, чтобы вы оказались шпионкой, потому что я никогда не видела шпионов вживую, и вот только на картинках. Но мой знакомый бывший шпион, которому я позвонила перед встречей с вами, сказал, что и правда, вы мало похожи на шпионку. Поскольку если бы на вас что-то могли бы накопать, вас бы не отпустили так просто и собственно, вам предъявили бы серьезные обвинения. Хорошо, вы собираетесь вернуться в Великобританию?

Затуливетер: Да, конечно, почему нет.

Таратута: Вы ощущаете, что вас впустят в страну?

Затуливетер: Я уже была там, я когда уехала после сюда, я уехала к родителям на месяц, я вернулась совершенно спокойно.

Таратута: То есть первую ходку вы уже совершили.

Затуливетер: Я уже совершила. Было очень страшно, на самом деле. Я написала нескольким своим друзьям журналистам, чтобы они ждали. Если я не позвоню через полчаса после приземления поезда.

Таратута: Вы немедленно звоните им, и они должны поднять информационный шум.

Затуливетер: Да. Мои адвокаты они тоже сидели ждали от меня известий. Если бы через полчаса, через час после приземления самолета не было бы от меня никаких известий, то начался бы большой скандал. То есть все было готов для этого.

Таратута: А насколько я понимаю, журналисты вам помогли и в первый раз, поскольку информация о том, что вас задержали, она была подхвачена. Это была утечка некоторая из, собственно, центра содержания вас. И вот ее растиражировали журналисты и тем самым дело получило какую-то огласку.

Затуливетер: Я сейчас объясню. Это очень интересная на самом деле, деталь, которую я нигде не видела, никто не освещал. Во-первых, когда меня арестовали, я хотела уехать. Я не собиралась ни с кем сражаться. К тому времени полгода меня уже допрашивали, мне было настолько страшно за себя, за все остальных, то что произойдет с моей карьерой дальше, с моей жизнью. Я просто хотела уехать, я не хотела больше видеть эту страну, людей, совершенно.

Таратута: Лондон.

Затуливетер: Лондон, да. Но через несколько дней после того как я находилась в их депортационном центре, вышла вот эта вот утечка в прессу, и утечка была из Ми-5. Вот это самое интересное. Ми-5 сами пошли в газету и сказали, что давайте, напечатайте.

Таратута: Мы молодцы, мы задержали русскую шпионку.

Затуливетер: Нет, это было не так сделано. Я немножко подумала об этом, и поняла, что они сделали это, потому что они боялись. Они сидят несколько дней, они меня арестовали, они меня посадили в Депортационный центр, они ждут моей депортации, ничего не происходит. И они испугались, а может быть, правда не шпионка. Потому что доказательств…

Таратута: Считаете, что они таким образом решили раскрутить волну и собрать доказательства?

Затуливетер: Они хотели на меня нажать еще больше, чтобы я испугалась и уехала. Потому что таким образом они показывали мне, мы можем вот эту утечку сделать, мы можем также организовать какие-то другие утечки. Мы о тебе кое-что знаем, так что мы сделаем так, чтобы у тебя жизнь тебе маслом не казалась.

Таратута: Кать, вы победили. Я хочу спросить вас вот про что. Часть вообще вашего дела она такого интимного свойства. Вы, например, признались в суде в романтической связи, в интимной связи со своим начальником. Скажите, а вам это как далось?

Затуливетер: Мне это далось очень сложно. Я думаю, подняли такой ужасный скандал из-за этого, что я совершенно не понимаю. Я думаю, что очень важно понимать, это когда мне нужно было писать первые показания в суде, единственное обвинение, которое мне было предоставлено, «я угроза национальной безопасности». Мне больше ничего не дали. И мне нужно было отвечать на вот это вот, «я угроза национальной безопасности».

Таратута: И вы посчитали, что…

Затуливетер: Мне нужно было писать о всей моей жизни. Начиная с того момента, как я родилась, всех людей, которых я знала когда-либо, обо всей моей жизни. Потому что, как ответить на такое обвинение? Если бы вам сказали, вас обвиняют в том, что вы ограбили банк 29 октября 2009-го года…

Таратута: Я поняла: у вас не было другого выхода. Ваши ощущения, когда ваш шеф сказал, что ничего такого не было. Он по сути дела, публично от вас отказался, извините за такой вопрос. Но это и правда, мне кажется серьезное испытание.

Затуливетер: Шефу моему суд не поверил, я сразу скажу. Если вы читали заключение суда, то они написали, что все, что он сказал в суде и не в суде, они в это не верят. Так что это его личное дело. Я не знаю, я не читала, на самом деле, я не видела, что он от меня публично отказался. Это я от вас в первый раз слышу.

Таратута: Я так это формулировала. Он сказал, что связи не было.

Затуливетер: Хорошо. Но это его личное дело. Просто мне пришлось написать обо всей своей жизни. А что потом выбрали из этого журналисты и те же МИ-5, Министерство внутренних дел Великобритании, они попытались сделать это как можно скандальным. А на самом деле, у меня было три отношения в течение 7 лет. Ну что это такое на самом деле? Три отношения в течение 7 лет.

Таратута: Звучит впечатляюще. Простите, мне как-то очень неловко, что я влезаю, но это абсолютно публичная информация. Ваши романы стали достоянием общественности: три романа, три дипломата из разных стран, это производит впечатление.

Затуливетер: Тоже опять же зависит…

Таратута: На сторонников версии МИ-5, я имею в виду, производит впечатление.

Затуливетер: Я понимаю. Поэтому я никогда не отрицала в суде, что не было никаких у них оснований, чтобы начать расследование.

Таратута: Катенька, у нас остается немного времени, а мне хотелось бы затронуть такую тему важную. Вот у вас на лацкане пиджака белая лента, о которой кандидат в президенты Владимир Путин сказал, что это нечто вроде рекламы борьбы со СПИДом. Я хотела вас спросить, вы сторонник движения «За честные выборы»? Это ваша позиция? Я слышала о том, что вы участвовали в шествиях, очень активно ведете такую оппозиционную борьбу. Расскажите про это. Что это для вас?

Затуливетер: Для меня это очень важно, на самом деле. И как раз таки, я думаю, мое дело, мой судебный процесс очень сильно на это повлиял. Раньше я никогда не верила, что человек может бороться против государства и выиграть. Когда я выиграла свое судебное дело, я узнала об этом 29 ноября, а у нас 4декабря были выборы, и 10 декабря я еще находилась в Лондоне. У нас тоже начали собирать митинг. Я решила, что мне нужно туда идти, потому что я знаю сейчас по своему опыту, что один человек может обыграть государство, мы можем доказать, что, изменить что-то. А когда такое огромное количество людей выходят, сотни и сотни тысяч, десятки тысяч человек и сражаются за честные выборы, то мы на самом деле можем очень многое, поэтому для меня это очень важно.

Таратута: Кать, это достойная позиция. Но если я верно понимаю, вы предполагаете, что вы в Англии больше не найдете работу, потому что ту прекрасную работу, которую вы потеряли в связи с делом, вряд ли вы восстановите и найдете нечто подобное.

Затуливетер: Работа. Я искала работу на самом деле уже давно, это прекрасная работа, она прекрасна где-то год, полтора, потом некуда двигаться на самом деле дальше, развиваться. Поэтому я уже там в течение года-полтора я искала новую работу.

Таратута: Я поняла, Кать. Но мой вопрос был в другом. Вы, возможно, как-то присматриваетесь к России, и при этом занимаетесь вот поддержкой движения белой ленты, и понятно, что на позицию окологосударственной, вы в такой ситуации претендовать не сможете. Это вас не пугает?

Затуливетер: Точно не в государстве, которое сейчас у нас. Если поменяется государство, я с удовольствием займусь политикой, если у нас будут честные выборы, если у нас депутаты и президент будут выбираться в результате честных выборов, я с удовольствием буду заниматься российской политикой.

Таратута: Верно ли я понимаю, что вы выступаете, под каким лозунгом вы выступаете на этих митингах? Потому что лозунги у людей, выходящих на площади, разные. Ваш какой?

Затуливетер: Я считаю, что главное, чтобы наши голоса были подсчитан правильно. То есть я не призываю поддерживать того кандидата или другого, ту партию или другу.

Таратута: Выступать против.

Затуливетер: Выступать против, нет. Я просто хочу, чтобы люди имели, могли голосовать так, как они хотят и знали, что их голос будет засчитан, это самое главное.

Таратута: Катя, коль скоро у вас случилась такая биография, вы не боитесь, что вас с нынешней вашей активностью примут за человека, которого просто перевели из внешней разведки во внутреннюю?

Затуливетер: Из внешней во внутреннюю. Можно думать все что угодно, естественно, если я начну говорить, что нет, это не правда, никто все равно мне не поверит. Как вы мне не верите, что я не шпионка. Я просто могу продолжать работать. Кроме того, что я хочу на протесты, я также хожу на судебные процессы по фальсификациям против фальсификации на выборах. Я просто пытаюсь сделать как можно больше. А там поверят мне люди, не поверят, это уже их личное дело. Я просто буду заниматься тем, что я считаю нужным и правильным.

Таратута: Катя, очень приятно было с вами познакомиться. Вы очаровательны, шпионка вы или нет, время рассудит. У нас в гостях была Катя Затуливетер, очаровательная. Которая ходит на митинги, которая поддерживает повестку «За честные выборы».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.