Кирсан Илюмжинов: играл в шахматы с Хусейном, Каддафи, Асадом, с Путиным пока не играл

Говорите с Тоней Самсоновой
17 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тоня Самсонова

Комментарии

Скрыть

Гостем программы ГОВОРИТ С ТОНЕЙ САМСОНОВОЙ стал глава ФИДЕ, бывший глава Калмыкии Кирсан Илюмжинов. Он рассказал о своих дружеских отношениях с ближневосточными лидерами и о том, что ему часто приходится передавать руководству России и других стран послания от тех, кого в мире считают изгоями.

Самсонова: Я слышала, вы хотите, чтобы в Сочи в 2014 году играли в шахматы, чтоб шахматы стали олимпийским видом спорта.

Илюмжинов: Да, после того, как в 1999 году Международный олимпийский комитет признал шахматы как спорт, Международную шахматную федерацию признал как спортивную шахматную федерацию. С этого времени мы работаем с Международным олимпийским комитетом, неоднократно подавали заявки. Сейчас мы готовимся к исполкому Международного олимпийского комитета, который состоится в следующем году, и надеемся, что будет рассмотрена наша заявка, чтобы шахматы стали зимним олимпийским видом спорта.  В Сочи, я думаю, мы уже не успеем войти в программу, потому что нужно за две Олимпиады быть принятыми в олимпийскую программу, но надеемся, что в Сочи шахматы будут представлены как выставочный вид спорта. Мы уже были представлены на Летних Олимпийских играх в Сиднее в 2000 году.

Самсонова: От кого зависит это решение? Кто его будет принимать?

Илюмжинов: Это решение зависит от членов исполкома Международного олимпийского комитета и также от президентов Национальных олимпийских комитетов. В прошлом и в этом году я объездил более 100 стран, десятки Национальных олимпийских комитетов уже поддержали наши предложения, чтобы шахматы стали зимнем олимпийским видом спорта

Самсонова: Я слышала, что последний у вас важный шахматный турнир состоялся с Башаром Асадом.

Илюмжинов: Да, это было в августе. Мы проводили там детский шахматный фестиваль. Из Алеппо приехали дети, чтоб сыграть в шахматы. Ситуация, конечно, сложная, но президент страны и руководство поддерживают развитие спорта, поддерживают шахматы. Сам он, когда учился в Лондоне, неоднократно посещал английский шахматный клуб

Самсонова: Вы с ним сели и тет-а-тет играли?

Илюмжинов: Мы с ним не играли, играли дети, просто мы беседовали. Кстати, старший его сын играет в шахматы, в прошлом году он участвовал в детском шахматном турнире у нас в России.

Самсонова: Вы действительно близки с некоторыми лидерами ближневосточных стран. Сегодня генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен сказал, что режиму Асада немного осталось, что он долго не протянет. Какое у вас ощущение? Что говорят там?

Илюмжинов: Я в политику не вмешиваюсь, мы пропагандируем шахматы, наша задача – развитие и популяризация шахмат. Сирийская шахматная федерация очень сильная, они ввели шахматы в некоторых школах как факультатив. Постоянно проводятся турниры. Я сам в этом году 5-6 раз был не только в Дамаске, в Алеппо, я видел, какая ситуация. Это моё ощущение, что Башар Асад воюет не против собственного народа, а против тех боевиков и террористов, которые засланы, которые сейчас на территории Сирии воюют против режима Асада. Там есть посланники и из Афганистана, и с Ливии, из многих стран, которые воюют за деньги.

Самсонова: То есть вы, скорее, против международного давления на Сирию? Вы, скорее, поддерживаете российскую позицию, нашу блокировку всех резолюций?

Илюмжинов: Есть устав Организации Объединённых наций, есть международные законы, которые гласят, чтобы не вмешивались во внутренние дела. Сирия - это суверенное государство, как неоднократно заявлял президент Российской Федерации, и некоторые другие руководители государств, кстати, члены парламента тех самых стран, которые воюют против Башара Асада, что наша позиция - невмешательство во внутренние дела, пусть народ сам определится со своим настоящим и будущим.

Самсонова: Вы не боитесь, что с Башаром Асадом случится то, что случилось с вашим другим партнёром по игре - с Муаммаром Каддафи? Вы же с ним играли за несколько месяцев до того, как он был трагически убит.

Илюмжинов: Да, в прошлом году в июне месяце, когда я встречался с полковником Муаммаром Каддафи, я ему задал ему вопрос: «Не собираетесь ли вы покинуть свою страну?». Он сказал: «Я буду бороться за свою Родину, за свободу своего народа до конца. Никуда я не уеду. Здесь погибли мои внуки, внучка, дети, и я останусь». Мы были свидетелями, как те самые повстанцы, боевики растерзали тело Муаммара Каддафи, а через год растерзали тело американского посла в том самом городе Бенгази, где начиналась революция. Сейчас мы видим, что Ливия уже не единое государство, там постоянно проходят столкновения, по сути, идёт гражданская война, как в Ираке, в Афганистане, как в других государствах. Нужно поддерживать международные законы - невмешательство во внутренние дела.

Самсонова: Вы играли и с Саддамом Хусейном в шахматы. Тогда вы тоже поддерживали его позицию?

Илюмжинов: Моя позиция - не поддерживать того или иного лидера. Моя позиция - пропагандировать шахматы. Я посещаю для этого страны, как раз в 1996 году мы проводили там чемпионат арабских стран, детский турнир, командный чемпионат. Саддам Хусейн поддерживал спорт, шахматы. Мы тогда даже хотели провести матч за звание чемпиона мира между Анатолием Карповым и Гатой Камским. Он поддерживал шахматы, шахматы были представлены в школах. Что произошло, мы тоже видим: была спокойная страна, а сейчас тысяча людей там погибает каждый год.

Самсонова: Как вам кажется, есть ли место шахматам в такой стране как Сирия? Когда привозят детей, чтобы вы сидели с ними и играли в шахматы, а в это время, в этот же год умирают сотни мирных людей, детей, а вы встречаетесь с лидером этой страны, который это допустил.

Илюмжинов: Погибают, потому что начали революцию. Там прошли выборы парламентские в мае. Руководство страны за диалог, как в прошлом году было и в Ливии, Муаммар Каддафи выступал за диалог, за то, чтобы сели за стол переговоров. Моя позиция и позиции Всемирной шахматной организации в том, чтобы все конфликты решались мирно, можно даже сказать за шахматным столом.

Самсонова: А вы с Путиным в шахматы не играли?

Илюмжинов: Нет.

Самсонова: Он не играет в шахматы?

Илюмжинов: Он играет в шахматы. В ФИДЕ входит 177 стран мира, в 22 странах президенты Национальных шахматных федераций являются ещё и главами государств, председателями правительства. В Армении, например, Серж Азатович Саргсян - президент Армении и президент шахматной федерации, во Вьетнаме бывший президент страны Нгуен Минь Чьет является  почётным  президентом шахматной федерации, в Азербайджане Ильхам Алиев также почётный председатель Федерации шахмат.

Самсонова: А кто из российской управляющей элиты самый лучший шахматист?

Илюмжинов: Многие играют. Заместитель председателя Государственной Думы  Жуков Александр Дмитриевич неплохо играет, он кандидат в мастера спорта, Андрей Макаров председатель бюджетного комитета Госдумы, Аркадий Владимирович Дворкович неплохой шахматист, сильный, отец у него был международным арбитром и организатором многих турниров. Многие играют, например, Михаил Сергеевич Горбачёв, очень любит шахматы.

Самсонова: После того, как вы покинули пост главы Калмыкии, не очень понятно, как происходит ваша жизнь, где вы живёте, чем вы заняты. Очень многие новости про вас связанны с бизнесом и с вашими компаниями. Вы можете сказать, в какую сумму вы оцениваете своё состояние на сегодняшний момент?

Илюмжинов: В 2012 году я покинул пост главы Калмыкии, я начал участвовать во многих международных бизнес проектах.

Самсонова: На момент, когда вы покинули пост, какое у вас было состояние?

Илюмжинов: У меня ничего не было, потому что 17 лет я возглавлял  республику, до 1993 года, когда я был избран президентом республики Калмыкии, у меня было более 50 различных компаний. Кстати, я был основателем биржи «Российская бумага», я являюсь учредителем, как физическое лицо, Торгово-промышленной палаты РФ, многие бизнесы я отдал, но с 2010 года я вернулся и сейчас налаживаю те самые связи, которые у меня были раньше. Сейчас, в основном, это международный бизнес в различных странах. Это связано  с сахаром, с нефтью, с газом, с телекоммуникационными проектами. На Украине, в Польше я приобрёл компании, которые занимаются новыми технологиями в области телекоммуникаций.

Самсонова: Меня потрясло, потому что вы начали как предприниматель до того, как стали главой Калмыкии, и вы ушли, как вы говорите, у вас ничего не было, а в этом году в частности вы создали инвестфонд, который оценивается в 5 миллиардов долларов. Меня потрясает, что за 2 года вы смогли аккумулировать на один из своих проектов такую сумму. Как вам удалось заработать миллиарды долларов за 2 года?

Илюмжинов: Это не мои деньги. В создании инвестиционных фондах я выступаю организатором, я привлекаю других своих друзей инвесторов с различных стран мира. У меня много друзей и в арабских странах, и в Японии, и в Китае. Буквально на днях мы подписали соглашение с одним из крупнейших китайских фондов на создание частного инвестиционного фонда, который будет с капиталом в 3 миллиарда долларов.

Самсонова: Ваших денег там нет?

Илюмжинов: Мои деньги там участвуют, и деньги моих партнёров, также государственных инвестиционных фондов  стран, в которых я работаю.

Самсонова: Просто интересно оценить, какой капитал может аккумулировать человек, который вышел с вашего поста, но вы не рассказываете, сколько сейчас на ваших счетах, какие компании вам принадлежат.

Илюмжинов: Я думаю, в следующем году можно будет посчитать, потому что сейчас некоторые проекты только начались. В некоторых случаях я участвую не с финансами, а я участвую по созданию того или иного бизнес проекта, и уже партнёры оценивают долю в той или иной компании.

Самсонова: Сейчас в Калмыкии достаточно активное сепаратистское настроение. Калмыкия входит список тех образований в Европе, которые хотят отделиться от государства, которому принадлежат. Такие разговоры идут в социальных сетях. Как вам кажется, какова вероятность успеха калмыцкого сепаратизма? Могут ли эти настроения победить?

Илюмжинов: Я думаю, что такого сепаратизма нет. В 1993 году, находясь в должности президента, народ тогда меня поддержал, мы первые выступили с инициативой «Единая Калмыкия в единой России». Если вы помните, я тогда отказался от поста президента Республики Калмыкии, я заявил, что в России должен быть один президент, мы оказались от Конституции.

Самсонова: Сначала вы были лидером сепаратистских настроений, вы договорились, насколько я понимаю.

Илюмжинов: Сепаратистом я никогда не был. В 1993 году в апреле, когда я избирался президентом, я шёл с лозунгом «Единая Калмыкия в единой неделимой России». Давайте вспомним начало 90-ых годов, когда был лозунг «Кушайте суверенитета, сколько скушаете».

Самсонова: Он в частности обращался к вам.

Илюмжинов: Я именно победил, 70% Республики Калмыкия поддержали меня, рядом были северокавказские республики, также республики Кавказа, которые отделялись, создавая государства. В это время я неожиданно провозгласил принцип - «Единая Калмыкия в единой России». 70% населения Калмыкии поддержали именно эту программу, которую я провозгласил. В 1994 году, когда отказался от поста президента республики, мы отказались от Конституции, от закона о гражданстве, от суверенитета республики. Я сказал, зачем нам нужно бумажные суверенитеты, когда есть один рубль, одна граница, один президент. Все мы должны развиваться в рамках России, в рамках евразийского пространства.

Самсонова: В 2010 году, давая интервью, вы стали рассказывать о своих контактах с инопланетянами. Как вы думаете, насколько это повредило вашей деловой репутации или не повредило? Сейчас вы бы стали об этом говорить?

Илюмжинов: Я не уставно про это говорю. Я буквально позавчера давал интервью одному из государственных каналов Китая, там тоже об этом спрашивали. Я об этом заявил не в 2010 году, а в сентябре 1997 года сразу после того, как я увидел. Я не стеснялся об этом говорить, потому что я увидел. В то время я был руководителем Республики Калмыкии, я доложил руководству Российской Федерации, там нормально отреагировали. После этого у меня был прямой эфир на радиостанции «Свобода», затем пресс-конференция в Лондоне на футбольном стадионе Челси, тогда мы проводили шахматный турнир вместе с Виши Анандом. Журналисты BBC тоже в прямом эфире задавали мне вопросы, это был сентябрь 1997 года. Наверное, тогда общественное мнение не было готово к тому, чтобы даже подумать, что мы не одни на этой земле, в этой галактике, в этой вселенной. Наданным НАСА в год они официально регистрируют более 4 000 контактов. В правительстве Англии, я знаю, создан специальный отдел, даже выделена должность в ранге посла в ООН по возможным контактам. Это есть, но это вопрос веры. Если я видел, если я ощущал это, то почему я не могу говорить об этом. Когда я официально в программе у Познера это говорил, я понимал, что для политика, для бизнесмена это не очень, могут пальцем люди крутить у виска, могут подумать, что в Кащенко меня нужно отвести.

Самсонова: Так же и поступят с любым человеком, который будет на полном серьёзе говорить о контакте с инопланетянами. Его действительно перестанут воспринимать всерьёз, но для вас эта история не стала таким маркером, наоборот, ваш бизнес развивается, ваш пост президента ФИДЕ никто не ставит под сомнения. Как у вас это получается?

Илюмжинов: Сейчас будет Рождество, все со свечками в церкви стоят, почему-то люди верят, что Христа распяли, а потом через несколько дней его не стало, а потом он куда-то вознёсся. Я поддерживаю все религии, я уважаю, церкви строю. Когда говорят: «Христос Воскрес», я отвечаю: «Воистину Воскрес».  Это так же вопрос веры. Если я верю, что есть другие разумы, другие цивилизации, если вы верите, что Христос воскрес, значит, он воскрес.

Самсонова: Но мы же не обсуждаем этот вопрос. Вопросы веры действительно остаются частными вопросами. Здесь меня интересует решение публично рассказать об этом.

Илюмжинов: Мы сейчас зайдём в любую церковь, то там публично всё происходит. Публично же про это рассказывают, по телевидению, по государственным каналам. Почему тогда мне нельзя говорить? В нашей галактике 200 миллионов звёзд, ещё сто лет назад Константин  Эдуардович Циолковский говорил, не наша галактика,  а наша солнечная система кишит разумными существами.

Самсонова: В какой момент вы установили связи с арабским миром?

Илюмжинов: В 1990 году, когда я был избран заместителем председателя Комитета по международным делам Верховного совета РСФСР, я курировал также арабские страны, много ездил, подружился со многими шейхами, с принцами. Они поддерживали меня, мою идею по развитию и популяризации шахмат. Так получилось, что очень много друзей у меня там. Кстати, послезавтра я улетаю в Объединённые Арабские Эмираты, вместе с принцем Султаном аль Нахайяном, внуком президента ОАЭ, мы проводим чемпионат  мира среди городов.

Самсонова: Наша страна, зная, что у вас действительно дружеские отношения с саудовскими принципами, использует как-то это в дипломатических целях? Вам приходилось передавать какие-то послания или что-то ещё от России?

Илюмжинов: Я являюсь гражданином России, отсюда никогда не уезжал и не уеду, это моя Родина. Когда я посещаю те или иные страны, не только арабские, я встречаюсь с главами государств, с лидерами этих государств, если какая-то интересная информация есть для России, я эту информацию, конечно, передаю. Я думаю, положительный момент в том, что я не чиновник, не официальное лицо, что позволяет мне беседовать с лидерами:  с Саддамом Хусейном, с Иоанном  Павлом II, с которым мы дружили, с президентом Южной Кореи Ли Мён Бак мы делали бизнесы, я продавал автомобили, с принцем  ОАЭ, с Башаром Асадом. Они спокойно разговаривают, они показывают ситуацию, как она есть. Я эту информацию довожу не только до руководства нашей страны, но и до лидеров западноевропейских стран, до президентов азиатских стран. В прошлом году после того, как я встретился с Муаммаром Каддафи, я эту информацию передал десятку президентам.

Самсонова: Какую информацию? Что он сказал?

Илюмжинов: Он сказал: «Если вы будете встречаться, передайте тому же Саркози, что я готов к диалогу, что я готов сесть прям сейчас за стол переговоров. Если выборы, тогда выборы. Пусть народ сам определит, какое будущее ему нужно», но этот его призыв никто не услышал, в то время уже Запад был заточен на то, чтобы свергнуть этот режим и разделаться с его лидерами.

Самсонова: Башар Асад передавал какой-нибудь привет Москве?

Илюмжинов: Он официально передаёт, потому что в Дамаске официально работают российское посольство, российское генеральное консульство, мы никуда не уезжали. По всем дипломатическим каналам передавал не только России, на встрече с руководством ООН он буквально кричит: «Не вмешивайтесь во внутренние дела государства Сирии».

Самсонова: Как вам кажется, если в стране происходят конфликты, которые лидер на протяжении долгого времени не может замирить, вы должны смотреть на это со стороны или вы должны что-то делать с этим?

Илюмжинов: В Ливии я два раза под бомбёжки натовские попадал, в Сирии я попал под обстрел боевиков, потому что аэропорт не работал, и я на машине проехал половину Сирии: от Дамаска до Бейрута. Конечно, я могу в стороне находиться, но я за мир.  Мы предложили сейчас, чтоб между Палестиной и Израилем провести шахматный матч, где стену строят это 6-метровую, 200 миллиардов долларов затрачивают. Тысячу шахматных досок поставить, с одной стороны тысяча палестинских детей, а с другой - тысяча израильских. Махмуд Аббас согласился, я с ним встречался, руководство Израиля согласилось. Сейчас хотим между Северной и Южной Кореей организовать матч  на мосту, где стоят миротворцы ООН. Мы только за то, чтоб был диалог, было сотрудничество, и не было войны.

Самсонова: В одном из интервью вас Познер спросил  про вашу будущую жизнь, и вы стали говорить про карму. Вы сказали тогда: «Я не знаю, какую я наработаю карму в моей жизни». Как вы сейчас оцениваете свою жизнь и свою карму?

Илюмжинов: У человека 108 перерождений, нужно стараться в каждой своей жизни нарабатывать позитив, думать о добром, помогать другим.

Самсонова: Ваша жизнь к этому моменту, скорее, в плюс или, скорее, в минус?

Илюмжинов: Я стараюсь позитивно всё делать: строить церкви, строить стадионы, дороги, газифицировать регионы, помогать деньгами.

Самсонова: А это перевесит то негативное, что мы видим о вас в прессе: якобы вы заказывали убийства, якобы вы устраивали жуткие коррупционные схемы в Калмыкии, якобы вы вышли из Калмыкии, будучи богатым человеком, что позволило вам сейчас  хорошо жить? Что перевесит ваши позитивные дела или эти истории?

Илюмжинов: Есть разные мнения, разные отношения. Я всегда стараюсь делать позитивные дела, думать позитивно, стараюсь думать о других людях тоже позитивно. Я столько лет и в бизнесе, и в политике, но у меня нет ни одного врага, я хожу без охраны. В душе я спокоен, я не чувствую, что я кого-то обидел.

Самсонова: Вы чувствуете себя хорошим человеком или плохим?

Илюмжинов: Это должны окружающие определять, а потом наступит тот день, когда на небесах будут определять. Это та самая карма позитивного и отрицательного. Я в своей жизни стараюсь всё делать позитивно, поэтому ощущаю себя комфортно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.