«У меня нет ощущения, что мы на карнавале»: Катя Гордон о Собчак, Путине, Крыме и теории малых дел

24 ноября 2017 Юлия Таратута
39 268

В гостях у Юлии Таратуты побывала журналист и общественный деятель Катя Гордон. Она рассказала, почему решила пойти в политику, объяснила, что она не «чей-то проект» и что за свои действия она отвечает сама, а также отметила, что к Ксении Собчак относится с симпатией.  

Катя Гордон, помимо того, что она общественный деятель и юрист, объявила о своем намерении участвовать в президентской кампании — это стало поводом для того, чтобы я позвала ее в студию. Катя, вопрос первый такой: вы называете себя общественным деятелем, а в чем это выражается?

Если честно, я называю себя правозащитником — это заключается в том, что я пятый год занимаюсь защитой прав женщин и детей. Есть огромное количество шумных и негласных историй. У меня есть юридическая компания, в которую эти люди обращаются. У меня есть, в общем-то...

Со звучным названием «Гордон и сыновья».

Она получила это название, я недавно родила ребенка, младшему моему сыну семь месяцев, и я подумала, что коль скоро так сложилось, что мой основной клиент — это женщины и дети, я им, собственно говоря, ежедневно говорю о том, что никогда не поздно начинать что-то с нуля, и этот стереотип, что женщина за 30 с ребенком — это, в общем, кто-то, кто точно ничего не сможет в этой стране, в общем, разрушая этот стереотип, я решила и названием подтвердить суть того, что я делаю.

А я правильно понимаю, что юристом вы тоже стали не совсем давно? То есть вы в 2014 году еще учились, я, правда, не очень поняла, на каком курсе, но учились, да?

Смотрите, я получаю сейчас третье высшее образование. Я не собиралась, если честно, становиться юристом. Со своим партнером адвокатом Мариной Дубровской мы сделали компанию, основная идея моя была в том, что коль скоро в рамках семейного права, я тогда тоже переживала развод, люди встречаются не только с юридическими проблемами, но и с психологическими. В большинстве случаев они переживают дичайший кризис, и отсутствие рядом верного психотерапевта, а иногда и психиатра заставляет их делать огромное количество юридических ошибок.

И поэтому мы придумали комнату юридической и психологической помощи, она называлась Saferoom, и юристы работали совместно с психологами. Я как психолог по первому образованию, а Марина как юрист, создали такую комнату юридической и психологической помощи. Потом я поняла, что просто довериться юристу или адвокату на аутсорсе невозможно с моим стремлением очень ответственно подходить к каждому делу, и я за четыре года стала разбираться в семейном праве так, что, вероятно, я переспорю или выиграю у 90% сегодняшних юристов просто в силу опыта и узкой специализации.

Но это как вам любая мать скажет, что она практически детский врач.

Нет, в моем случае это статистика.

Катя, давайте вернемся к избирательной кампании. Вы внезапно объявили о своем намерении стать участником кампании по выборам президента Российской Федерации. Это случилось не так давно, случилось сразу после того, как о своем выдвижении объявила Ксения Собчак. Вопрос у меня первый к вам такой: кто вас придумал?

В глобальном смысле, наверное, если вы человек верующий, кто-то на небесах нас придумал, но плюс, конечно, родители.

Я хотела бы сузить это до президентской кампании тогда.

Тогда вопрос некорректный. За мои действия отвечаю конкретно я.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа