Евгений Чичваркин: Путин умеет делать людей «обязанными и виноватыми»

Говорите с Юлией Таратутой
31 октября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Ведущая программы Юлия Таратута и бизнесмен Евгений Чичваркин поговорили о том, «кто, если не Путин», какими качествами обладает российский президент, об искусстве управления и «промывке мозгов», о «больших кремлевских друзьях» и «Башнефти».

Таратута: Мы остановились на довольно радикальных ваших параллелях, вы говорили о том, что бюджет пропагандистский, который сейчас используется, сопоставим с самыми темными страницами истории мира. Я вообще противник такого рода параллелей, потому что, мне кажется, они немножко нивелируют тему. Вы в своем тексте говорите о том, что Путин – это продукт пиара, а вовсе не масштаб личности. Вы говорите о том, что он обладает рядом полезных для президента свойств: «Человек быстро обучающийся, с огромной волей к власти, подсознательным умением сделать обязанным, виноватым как конкретного человека, так и целый класс людей. С хорошей памятью, хорошим юмором и мощной харизмой». Очевидно, вы предполагаете, что людей с таким набором качеств достаточно много в стране. Это все, чем хорош президент Путин, это все, что позволяло ему оставаться на посту президента так долго, по-вашему?

Чичваркин: Ну да. Его учили делать спецоперации, спецоперации он проводит прекрасно. Например, спецоперацию по захвату Крыма. У него много, безусловно, хороших качеств, он обладает достаточно высоким интеллектом, хорошей памятью, достаточно злопамятен, хорошо знает психологию людей. Но давайте отбросим все эти байки о том, что он за Россию, за народ и прочее. Все это создано только для того, чтобы удержаться на плаву в тяжелый экономический период, созданный им же и его же окружением.

При огромных ценах на нефть, они сейчас упали, но они все равно огромные по сравнению к тому, что было в первые годы его правления, когда страна развивалась, когда он делал вид, что он реформатор, он делала вид, что пытается делать какие-то реформы. Но сейчас ни о каких реформах, ни о каком удвоении ВВП речи не идет. Речь идет о том, что маленькие победоносные войнушки и победы над выдуманными врагами приносят ему огромный рейтинг, сомнений нет, что дальше российские войска под видом ополченцев пойдут на Мариуполь, чтобы обеспечить сухопутную дорогу до Крыма, потому что мост дорогой и уязвимый, тоннель еще более дорогой.

Таратута: Евгений, мне очень интересно разобраться в этой связи. Человек, который имеет подсознательную склонность к тому, чтобы делать людей виноватыми. Что вы имеете в виду? Вы имеете в виду систему власти при Владимире Путине или конкретные случаи или отношение к бизнесу, отношение к чему? Что это за тезис?

Чичваркин: Это создание такого иллюзорного мира психологического, когда ты начинаешь с кем-то общаться, о чем-то договариваться, сначала они очень милые, а потом ты оказываешься обязанным, ты оказываешься виноватым. Я абсолютно уверен, что сейчас такая мозгопромывка осуществляется в отношении руководства АФК «Системы» и лично Евтушенкова, потому что это такой прием. Он ему известен с 30-х, с 40-х, им пользуются блатные уголовники, когда человек, сильная личность заставляет более слабую чувствовать себя виноватым, обязанным, ничтожным, никчемным, и в итоге подавляется эта личностью. Он этим искусством владеет на уровне инстинкта, это его способ управления и своим окружением и, по сути, страной и всеми нами.

Таратута: И все же я хочу вернуться к вашему тезису о пропаганде и отношении народа к тезисам президента. Вы говорили о 84%, сегодня то ли в шутку, то ли всерьез говорится о 88% поддержке Владимира Путина и его действий.

Чичваркин: А давайте детализируем - 87%.

Таратута: Давайте.

Чичваркин: 87% из определившихся. Там последние пару-тройку месяцев огромное количество возросло неопределившихся, а фактически не пожелавших сказать свое мнение. Поэтому реальный рейтинг упал процентов на 8, но он по-прежнему, надо отдать должное, выше 50 или около 50.

Таратута: Вы наверняка видели, как и я, опубликованный скандальный ролик с участием актера Михаила Пореченкова, который в каске стреляет, донецкие ополченцы, киносъемка – не киносъемка, много было версий на эту тему, неважно. Я сегодня смотрела этот ролик и смотрела на лицо Пореченкова, мне показалось, что у него совершенно искреннее лицо, он как будто давно ждал этого момента. И таких людей очень много. То есть это такой, мне кажется, символический россиянин, которому прикольно вступиться, по его мнению, за обиженных, пострелять и с таким выражением сказать «Но пасаран».

Чичваркин: Это действие пропаганды, это такой массовый психоз, когда все находятся под влиянием единого массового порыва, когда все с искренним ликованием. Пропаганда тем и хороша, что она может реально задурманить голову. Посмотрите на какую-нибудь секту. По сути, это секта в 127 миллионов человек. 84%  от 127 миллионов человек. Для многих туман пройдет. Быть в тумане, реально только 20% людей хочет быть в тумане. Эта ситуация обязательно рассеется, когда нечего будет есть, когда вконец обнаглавшие менты начнут бездействовать, когда экономические проблемы дойдут до каждого, а они обязательно дойдут до каждого, потому что другого пути нет у этой власти, она, к сожалению, самая неэффективная в экономическом плане власть в мире. Так или иначе, экономические проблемы дойдут, и отрезвление это наступит. Но когда оно наступит, будет пролито уже достаточно много крови. Я хочу сказать, что я предчувствую скорейшее наступление на Мариуполь, потому что иначе рейтингу кранты.

Таратута: Вам кажется, что воинственную риторику надо чем-то подпитывать, новыми победами?

Чичваркин: Обязательно новыми победами. То, что разрушит рейтинг Путина, это то, что людей даже не хоронят, как героев, которые выполняли приказ, которых туда согнали, которые, выполняв приказ командира, стреляют в братскую, а иногда и в свою национальность, в людей своей национальности или одну из самых близких братских национальностей.  

Таратута: Я хотела бы вернуться к еще одному вашему тезису из текста. Вы говорите о том, что много в России есть людей, которые могли бы претендовать на власть. Но представители власти на разных выборах разных уровнях, несмотря на то, что они не допускают оппозицию к ним, но все же, даже когда они частично допускают, они говорят о том, что даже когда дается оппозиции площадка, то серьезных кандидатов оппозиция не предлагает. Вы согласны с этим тезисом, что за время протестов, за время противостояния Владимиру Путину как президенту и его позиции и взглядам на власть не созрела оппозиция как почва для новых серьезных фигур, для фигур большого масштаба?

Чичваркин: Я абсолютно уверен, что сейчас на данный момент десятки людей, которые понимают, что они могут быть такими людьми, занимаются бизнесом, занимаются административным управлением, руководят чем-то, у которых такие амбиции есть, которые понимают, что сейчас не время. Потому что если откроют рот и заявят и, не дай Бог, эта мысль будет популярна, то этого человека сотрут в порошок. Если он ничем не запятнан – его измажут, если он начнет набирать популярность, его сотрут в порошок, что и произошло с Навальным. Если бы у всех был одинаковый доступ к СМИ, если бы власть не открывала уголовные дела, не промывала бы голову по поводу Навального, он с огромной вероятностью бы победил.

Таратута: Да, пример с Навальным всегда приходит в голову.

Чичваркин: Люди ненавидят ворье, то, из-за чего произошел Майдан. Майдан произошел против ворья, против Партии регионов, считай, против КПСС, против ворья КПССного. Против чего борется Навальный – против ворья, против тоже же КПСС, который сейчас в виде «Единой России».

Таратута: Я верно вас поняла, что вы считаете, что оппозиционный ресурс в России – это в том числе и бизнес-ресурс? То есть, есть какое-то количество людей, которые с удовольствием пошли бы в политику, у них есть на это способности, а главное – амбиции.

Чичваркин: Да. Сравните бизнес начала нулевых, что было в бизнесе, и сравните бизнес сейчас. Бизнес практически уничтожен. Все, что приносило деньги, сейчас либо под жестким контролем у власти, либо создаются такие законы или неофициальные правила игры, при которых не вырасти, не заработать. Нахлебников на бюджете, последний подсчет, – 97 миллионов человек, это чисто один с сошкой - семеро с ложкой. Если 13 в бизнесе или 14, а 97 – нахлебники, то это прям ровно пропорция, которая с нами исторически, поэтому у нас исторически проблемы с интеллектом и дорогами.

Мы можем все изменить сейчас, я хочу процитировать Навального: когда выйдет в Москве миллион, власть изменится сама. Может, Навального так и не пустят с миллионами в Кремль, а дворцовый переворот, так как они цепкие, они будут пытаться изменить. То же самое, что произошло в Украине, там та же Рада осталась в какой-то момент, а потом обеспечили выборы, которые прошли, выборы были честные. И от Партии регионов сколько там процентов? По-моему, в районе 7%, и это честная их поддержка, старый Советский союз, старые песни о главном.

Таратута: У вас в тексте есть такой тезис о том, что для Путина в принципе бизнеса вообще нет. А как такое может быть? Вот у нас есть список Forbes, в котором люди с очень большими деньгами, по крайней мере, на первых строчках. Во всем мире бизнес влияет на власть, а не наоборот, по крайней мере, они находятся в тесном партнерстве.  Как может такое быть, что люди с такими суммами на счетах совершенно беззащитны, только они исполняют указы, а не наоборот? Как так вышло?

Чичваркин: Потому что все находятся в страхе. Они могут сколько угодно бить себя пяткой в грудь и говорить, что да, это цельная натура, если не Путин, то все, по факту другого такого мужика нет. Но они все понимают, что любое движение в неправильную сторону – и не будет этой миллиардной империи. Мы видим по Евтушенкову, он в рот смотрел Путину, он всегда был за Путина, он всегда ему поклонялся, они освоили миллиардный бюджет. И что? Расчихвостили в момент.

Таратута: Верно ли мы понимаем, что лояльности уже недостаточно, а нужно быть человеком, принадлежащим совсем к узкому кругу? Условно говоря, на бизнесмена из круга такой наезд был бы невозможен?

Чичваркин: Одну секунду.

Таратута: Я говорила о причинах того, почему был выбран Евтушенков. Мы все примерно представляем конфигурацию бизнес-интересов.

Чичваркин: Мне рассказывали такую историю, что когда он способствовал, являлся бенефициаром отбора «Башнефти», то ему большие кремлевские друзья, по слухам, это был господин Сечин, сказали: «Ты компанию возьмешь, придержишь, причешешь и продаж нам за икс-количество миллиардов». Когда компанию пришло время продавать, ее попросили назад, компания уже стоила гораздо больше денег, и просто фраера сгубила жадность. Мне рассказывали такую историю, она очень похожа на правду.

Таратута: А кто, по-вашему, идет дальше в списке?

Чичваркин: Насколько мне сказали, это Пугачев. Пугачев же тоже был в дружеских отношениях, насколько я понимаю.

Таратута: Верите ли вы в версию по отъему бизнесу… У нас очень плохая связь.

Чичваркин: … Есть, то, что есть. Причем большие компании – РЖД или «Роснефть» – в плачевном финансовом состоянии, они тратят и осваивают огромные деньги, а денег зарабатывают мало либо не зарабатывают, либо работают в убыток сейчас, в том числе из-за санкций. Изначально планировалось, что «Башнефть» отойдет к «Роснефти».

Таратута: А вы верите в версию, что не только «Башнефть» отойдет «Роснефти», но и часть «Лукойла», а может, и вся компания целиком?

Чичваркин: Это запросто может быть, потому что они мыслят по аналогии. Как они разграбили розничный рынок мобильных телефонов? Они же одну компанию маленькую, вторую и дальше пошли, пошли. Кто смог с ними как-то решить вопрос, «Связной» существует до сих пор, а кто заартачился, нам потом отомстили, завели уголовные дела, и компанию пришлось продать. Это с одобрением первых лиц, но не первые лица бенефициары, а здесь бенефициары – первые лица государства, грубо говоря, Путин и правая или левая его рука.

Таратута: Вы наверняка следите в силу вашей биографии за новостями из рубрики «войны силовиков».

Чичваркин: Нет, не слежу.

Таратута: Слышали ли вы такую новость о том, что нынешний глава МВД Владимир Колокольцев может якобы покинуть свой пост и может быть заменен другим силовиком из более ближайшего окружения Владимира Путина? Насколько такой ход событий вам кажется вероятным? Речь идет о конкретном человеке – о бывшем начальнике охраны Золотове, о человек, который после последней силовой рокировки был сильно повышен президентом, он сейчас заместитель главы МВД. Насколько вероятен его дальнейший рост, его нахождение на посту главы МВД?

Чичваркин: Путин все время их перетасовывает. Я помню, когда Бастрыкин и так далее, под началом которого на меня уголовное дело завели. Да, все, кто из КГБ и близок, расставляют. Что касается ситуации, как сбалансировать систему, у Путина на это очень хорошее чутье и дар. Система и сейчас находится в балансе. Развесить грузики, чтобы система не вышла из баланса, на это он мастер и расставлять людей он мастер, поэтому через какое-то время надо перетасовывать. Как мы понимаем, что любой человек из ленинградского КГБ может быть и губернатором, и железнодорожником, и военным, и полпредом, и кем угодно. Они на все руки мастера, поэтому мы до сих пор в заднице. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.