Ирина Прохорова о митингах: «Мы хотим сформулировать заново, в какой стране хотим жить»

Говорите с Юлией Таратутой
15 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Разделяет ли главный редактор «Нового литературного обозрения» Ирина Прохорова требования Болотной площади?

Таратута: Ирина Дмитриевна, а вот к слову о гражданском обществе, ростки которого, кажется, у нас немножечко стали появляться, по крайней мере, такая видимость после митингов Болотной площади, Сахарова. Насколько я знаю, вы с братом приходили…

Прохорова: Да, я была. Я была на Болотной в первый раз, я была с ним на последнем митинге.

Таратута: А насколько вы разделяете требование Болотной площади, насколько вы разделяете ее стилистику? Насколько вы согласны со всей картиной, которая там разворачивается?

Прохорова: Вы знаете, я рада тому, что после долгих лет молчаний вынужденных все-таки общество сумело высказаться, и что стали возможны открытые демонстрации. Это, по-моему, прекрасно. Это свидетельствует только о здоровье, я бы сказала, душевном здоровье общества, а не о каких-то оранжевых угрозах, которыми нас все время пугают бесконечно.

Таратута: О которых вчера говорил Никита Сергеевич.

Прохорова: Да. Я считаю, что эти просто все страшилки, они происходят, может быть, немножко с устаревшего представления о том, как развивается общество. Потому что есть идея, что если единомыслие, все молчат и улыбаются, вот это и есть настоящий порядок. Это неправда. Вот в тихом омуте черти водятся. И чем дольше людей заставляют молчать, тем ужаснее потом и разрушительней реакция. А вот нормально когда люди выходят, они что-то говорят, таким образом, люди у власти могут услышать и скорректировать свои действия. И в этом смысле я очень приветствую, что, несмотря на мороз, такое количество людей вышло. Но, что меня немножко тревожит, что уже в третий раз выходим зимой на митинги, но никакого развития, конкретных идей, предложений от организаторов митинга, не происходит. И очень грустно.

Таратута: Вам кажется, что они уже должны сформировать серьезный набор требований, и серьезную переговорную площадку?

Прохорова: Мне кажется, что какую-то программу действия, может быть, какую-то программу видения будущего, как должно развиваться. Понимаете, очень жалко, что такой вот искренний порыв людей может быть как-то девальвирован. А теперь уже начинаются, а вот теперь сторонники одного из кандидатов собирают 150 тысяч и мы прекрасно понимаем, каким образом это будет делаться. То есть, начинается уже какое-то, в каком-то смысле шельмование идеи. Очень бы не хотелось, чтобы вот этот порыв как-то заглох, и дальше не получал импульса. Но с другой стороны, знаете, опять же, мы не будем такими строгими к самим себе, но это разрушать легко.

Таратута: Вышли и хорошо.

Прохорова: Да. Понимаете, мы хотим новых смыслов, мы хотим сформулировать заново, в какой стране мы хотели бы жить, на какие, не побоюсь этого слова, нравственные критерии мы должны опираться, потому что это совершенно не очевидно. Вообще, что мы хотим от себя и общества? В каком мире мы хотим жить? А это требует мучительного поиска разговоров. Просто так такие вещи не рождаются. Значит, будем ждать, когда это созреет само собой.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.