Денис Симачев о главном тренде в моде: «Война. К этому все готовятся».

Как построить успешный бизнес на патриотизме и почему он больше не будет печатать Путина на футболках
Говорите с Юлией Таратутой
18:02, 21 октября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Юлия Таратута
Теги:
мода

Комментарии

Скрыть

В гостях у Юлии Таратуты дизайнер Денис Симачев. Поговорили о том, почему нужно создавать не что-то конкретное, а образ жизни, почему за границей происходит кризис идей, как построить успешный бизнес на патриотизме в наши дни, и почему он больше не будет печатать портреты президента на футболках.

Таратута: Денис, мне очень близка, я читала в разных ваших интервью, ваша идея про то, что нужно создавать не что-то конкретное, а именно бренд или марку одежды, или что-то такое, а нужно создавать образ жизни, которому все начинают соответствовать, и тогда весь этот мир начинает жить по вашим правилам. Хотела бы спросить: несмотря на то, что она мне близка, я до нее каким-то образом дошла, хотела спросить, как дошли вы? Как вы это поняли, придумали, что именно это основа бизнеса?

Симачев: Наверное, я просто попробовал высчитать алгоритм, при котором у меня должно появиться право на ошибку. Если я делаю просто одежду, то я могу что-то сделать неправильно и вылететь из обоймы. И это неизбежно, неизбежно ты что-то делаешь неправильно, ты где-то ошибаешься, где-то опаздываешь или, наоборот, слишком опережаешь что-то. Когда же у тебя есть возможность создать lifestyle — стиль жизни твоего бренда, то у тебя больше возможностей и больше прав на ошибку, что в моей жизни подтверждается.

Таратута: Но в некотором смысле я исходила из совершенно других соображений, мне кажется, что если люди, если ты создаешь вокруг себя сообщество, то просто бренд и вообще все, что ты делаешь, получает новый смысл. Вы же говорите о некоторой подстраховке, о том, что можно ошибиться. В модном мире, мне кажется, в среде людей гениальных, талантливых, там ведь право на ошибку — это и право на победу. Ты ошибаешься, а кто считает, что это ошибка, может, это новый закон?

Симачев: Можно и так говорить, но тогда мы уходим в сторону творчества и говорим про искусство, про творчество. Там, пожалуйста, твоя ошибка через 50 лет может оказаться гениальным решением.

Таратута: Да даже и сейчас.

Симачев: Если мы говорим про бизнес, то там все твои ошибки максимально должны быть сведены к нулю, и тогда ты можешь оставаться на плаву, ты можешь продавать, ты можешь развиваться, двигаться дальше, поэтому я больше про бизнес, наверное.

Таратута: А вы, когда, собственно, себя начинали, вы себя сразу чувствовали человеком про бизнес, а не про чистое творчество?

Симачев: Да. Я к этому проекту целиком относился как к бизнес-проекту, как к возможности заработать денег, заработать какие-то возможности, развивать какие-то направления и т.д. То есть я меньше думал о творчестве, больше думал о заработке.

Таратута: А вообще расскажите, как это начиналось. На самом деле, несмотря на то, что все знакомы с таким словом, и, видимо, этого вы и добивались, чтобы такое слово, а именно ваша фамилия стала самостоятельным, совершенно отличимым брендом, мы не знаем, не все знают, как начинался ваш бизнес и что вы хотели делать сначала, что пришло потом.

Симачев: У меня была идея после окончания института, что я смогу год-два позаниматься производством одежды, заработать деньги, понимая, как все устроено на Западе и понимая, какие минусы есть в отечественной модной индустрии, фэшн-индустрии на тот момент в 2000 году. И пользуясь какими-то западными аналогами, я попробовал построить бренд, но думал, что он максимум будет существовать два-три года. Но оно немножко затянулось все, и плюс я оброс количеством друзей, членов команды, обязательствами и т.д., и теперь из этого очень трудно вылезти.

Таратута: Я хотела сказать, что если вы решите поменять фамилию, вам будет немножко тяжело.

Симачев: Практически невозможно, да.

Таратута: Да. Это уже больше чем. Я как раз хотела немножко продлить эту тему про бизнес. А что в нем основное? Поскольку вы действительно настолько себя деверсифицировали: здесь бар, здесь творчество, здесь одежда, здесь какой-то мир, сообщество. Что вы понимаете как центр вашего мира. Вашего бизнес-мира, хорошо, давайте так, вам будет так проще.

Симачев: Так скажем, что все, что меня окружает, я максимально пытаюсь перевести в бизнес. Все, что мне не нравится вокруг меня, я пытаюсь изменить, но изменить методами, включая свое творчество, свои возможности и свои связи и т.д., для того, чтобы, если мне не нравится, что у меня в подъезде не работает свет, то я, скорее, подъезд переведу в какое-то состояние арт-объекта и буду следить за тем, чтобы там этот свет был, но добавилось еще немножко живописи и немножко посещений, немножко платить за вход. И в конце я получил нормальное освещение в подъезде, но при этом будет еще какой-то проект работать, и меня уже не будет касаться отсутствие освещения, чтобы добраться до своей квартиры. Примерно таким образом я поступаю со всем, что мне не нравится вокруг меня. Поэтому тот же бар появился, потому что было непонятно, куда ходить в этом городе, и мне все не нравилось, не устраивало, вместо того, чтобы критиковать происходящее, просто я его сделал таким, какой он мне нужен.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.