Глава штаба Собянина Людмила Швецова: Собянин сам пошел в «Жан-Жак», Прохоров сдрейфил, Навальный – красивый, говорливый, но не опытный

Говорите с Юлией Таратутой
26 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Людмила Швецова в программе ГОВОРИТЕ с Юлией Таратутой рассказала о том, почему Собянин хотел избираться досрочно, в чем ошибка Михаила Прохорова и пустят ли на выборы Болотную.

Таратута: Как вы стали главой избирательного штаба Сергея Собянина? То есть, буквально, по какому принципу вас делегировали сверху сюда?

Швецова: Во-первых, меня никто не делегировал сверху, меня пригласил Сергей Семенович Собянин.

Таратута: Я имела в виду сверху то, что вы сейчас работаете не в Москве, а в Государственной Думе.

Швецова: Не в Москве, но я депутат Москвы, я многие годы проработала в Москве, естественно, поддерживаю самые тесные контакты с москвичами, у меня приемная работает напряженно. Кстати, я принимаю людей ничуть не меньше, когда работала в мэрии. Сергей Семенович меня пригласил, что, может, на мне попробовать свои мысли, связанные с досрочными выборами. Он мне высказал свою точку зрения о том, почему он хочет на такие выборы пойти. Первый тезис его был, я вам честно и эксклюзивно говорю, он сказал: «Москва так мечтала о выборах настоящих, демократических, что когда уже по всей стране начинаются такие выборы, а мы будем ждать год, потому что у меня срок полномочий не заканчивается, я хочу подарить москвичам нормальные выборы, демократичные, тогда, когда эти выборы начинает проводить вся страна». Мне это понравилось. Потом он сказал: «У меня есть программа, я два с половиной года работаю. Мы с моей командой сделали программу перспективного развития города. Я хочу, чтобы мы ее утвердили не просто правительством московским городским, я хочу, чтобы люди поддержали. Мне важно, чтобы поддержали не просто меня, как человека, а как того, кто является носителем этой программы. Это мне даст возможность и в Москве реализовывать эту программу более интенсивно и с федеральными органами выстраивать более независимые отношения, чем, если я бы был просто назначенным мэром». Он мне абсолютно доверительно и честно об этом сказал.

Я с ним поговорила, у нас был хороший разговор, длинный очень, потом он сказал: «Людмила Ивановна, вы не хотите поучаствовать в этой предвыборной кампании?». Я сказала: «Да, кончено. Почему нет?». Он попросил меня тогда, если я захочу, возглавить штаб, подобрать людей в этот штаб, пообщаться с людьми, которые хотят вместе с нами этот штаб делать. Все было достаточно просто, никто меня сверху не назначал и никто сверху мне не запрещал этого делать. Более того, я потом подумала, что, может, это не очень правильно, я тогда не посоветовалась в Думе, решение приняла сама.

Таратута: С Нарышкиным.

Швецова: Да, но потом я с Сергеем Евгеньевичем переговорила, он знает об этом. Я москвичка, я депутат от Москвы, я единое целое.

Таратута: Вы сказали, что Сергей Собянин хотел провести выборы именно сейчас, я даже слышала такую версию, что в Кремле не очень довольны, что выборы сейчас, это как вскипятить обстановку - только что утихли протесты, а тут опять ввергнуть город в некоторый протест.

Швецова: Насчет Кремля я подробностей не знаю, чего не знаю, я никогда не говорю. Но я знаю, что многие оппоненты, которые пытаются его заподозрить в каких-то других мотивах проведения выборов, они говорят, что Собянин сейчас имеет высокую популярность, через год она может быть совсем иной, и он не хочет потерять престиж и голоса. Либо он не хочет связывать свою предвыборную кампанию с предвыборной кампанией в Мосгордуму. Я не стала бы его подозревать в этом, я вам сказала, что является для него главными мотивами, он мне лично это сказал. Даже если он продумывает эти шаги и просчитывает их, он не просто мэр, хозяйственник, сити-менеджер, он все-таки мэр города, где находится столица страны, где сидит политическое руководство страны. Он в любом случае должен быть и политиком, он должен просчитывать, если он хочет решить какую-то конкретную задачу, он должен ее решить при максимальном доверии людей. Поэтому я не хочу говорить, что эти домыслы не имеют права быть выдвинутыми для обсуждения, но мне кажется, что здесь не Кремль, это его решение. Президент его поддержал, он не говорил никаких особых слов, но он принял его отставку и поддержал тем самым его на выборах.

Таратута: Во всех цивилизованных странах партии, политики выбирают время для того, чтобы удачно выступить на выборах. У меня вообще нет никаких вопросов в этом смысле к мэру, если бы не несколько «но». Если бы не нынешняя конфигурация участников выборов. Вы на днях сказали, что главные конкуренты Собянина на этих выборах - это Николай Левичев и Иван Мельников .

Швецова: Я говорила, кстати, цитируя Собянина, что у него главных конкурентов не будет, а будут проблемы, с которыми москвичи сталкиваются, и они будут главным конкурирующим обстоятельством для того, чтобы доказывать, что он эффективный мэр, ему нужно будет говорить, как он будет решать эти проблемы. Эти проблемы есть в каждом дворе, в каждой семье, в каждом доме, на улицах, пробках и так далее. 28 кандидатов, может, сегодня еще кто-то прибавился, изъявили желание побороться за этот пост мэра. Конечно, среди них есть разные люди, и мы с вами прекрасно понимаем, что кому-то это надо, чтобы засветиться, записать себе в биографию, что он претендовал на мэра города Москвы, кому-то хочется продвинуться в собственном ощущении себя в жизни, может, кому-то надо понравится жене больше, чем он нравится сегодня. А есть люди, конечно, обстоятельные, которые идут, понимая, что если они уже сказали, что они кандидаты в мэры, они должны представить программу, они должны представить команду и доказать своим прошлым политическим весом. Потому что ни с того ни с сего прийти и возглавить город, не имея никакого опыта, мы понимаем прекрасно…

Таратута: Это вы сейчас о ком?

Швецова: Я не буду говорить персонально, я теоретически рассуждаю. Я же не могу 28 фамилий перечислять, я их всех не знаю и, может, мне не надо утруждать свою память, чтобы каждого анализировать. Но там есть действительно политические тяжеловесы - тот же Иван Иванович Мельников. Он первый заместитель председателя Госдумы, образованный, интеллигентный человек, москвич, интересный человек. Он представляет КПРФ, у них есть свой электорат в городе. Тот же Левичев, который представляет «Справедливую Россию», он другого плана человек, он больше тяготеет к аналитическим вопросам, в меньшей степени, может быть, он практик. Он тоже образованный и интересный человек, тоже заместитель председателя Госдумы.

Таратута: Представьте себе, что вы рядовой москвич, вы бы отличили политическую фигуру Николая Левичева на фотографии? Вы понимаете мой вопрос?

Швецова: Я бы да, потому что я с ним работала в одно время в Центральном комитете комсомола.

Таратута: Представьте, что не вы. Совершенно понятно, что я иронизирую и иронизирую я потому, что, с одной стороны, очевидно, что Николай Левичев, Иван Мельников - это крупные фигуры внутри своих партий,  что такое выборы, все понимают…

Швецова: С другой стороны, давайте не будем обижать тех людей, которых пока никто не знает, а вдруг они окажутся когда-то такими известными, больше, чем мы с вами.

Таратута: Нет-нет, вопрос не в том, что никто не знает Николая Левичева - он довольно известный политик. Вопрос в то, что когда кто-то выдвигает кого-то на площадку избирательную точно так же, как Собянин и его команда определяли удобное для него время, точно так же партия определяет удобное время и человека. Все говорили, что единственным кандидатом от «Справедливой России», который мог чего-то добиться в Москве, была бы Хованская. У нее история, у нее биография в Москве, работа, социальные мотивы и блага, которые она отстаивает. Нет, выдвигают неизвестного Москве Левичева. Надо сказать, что и Мельников не настолько известный человек в Москве. Вывод напрашивается один, что искали самого неконкурентного Собянину человека.

Швецова: Это неправильно. Я не разговаривала с Галиной Петровной на эту тему, я с уважением к ней отношусь, я ее знаю достаточно давно. Она профи в вопросах жилищной политики, она хорошо разбирается в проблемах ЖКХ, незря она у Думе возглавляет соответствующую комиссию. Мне кажется, что она настолько трезвый и разумный человек, и если бы ей предложили всей Москвой поуправлять, у думаю, что она бы остановилась и подумала: могу ли я это сделать. Ведь у человека самое главное достоинство, как мне кажется, - знать себе цену, не принижать своей цены, но и не превышать ее в рамках, которых ты можешь действовать.

Таратута: Ну, ведь это политика, в политической кампании всегда хочется конкуренции.

Швецова: Солнышко, политика - это не взять власть, политика - это удержать власть. Прийти к власти можно на красивых фразах, на красивом лице или наоборот на том, кто что любит. Надо прийти, чтобы выполнить миссию. А что такое руководить страной? Что такое руководить городом, в котором старые коммуникации, в которых много недовольных политикой ЖКХ, жить в этих пробках, как решать проблемы всех категорий людей: и тех, кто здесь мигрирует, и тех, кто живет здесь вечно?

Таратута: То есть Хованской это просто не нужно?

Швецова: Я просто хочу спросить у нее, я когда-нибудь спрошу.

Таратута: А Левичеву нужно?

Швецова: Левичев - политик. Вообще я тут начала агитировать за всех, может, меня во все штабы сразу поставить. Я, как руководитель штаба, и все мои 33 богатыря, как их назвали, может, их будет немножечко больше, мы идем, конечно, на победу Собянина, причем, на победу в первом туре. У нас есть политические амбиции, которые мы хотим реализовать, но я не имею права отнестись без уважения к тем людям, которые, в том числе, реализуют главный принцип, который Собянин обозначил - он хочет честных выборов. Он, как человек, проживший в Москве, он видел Болотную, он видел настроение людей, он понимает, что послевкусие после прошлых выборов очень разное, и часто даже не только у тех, кто выходит демонстрировать, а в кухнях об этом говорит, оно неважное. Надо выпрямить ситуацию, надо людям показать, что Москва может честно избирать. Для того, чтобы избирать честно, нужен не один кандидат. Чтобы выбирать честно, надо уважать этих кандидатов.

Таратута: Как, по-вашему, так вышло, что к этой гонке не подключился Михаил Прохоров, который мог бы стать действительно  серьезным конкурентом для Собянина? Были разговоры о недвижимости, мало кто им поверил, все всё равно считают, что выборы изначально были задуманы таким образом, чтобы Прохоров, набравший 20% голосов в Москве на предыдущих выборах, на них не попал.

Швецова: Это мое личное мнение, я достаточно уважительно отношусь к этому человеку, наблюдаю за его политическими и бизнес-ходами. Мне кажется, что он допустил очень большую политическую ошибку, он в каком-то смысле сдрейфил, он не захотел поступиться своими какими-то бизнес-интересами в этой ситуации, может, он просчитал результаты и понял, что он не получит то, что хочет получить. На мой взгляд, если он мечтает о большой политике, он в эту драку должен был обязательно войти. И никакие разговоры о том, что мэрию сдадим, а Думу получим, это разговоры человека, который даже не понимает, что такое исполнительная власть, что такое законодательная. И та, и другая очень важная, но извините, в исполнительной власти исполняют все то, что хочется людям, делают конкретные дела и конкретных результатов добиваются.

Мне кажется, что он совершил политическую ошибку, дай Бог, чтобы он не делал их дальше, дай Бог, чтобы он, как политик, не потерялся на арене. Потому что он интересный человек, его сестра - прекрасная женщина, я с удовольствием слушаю ее выступления. Мне даже показалось, когда это произошло, когда он сошел с дистанции, у нее тоже какая-то внутренняя дрожь была. Я смотрела ее в какой-то вашей передаче и  почувствовала ее чисто по-женски, интуитивно, что для них это было сложное решение. Они понимают, что они пошли на какую-то отступную, они шли всегда вперед, а в политике нельзя отступать, надо проламываться.

Таратута: Есть еще один кандидат в мэры - Алексей навальный. На днях он попал в довольно сложную для себя ситуацию имиджевую, как он говорил в интервью. Совет муниципальных депутатов пригласил его на встречу с ними, считается, что Совет муниципальных депутатов близок к мэрии. Дальше он там встретился с «Пауком» Сергеем Троицким и Светланой Пеуновой, Алексей Навальный встал и ушел. Зачем это нужно было устраивать, как вам кажется?

Швецова: Я не знаю и не видела, не могу комментировать то, чего не знаю. Единственное, что, проработав 18 лет в московской власти и, зная стиль управления и предыдущего мэра, проработав полтора года с Сергеем Семеновичем, вообще, понимая, что такое управление города, я вам хочу сказать, что, будучи даже только популярным, может, страшно демократичным и безумно симпатичным человеком для населения, я бы лично проголосовала за такого мэра, кто знает, как управлять городом, который умеет это делать, который доказал, что он где-то когда-то что-то делал. Собянин тоже пришел новым человеком в Москву, но он перед этим был успешным главой законодательной власти в Ханты-Мансийске, он был губернатором Тюменской области, он проработал и в правительстве федеральном, и в администрации президента, он был подготовленный человек. И то ему сложно было почувствовать этот огромный мегаполис.

Таратута: А как вам кажется, Алексея Навального допустят до выборов?

Швецова: Я не вижу в этом ничего страшного. Если он наберет и пройдет все, что полагается по законодательству, конечно. Почему нет? Пусть он будет в числе тех, из кого выбирать будут люди. Никто не то, что запретить не может, я буду рада, если он попадет. Он популярный человек, кстати, я смотрела передачу, которая у вас была на днях на «Дожде» с Гавриилом Харитоновичем Поповым. Он нам подарил одну прекрасную идею, вокруг которой нужно было бы отдельно подискутировать, он сказал, что он пошел мэром в то время, когда он понимал, что Москва должна быть городом демократии, что это должна быть демократическая столица страны. Он тогда, Собчак, очень многие люди пришли во власть управлять городами, будучи действительно настроены на нашу новую российскую демократию. Между прочим, он не сказал об этом, но он был умен в том, что когда он посмотрел, что происходит в таком разгуле демократии в Москве, когда не было ни лампочек, ни дверных замков, когда люди знали, что есть, куда бежать, и в театрах постановок не ставили, он понял, что нужно поставить бюрократа-менеджера, который все это в городе наладит.

Я помню, когда летали с Лужковым над Москвой еще в 1994 года, летали в регионы, и когда мы приземлялись в аэропорту, я видела, что он сидел скукоженный: «Господи, что же это за город, который, наверное, даже из космоса не видно? Он же темный весь». И во дворах было темно, везде было темно, грязно и ужасно. Когда мы потом через несколько лет, проведя программу освещения, увидели, как засветился город, мы радовались. Первую программу, которую мы в городе затеяли, была программа «Мой двор, мой подъезд». Попов тогда был гениален в том, что он поставил тогда человека, который управлял городом. И мы сейчас хотим демократию привнести в город, который сейчас только находится на гребне развития, с планами, симпатичного, красивого, молодого …

Таратута: Вы говорите, что «мы хотим привнести», а вот это главный наш спор власти и ее оппонентов. Может быть, попробуем выбрать из демократа и бюрократа, те люди, которые голосовать будут.

Швецова: Вы хотите, чтобы я разделилась внутри? Половина меня – это москвичка, которая обожает этот город, любит и готова отдать все для этого города. А половина меня - великая ужасная чиновница, которую ненавидит уже весь город. Зачем меня делить? Я, как москвичка, хочу, чтобы городом нормально управляли, чтобы в городе был порядок, чтобы в нем было чисто, чтобы парки благоухали, я хочу, чтобы был у нас мэр, который умеет разговаривать с гражданским обществом, с общественными организациями. Я, кстати, свою работу в мэрии наполовину посвятила тому, чтобы научить чиновников с людьми разговаривать, у меня были мастер-классы просто по этому поводу.

Таратута: А это вы отправили Сергея Собянина в «Жан-жак» говорить с прессой?

Швецова: Не совсем, это было его решение, тем не менее, песни вместе с ним мы учились петь с ветеранами. Второе - я приучала, что к общественному сектору надо относиться не как к тем, кто приходит с протянутой ручкой, надо относится так, что они помогают власти, что они создают атмосферу в городе. Вы знаете, как это было трудно делать? И я вижу, что Сергей Семенович очень открыт к этому. Посмотрите, сколько сейчас появилось общественных советов, школ, попечительских советов в больницах…

Таратута: А зачем нужно было это представление, как все считали, с Общественным советом, который непонятно как собрался, из кого, и вдруг эти люди стали предлагать Сергею Собянину… Зачем этот театр?

Швецова: Давайте посмотрим результат, как он собирался. Все равно как-то собирать надо, не проводить же московские выборы Общественного совета, к примеру. А по факту, что у нас, плохие люди туда попали? Причем, они такие разнообразные, разных суждений, разных мнений, они там спорят. Хорошо, следующий совет будет еще лучше.

Таратута: По факту, понимаете, что чем меньше театра, тем всегда приятнее. Вы же сами говорите, что Сергей Собянин хочет честных выборов, он хочет собственной легитимности. Как добиться легитимности, если выдвигают его театрализованным представлением, если до выборов не доходят крупные конкуренты?

Швецова: Он пришел на первое заседание Общественной палаты, он - политик, он выбирал, с кем посоветоваться. Он же не скажет, что он советовался с Людмилой Ивановной и это будет всем полезно. Он посоветовался с Общественным советом, где сидели разные люди за столом, которые высказали свою точку зрения. Потом он пошел к ветеранам, и правильно сделал, у нас это самые достойные люди, кстати, этим людям я никогда не позволяла даже в агитационной работе прийти и сказать: «Дорогие ветераны, проголосуйте, пожалуйста, за этого человека, я за него вам клянусь, он очень хороший». Я им говорю другое: «Вы сделаете выбор такой, какой вы сделаете, и мы будем уважать ваш любой выбор, потому что вы прожили такую жизнь, что вы имеете право сделать любой выбор, и мы прислушаемся к этому выбору». Мы с ветеранами всегда говорим в такой тональности. И Сергей Собянин пошел поговорить с ними, посоветоваться. Что плохого он сделал? Он же политик.

Таратута: Сергей Собянин пошел на выборы самовыдвиженцем, партия плохая где-то там, а я вот здесь и к ней не имею никакого отношения.

Швецова: Давайте не будем переставлять местами, что первично, что вторично. Первично - он хочет честных выборов, он хочет быть мэром всех москвичей. Он решил, что ему не надо сейчас входить в партийные рамки, хотя ему было проще избираться через «Единую Россию».

Таратута: А чем проще?

Швецова: Что ему не надо было собирать безумное количество подписей.

Таратута: Ну, вы их очень быстро собираете.

Швецова: Нормально собираем, мы довольны. Он был бы защищен все-таки партией своей, ему проще, может, было ввести технологии. Первично для него то, что он хочет быть мэром всех москвичей, а вторично - он тогда должен пойти самовыдвиженцем. Это не надо читать, как разлад с партией. Даже не надо читать, как то, что он боится за собой негатив партии потащить на выборы. У него сейчас есть собственный резерв пока, что даже более худшее или плохое отношение к «Единой России», я не член «Единой России», я избиралась от фронта, занимаю там нормальные позиции в «Единой России», но я не член партии, я хочу сказать, что он сделал очень правильный жест. Он не отмежевался от партии и в тоже время он идет не при поддержке одной партии. У нас муниципальные депутаты, которые подписывались, некоторые пришли с других партий подписываться. Я не буду называть, из каких. Потому что они его воспринимают как персоналите, как человека, которого 2,5 года изучали, привыкали, возможно, хвалили и сейчас они его знают, он уже свой в городе.

Таратута: Он будет от всего остального в процессе кампании отходить или он будет продвигать эту историю, что он часть действующей федеральной власти? Или он отодвинется и от этой роли?

Швецова: Я отвечать на этот вопрос утвердительно не могу, потому что ответить может на него только Сергей Семенович. Я думаю, что говорить в политике, что я буду делать завтра, это точно так, как открывать женщине свои тайны сразу, и ты никому не будешь интересна. В политике есть тоже шаги, которые заранее продумываются, но сегодня, может быть, не обозначаются. Я единственное, что знаю, что Сергей Семенович действует здесь честно, в том числе, и по отношению к партии, потому что он ее возглавлял, он не может полностью отмежеваться и сказать: «Я терпеть тебя не могу, «Единая Россия», потому что тебя не любят телезрители, которые смотрят канал «Дождь». Он это знает, понимает, ощущает. Он должен быть консенсусной фигурой. Представьте на минуточку, когда его изберут, он должен думать, когда его изберут, и как он вокруг себя объединит Москву, а не как он будет дальше ее на части разрывать.

Таратута: Я хочу пожелать вам и Сергею Собянину победить на выборах максимально конкурентных.

Швецова: Поверьте мне, я смотрю на вас абсолютно честными глазами, мы хотим не просто победы, мы хотим получения москвичами полного удовлетворения от того, что они пришли на нормальные участки, их никто не дурил, их никто не заставлял туда ехать, не везли на каких-то автобусах, чтобы они проголосовали за того, кого они считают нужным. Я очень доверяю москвичам, они знаю, что они делают. И третье, что самое главное, чтобы был искомый результат, потому что можно получить удовольствие от процесса, а потом прийти и сказать: «Слушайте, ребята, и он будет мэром?». Очень симпатичный, замечательный, красивый, словоохотливый и вообще такой весь из себя, а что он делать умеет, что мы будем делать с канализацией, с водостоками, с водоканалом.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.