Глава штаба ЕР на московских выборах Николай Гончар: я один из немногих, кто помнит о выборах одномандатников

Говорите с Юлией Таратутой
20 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Николай Гончар в гостях у Юлии Таратуты рассказал о том, какую оппозицию «Единая Россия» хочет видеть в Мосгордуме и будет ли снимать ее с выборов.

Таратута:  Я хочу задать вам тот вопрос, который задали все люди, которые прочитали новость про ваше назначение. Все помнят, что вы начинали в те самые лихие 90-е.

Гончар: Значительно раньше.

Таратута: Да-да, я сейчас говорю о Моссовете, о всяких московских событиях. Выяснилось, что вы и сейчас карьерно востребованы. Тут нет совершенно никакого разговора о возрасте и ни о чем другом. Но все-таки вас самого не удивило, что именно вас назначили главой московского штаба?

Гончар: Меня удивило, что мне это предложили. Есть старое правило – ни на что не напрашивайся, ни от чего не отказывайся. Поэтому моя реакция соответствовала этому принципу.

Таратута: А как вам кажется, почему именно вам предложили?

Гончар: Готовилось, а потом было принято решение о том, что Московская городская Дума будет избираться по одномандатным округам, а я всю свою жизнь…

Таратута: Вы – единственный человек, кто это помнит в политической системе России.

Гончар: Нет. Я всю жизнь не просто помню это, а я избирался всегда по одномандатным округам до тех пор, пока они существовали на выборах в Московскую городскую Думу и в Государственную Думу. И знаете, у меня получалось, в том числе и при серьезном противодействии действовавшей тогда исполнительной власти.

Таратута: Была совсем недавно кампания по выборам мэра Москвы, избирательный штаб возглавляла Людмила Швецова, тоже человек, надо сказать, не из свежей команды, а в некотором смысле из старой команды. Ее делегировали в Москву, она тоже не отказалась. Надо сказать, что по итогам этой кампании было принято решение и после работы над ошибками, и аналитическое, то есть это и политологи говорили, и сам президент страны сказал, что кампания, по сути, не то чтобы провалилась, но была не то чтобы успешной, сказал Собянину, что тот не Робеспьер. И вообще слухи были разные, что кампания была не бодрая, вялая. В том числе провал кампании связывали и, условно, со старыми методиками, с тем, что человек не из свежего, актуального политического поля. Вы не боитесь потом таких же разборок?

Гончар: Разборок я не боюсь, иначе я бы не соглашался. Итак, когда вы говорите «старая команда», в той старой команде я ни в каком качестве не присутствовал.

Таратута: Совершенно точно.

Гончар: Скорее, я был таким инсургентом. Но кампания по выборам мэра была, я не хочу сказать, что первыми честными выборами, но хочу сказать, что она была первой такой. И в ней было очень много принципиально новых моментов, но самое главное – это то, что Собянин потом никого, не хочу сказать, не наказал, но никаких оргвыводов по результатам выборов по территории, по районам не произошло. Это была такая контрольная проверка, потому что если бы до выборов Собянин сказал: «Выборы абсолютно честные, не лезьте в это», а потом сказал: «Какой результат в этом районе?». А он этого не сделал, а это значит, что следующие выборы пройдут при минимальном влиянии административного фактора.

Таратута: Я сравнивала старые команды и очень старые команды, в данном случае я не зря шутила, что вы – единственный человек, кто помните одномандатников вообще как класс. И, правда, может быть, и так следует поступать, просто людей из того, из совсем прошлого политического, хотя вы сейчас функционер «Единой России» и вполне нашли себя в современной системе. А почему так долго принималось нынешней Мосгордумой и, очевидно, кураторами в Кремле, решение про переход на систему выборов по одномандатным округам? Говорили, что никто не хотел нарушать сложившуюся систему партии, потому что при нынешней реформаторской истории и коммунистам, и «Справедливой России» ловить нечего.

Гончар: Слушайте, это одномандатные округа, здесь ловят, как вы сказали, не партии, а люди, и могут появиться абсолютно новые люди. Наша партия предложит жителям округов в ходе предварительного голосования выдвинуть любых кандидатов и определиться с ними. Это предложение мы будем рассматривать, и уверяю вас, мы его поддержим. Мы сейчас думаем над технологией проведения этих предварительных выборов, не хочу употреблять термин «праймериз» - он мне не нравится.

Таратута: Почему?

Гончар: Потому что он по смыслу иной. Праймериз – это предварительное голосование…

Таратута: Это вообще имеет отношение к выборам, а то, что вы собираетесь делать, очевидно, нет.

Гончар: Нет, это имеет прямое отношение к выборам, и более прямое, чем то, что происходит в штатах в момент такого голосования. Мы дадим возможность людям высказаться, мы услышим их голос, и с учетом этого высказывания сформируем свой список кандидатов. Может быть, так поступят и другие партии.

Таратута: А что вы вообще собираетесь делать как глава штаба и вообще в рамках  этой избирательной кампании? То есть, какая стратегия, какая тактика у «Единой России»?

Гончар: Первое – дать возможность людям, если хотите, независимым, с улицы, реализовать себя, продумать технологию, как это будет сделано, это очень важно, продумать перечень мероприятий, которые гарантируют невмешательство административных руководителей в эту процедуру. Это не просто, каждый глава управы думает: «Мне с этим человеком работать».

Таратута: Вы говорите, что не будет административного ресурса, то есть и нынешняя установка на выборах в Мосгордуму тоже установка на чистые выборы, по крайней мене, внешне?

Гончар: Нет, внутренне. Очень важно сформировать будущую Московскую городскую Думу такой, чтобы в конфликтных ситуациях она находила в себе политическое мужество и умение становиться не на сторону власти, а на сторону жителей.

Таратута: Все понимают, что у истории одномандатников конкретный политический смысл, их просто так не возвращают, а возвращают их потому, что «Единая Россия», ну это самое распространенное политологическое мнение, осознала, что у нее слабые позиции, что у бренда сейчас тяжелые времена. И если одномандатники пойдут под брендом партии, то они проиграют в Москве. Мы сейчас говорим о Москве. И вот для того, чтобы их избавить от «Единой России», дистанцировать, вот и придумали эту сложную историю.

Гончар: Те политологи, которые вас консультировали, просто неграмотные люди или некомпетентные. Будет выдвижение от политической партии, и в бюллетене для голосования будет сказано, от какой политической партии данный кандидат выдвинут. И это будет обязательное требование.

Таратута: Мы задавали этот вопрос вашим коллегам по партии. Какой крупности буквами на рекламных плакатах будет написано про какого-нибудь из кандидатов, что он от «Единой России», или это напишут мелким кеглем, и никто не расскажет, что это и правда депутат-единоросс?

Гончар: Это гадание, это точка зрения чья-то. Когда будет готов тираж, я обязательно вам пришлю.

Таратута: Нет, ну что значит гадание? Что вы ответите на то, на что ответить сложно?

Гончар: Почему? Это будет напечатано крупными буквами, это я вам отвечаю, да. Можно гадать на эту тему сколько угодно и предполагать, что, может быть, это будет напечатано бесцветной краской и прочее. Увидите.

Таратута: Зачем нам гадать, мы действительно это увидим скоро и сможем сверить показания. Но ведь у нас есть пример – Сергей Собянин, мэр Москвы, кандидат в мэры Москвы, который возглавлял партийное московское отделение перед тем, как, видимо, он уже знал, что собирается идти на досрочные выборы, сначала перестал возглавлять московское отделение партии, чтобы дистанцироваться, а потом вообще пошел самовыдвиженцем.

Гончар: Он сделал так, а городская партийная организация, формируя список своих кандидатов, сделает иначе. Так бывает.

Таратута: Понятно, вы обещаете, что все будут одномандатниками от «Единой России» крупными буквами. Хорошо, мы это увидим.

Гончар: Кстати, я не обещаю, что все, я обещаю размер букв.

Таратута: Понятно. Сегодня все гадают о том, какой будет новая Мосгордума, и как будет оформляться тактически эта кампания, что будут делать, условно, с оппозицией. Вот сегодня пришла новость, сообщается о том, что партия Алексея Навального «Народный альянс», ее регистрация приостановлена, потому что есть «Родная страна», которая переименовалась в «Народный альянс». Это деятельность Андрея Богданова, такого традиционного спойлера, который не скрывает свои функции, на всех выборах такого важного федерального значения. Вот сегодняшняя новость – что это, как не политтехнология «Единой России» или Кремля в отношении оппозиции?

Гончар: Вы понимаете разницу между этими двумя терминами?

Таратута: Между какими - «Единая Россия» и Кремль?

Гончар: Да.

Таратута: Иногда с трудом.

Гончар: Я вам помогу. Первое – вы сказали, что схема «только одномандатные округа» была предложена Кремлем, очевидно, имея в виду администрацию президента. Нет, это не так. Это решение было принято в соответствии с федеральным законом, сейчас 35 депутатов, будет 45. Это решение было принято фракцией «Единая Россия» в Мосгордуме.

Таратута: Я не знаю, как там фракция «Единой России» в Мосгордуме, потому что спикер Платонов, говорят, что он был одним из противников этой идеи, возможно, он беспокоится за кресло свое или за кресло своих коллег по партии, он вообще до последнего момента говорил, что нужен паритет 50 на 50.

Гончар: Только во фракции «Единой России» в Московской городской Думе 32 человека.

Таратута: Да-да, и они переубедили спикера.

Гончар: Они просто, если хотите, переголосовали, потому что это непростое решение, но оно было принято. Я на заседании фракции не присутствовал и не могу рассказать, как это было, но решение принято – это факт.

Таратута: Давайте вернемся к «Народному альянсу».

Гончар: Схема «одномандатные округа» снимает все разговоры о том, что данную партию те или иные  травят. Смотрите, если бы были партийные списки, то это означает, что данную партию, любую другую, которую не зарегистрировали, из участия в этой части выборов убрали, а сейчас у всех 45, выдвигая любого.

Таратута: Да-да, с этим никто не спорит, мы сейчас говорим про голосование по партспискам, и в этом вы правы.  Некоторые симптомы отношения к оппозиции уже видны. Если не дают зарегистрировать «Народный альянс», будут другие выборы…

Гончар: В чем смысл сейчас и актуальность…

Таратута: Я задаю вопрос – как вам кажется, как власть будет действовать по отношению к оппозиции, к кандидатам, условно ассоциирующимся с Народным альянсом? Ведь любой кандидат, если он захочет, это «Единую Россию» не нужно с брендом ассоциировать, а вот, например, участникам «Народного альянса», может быть, и хотелось как-то, все-таки их лидер Алексей Навальный, его рейтинг выше, чем у всех остальных. Так будут поступать на всей дистанции?

Гончар: Итак, первая моя точка зрения – решение о выборах только по одномандатным округам повышает возможности оппозиции и усложняет ситуацию для «Единой России», но это решение принято. Главная цель – ни на стадии подготовки к выборам, ни в день голосования не должно быть ни малейших поводов усомниться в чистоте проведения выборов.

Таратута: Если мы сегодня видим приостановку регистрации какой-то партии, неважно, оппозиционной, ну это же ожидаемая история. В принципе, что сейчас мешает приостановить регистрацию? Да ничего. Что нас заставит думать, что кандидатов от оппозиции не будут снимать с дистанции по ходу?

Гончар: Если бы было 50, 20, 15% мандатов по партийным спискам, тогда можно было бы говорить: «Смотрите, в гонке за эту часть мандатов эту партию убрали», но нет этой гонки. Поэтому смысла в том, чтобы убрать кого-то из этого, никакого нет. Другое дело, что если бы была зарегистрирована такая политическая партия или иная политическая партия, можно было бы использовать это… Послушайте, вы всерьез полагаете, что человек, который собирается голосовать за конкретную оппозиционную партию, будет искать ее название в бюллетенях для голосования? У него наверняка есть интернет, и он будет искать фамилию человека, которого он хочет поддержать.

Таратута: Я пытаюсь понять логику конкретного политического решения, а именно сегодняшнего решения Минюста, это же не я делаю, а Минюст делает, он, наверное, чем-то руководствует. Вот пытаюсь понять чем.

Гончар: Да, но поверьте, Министерство юстиции, принимая решение, не звонило в Московскую городскую Думу или мне и не спрашивало мою точку зрения.

Таратута: Понятно, давайте обсудим теперь ваших прямых конкурентов на этих выборах, а именно - «Гражданскую платформу» Михаила Прохорова. Михаил Прохоров в свое время, когда его не пустили на выборы в Москву, страшно обиделся, по крайней мере, он так выглядел, как человек, который обиделся, и сказал, что будет захватывать Мосгордуму. Действительно, кажется, что как будто бы ему пообещали возможность прохождения его кандидатов в какую-то мини-фракцию в Мосгордуме. Как вы оцениваете возможный размер этой фракции?

Гончар: Послушайте, человек сказал, он очень обиделся и надеется, то ему дадут фракцию. Послушайте, он либо обиделся, либо…

Таратута: Я говорю о публичном выражении эмоций, о его реальных представлениях о действительности.

Гончар: Вы меня спрашиваете о его эмоциях или о том…

Таратута: Я сейчас спрашиваю о ваших представлениях. Какой вам кажется, может быть фракция Прохорова «Гражданская платформа» в Мосгордуме в будущей?

Гончар: Я смогу ответить на этот вопрос после того, как узнаю, какое количество кандидатов он выдвинет. Но я знаю точно про одного…

Таратута: Собирается 45.

Гончар: Про одного кандидата, я имею в виду его сестру, да и то, я не знаю, в каком округе, даже в каком административном округе она пойдет. Я не думаю, что у него найдется возможность собрать список из 45 кандидатов, это очень непросто.

Таратута: А как вы относитесь к инициативе Алексея Навального, который в выборах не участвует, что оппозиции нужен единый кандидат, 45 человек должны быть собраны с миру по нитке, я имею в виду с оппозиционного миру по нитке, и противостоять «Единой России»? Как вам кажется, оппозиция сможет договориться?

Гончар: Представляете, договорились коммунисты и «Гражданская платформа»? Это все равно, что договорились участники залоговых аукционов 1997 года и те, кому им продали.

Таратута: Хорошо. А вы уже договорились с «Гражданской платформой? Ведь у Михаила Прохорова для того, чтобы доказать, что он независимый политик, у него есть только один шанс – это с вами недоговариваться.

Гончар: А мы с ним и не договаривались.

Таратута: Не публично, а кулуарно.

Гончар: И кулуарно договариваться не будем, нам нет в этом никакого смысла. У нас есть люди, которые близки нам по идеологии. Господин Прохоров категорически…

Таратута: Чуждый вам человек.

Гончар: Нет, не чуждый. Как сказал президент, у нас нет врагов среди граждан РФ. Но в данном случае, скажем, по вопросу, касающемуся отношения приватизации прошедшей и возможной компенсации ущерба от нее в форме нового налога. Помните, перед выборами Путин собирал в одной из гостиниц в центре Москвы людей, которых называют олигархами, и ставил перед ними этот вопрос, его не забыли.

Таратута: Какой вы представляете состав будущей Мосгордумы? Какой для «Единой России» и для вас, как для начальника штаба…

Гончар: Руководителя.

Таратута: Руководителя. …будет комфортный фракционный состав?

Гончар: Фракционный состав – мы, конечно, хотели бы, чтобы были представлены все точки зрения, потому что если они будут представлены в Московской городской Думе, значит, мы сможем договариваться друг с другом.

Таратута: Какие партии вы там ждете и в какой квоте?

Гончар: Послушайте, квота – это из того времени, когда вас еще не было, это советские времена. Ни о какой квоте не идет речь, и борьба будет исключительно жесткой. Я думаю, что обязательно будут коммунисты.

Таратута: Они уже есть.

Гончар: В будущей Думе? Будущей Думы еще нет, а вы уже знаете, кто там есть. Мне хотелось бы, чтобы были эсеры, мне хотелось бы, чтобы была «Гражданская платформа». Вы скажите, сколько их там должно быть. Слушайте, это решит избиратель. Сама постановка вопроса некорректная.

Таратута: Вы не упоминаете об условных сторонниках Алексея Навального. «Народный альянс» не ждете?

Гончар: Я хочу сказать, и мы сталкивались с этим в Государственной Думе, что человек может идти от одной политической партии, а потом заявить себя как абсолютно независимый.

Таратута: Бывает и так.

Гончар: Бывает и так.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.