В Москве начались задержания на стихийном шествии против поправок к Конституции

Елена Липцер: Платон Лебедев не стал бы подавать кассацию, если бы не прокуратура

12 ноября 2012 Тоня Самсонова
1 633

Гостем программы ГОВОРИТЕ С ТОНЕЙ САМСОНОВОЙ стала адвокат Елена Липцер. Говорили  о том, может ли ухудшиться положение Платона Лебедева после рассмотрения кассации прокуратуры на решение о досрочном освобождении. Обсудили и дело о Болотной – Липцер защищает Михаила Косенко, которого следователи хотят отправить на принудительное психиатрическое лечение.

 Самсонова: Платон Лебедев написал письмо в ноябре Наталье Геворкян, которое рождает множество вопросов. Первый вопрос - почему вы обжалуете решение, которое смягчает положение?

Липцер: Видимо, когда Платон писал письмо Наталье Геворкян, ещё не было известно, что прокуратура обжалует это решение. 6 ноября мы узнали о том, что прокуратура подала Конституционное представление, обжаловала таким образом решение Вельского суда. Тогда Платон Леонидович принял решение, что мы тоже будем его обжаловать, поскольку мы с ним категорически не согласны.

Самсонова: Чего вы добивались после того, как снизили срок?

Липцер: Мы добивались того, чтобы приговор был приведён в соответствии с новым законом. Там были ещё и другие изменения, трудно вдаваться во все эти подробности. По нашим подсчётам, если пропорционально снизить наказание по всем тем статьям, которые были в законодательстве изменены, то он уже сейчас должен выйти на свободу, поскольку действует принцип пропорциональности, и наказание не может быть больше чем то, которое было назначено. И первый, и второй судья, которыерассматривали ходатайство, исходят немножко из каких-то других принципов и по-другому считают, поэтому и первое, и второе решение, которые хоть и снижали срок наказания, по нашему мнению, они были тоже несправедливыми. Поэтому сейчас была подана жалоба.

Если бы прокуратура не обжаловала, мы бы не обжаловали тоже, потому что от времени вступления в законную силу решения Вельского суда зависит рассмотрение нашей надзорной жалобы на приговор Хамовнического суда. Надзорное производство было возбуждено председателем Верховного суда Лебедевым, и дело было направлено на рассмотрение в президиум Мосгорсуда.

Самсонова: Объясните этот второй процесс, который у вас идёт не в Вельске, а в Москве. Он про что?

Липцер: Это надзорное обжалование приговора Хамовнического суда, что, конечно, гораздо важнее, потому что там мы ставим вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного следования вообще в связи с тем, что не было события преступления как такового. Когда председатель Верховного суда возбуждал это надзорное производство, он в постановлении написал очень важную вещь, что необходимо проверить, не были они осуждены дважды за одно и то же, потому что существует ещё приговор Мещанского суда, который в принципе охватывает примерно тот же период времени. Тогда они были осуждены не за хищения, а за другие преступления.

Самсонова: Какая из двух целей приоритетнее для вас и вашего клиента: чтобы Лебедев и все люди, которые сидят по делу ЮКОСа, вышли на свободу, или справедливость? Вы за что боретесь?

Липцер: Мы боремся за полное оправдание наших подзащитных. И если Московский городской суд рассматривает надзорную жалобу и удовлетворит наши требования, которые содержатся в надзорной жалобе, отменит приговор и прекратит уголовное преследование, тогда