Дмитрий Зеленин: Как губернатор я был опорой вертикали власти

Говорите с Тоней Самсоновой
4 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тоня Самсонова

Комментарии

Скрыть
Бывший губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин рассказал о том, что такое Ассоциация менеджеров России и чем он в ней занимается, прокомментировал новый закон о выборах губернаторов и объяснил, почему пока не готов объединяться ни с Кудриным, ни с Прохоровым, ни с Навальным.

Самсонова: Не скрою, каждый раз, когда я говорила своим коллегам, что ко мне в гости придет Дмитрий Зеленин, все в разной форме задавали один и тот же вопрос: а чем он сейчас занимается? Целый год прошел с вашей отставки, по-моему. Обидно слышать такой вопрос от журналистов?

Зеленин: Я являюсь президентом Ассоциации менеджеров, кстати, с 1998 года, более 10 лет. Это большая общественная организация, занимается объединением тех управленцев, которые жаждут быть известными, профессиональными, повышать свой уровень мастерства. Например, ТОП-1000 менеджеров России, который выпускается вместе с «Коммерсантом», это происходит осенью – это тот проект, который длится уже 7-8 лет. Все управленцы в России обязательно прошли через этот отбор. Кроме этого, у меня есть пакет акций компании «Алютерра», который я приобрел в сентябре прошлого года. Это компания, которая создает и монтирует фасады для многоэтажек – стеклянные, металлические, керамические, каменные. Все журналисты увидят работу этой компании в Сочи – там мы выиграли тендер на фасад пресс-центра. Большой контракт, почти 1 млрд. рублей. В современных условиях в Москве можно посмотреть на «Лотте Плаза».

Самсонова: Это дауншифтинг – уйти с поста губернатора и заниматься этим?

Зеленин: Я считаю, что это моя жизнь. Я всегда занимался бизнесом, начиная с 1988-1989 годов. Сейчас заново обустраиваю его после 8 лет губернаторства и еще почти 2 лет в ранге заместителя министра спорта. Поэтому многое мне приходится строить заново, но тем не менее, это обычная для меня деятельность.

Самсонова: Либо бизнесмен, либо политик.

Зеленин: Конечно. Но на самом деле, политик – это тот человек, который не только имеет должность в правительстве или в губернии, или занимается общественно-политической работой в партии, но в том числе, я считаю, политиком является любой общественный деятель, который имеет достаточно значимую четкую позицию. Считаю, что Ассоциация менеджеров имеет такую позицию на протяжении последних 10 лет. Я, как президент, в том числе помогаю Ассоциации и себе самому уточнять эту позицию. Поэтому в этой части я тоже занимаюсь политикой.

Самсонова: Когда вы уходили с поста губернатора по собственному желанию, вам делались какие-то предложения? У нас же своих не бросают, ушедший губернатор обычно перемещается на другую должность. С вами были такие переговоры?

Зеленин: Я рад, что меня наградили орденом. Особо предложений я и не ждал, да и мне, в общем-то, было и не нужно никаких предложений. По большей части я понимал, что я буду заниматься бизнесом, и сейчас я этим занимаюсь.

Самсонова: Вас тогда наградили орденом, а в 2007 году, я нашла на нескольких сайтах, что у вас есть медаль ФСБ России «За боевое содружество». Как вы ее получили?

Зеленин: Было большое количество событий в Тверской области, в том числе, нужно было организовывать сопровождение этих событий со стороны региональной власти. Была серия терактов, подготовок к терактам. Поэтому это следствие многолетней работы, но не только моей, а по большей части, администрации Тверской области, которая содействовала правоохранительным органам в части проведения их работы.

Самсонова: Расскажите подробнее. Это было 5 лет назад?

Зеленин: Да. Я могу рассказать о последнем теракте, который произошел на перегоне Москва – Санкт-Петербург, это было 27 ноября, более двух лет прошло, это ужасное событие. Но готовность сил МЧС, местной администрации, готовность системы здравоохранения – все очень серьезным образом влияет на количество пострадавших, жертв. Если регион готов, то мы имеем меньше ужасных последствий и потерь.

Самсонова: То есть в 2007 году вам как-то удавалось сотрудничать с ФСБ, чтобы предотвратить эти теракты.

Зеленин: Я думаю, что это по совокупности сотрудничество, начиная с 2004-2005 годов.

Самсонова: Вы же понимаете, куда я клоню. Не у каждого губернатора, даже предотвратившего какие-то страшные последствия чего бы то ни было, или не допустившего теракт, есть медаль ФСБ. А вы занимаетесь бизнесом, бизнес у вас интересный.

Зеленин: Здесь абсолютно нет никакого «второго дна» однозначно.

Самсонова: Я просто сижу и думаю: люди, которые каким-то образом связанные с ФСБ, определенным образом сидят, у них определенная осанка, определенное строение фигуры. Я пытаюсь понять: да или нет?

Зеленин: Каждый, наверное, задает себе какой-то вопрос, смотря на человека. Но я никогда не имел отношения к системе органов безопасности.

Самсонова: В вашей биографии об этом ни слова. Ваш уход из публичной, региональной политики особенно интересен, потому что очень многие силы делают ставку на региональные выборы. Вы собираетесь в качестве президента Ассоциации менеджеров или в качестве экс-губернатора поучаствовать в этом политическом процессе?

Зеленин: Считаю, что два срока губернаторства вполне достаточно для того, чтобы любой политик или чиновник смог бы рассказать не только о том, что он собирается сделать, но и сделать. Считаю, что в Тверской области я в любом случае отработал два срока – это почти 8 лет, этого достаточно для того, чтобы это продемонстрировать. Если в будущем в какой-либо другой области создадутся условия, то, может быть, я над этим подумаю. Но сейчас я размышляю совершенно о другом.

Самсонова: Говорят, что вся политика и демократия будет расти из регионов – снизу вверх, а не сверху вниз. Как вы относитесь к таким прогнозам?

Зеленин: Я думаю, что пройдет не менее 2-3 лет, так просто это получится. Да, как страна мы нуждаемся в том, чтобы у нас появлялись яркие политики. Даже нынешний состав правительства – люди абсолютно профессиональные, четкие, проработавшие много лет в министерствах на хороших должностях, проделавшие много работы, тем не менее, они нам неизвестны. Поэтому мы нуждаемся в притоке новых политиков. Но скорее всего, это будет не от регионального уровня. Для того, чтобы заново сформировалась та система выборов, которая была до 2005 года, нужно несколько лет. Скорее всего, мы разочаруемся в ближайшее время в региональных выборах. Будут идти не те люди, будут они достаточно скомканные, невнятные, иногда скандальные. Яркие фигуры – телевидение должно нам помочь найти их. Ну и фигуры должны быть подготовлены определенным образом.

Самсонова: Вы считаете, когда отменялись выборы в 2005 году, это было оправданное решение на тот момент?

Зеленин: Страна находилась на подъеме, у страны был достаточно активный и мощный лидер, для страны требовалось четкое решение по решению тех задач. Многое было сделано. На тот период времени, я считал раньше и сейчас считаю, что это было оправданным шагом – если мы говорим о 5-10-летней перспективе. Если мы говорим в целом о развитии демократии, может быть, это было сделано не так, как нужно. Но я продолжаю считать, что тогда это было правильное решение.

Самсонова: Как вы относитесь к тому, что многие ваши экс-коллеги, возглавлявшие регионы, области, были отправлены в отставку Медведевым перед тем, как закон о выборах губернаторов вступил в силу?

Зеленин: Определенная усталость населения, избирателей по отношению к власти состоялась в последние 2-3 года, поэтому нужны изменения. То, что нужно менять – да, нужно менять. То, что заложен именно такой механизм – отставка и заново выдвижение со стороны президента будущего губернатора – это было заложено в 2005 году, сейчас мы уже считаем, что механизм не соответствует нынешним реалиям. Но на самом деле это нормальная практика.

Самсонова: А что вас сейчас заставляет держать такую нейтральную позицию по отношению ко всем. Вы же не занимаетесь политикой, вы – частный предприниматель, у вас сельское хозяйство. Почему вы так осторожно?

Зеленин: Это моя точка зрения. Дело в том, что я планирую свою жизнь на 20-30 лет вперед.

Самсонова: Медведев вносит новый законопроект о выборах губернаторов и обещает на саммите, что никаких серьезных отставок не будет, а потом сыпятся губернаторы по собственному желанию в тех регионах, где они реально не могут переизбраться. Это не та вещь, по которой можно иметь разные точки зрения.

Зеленин: Моя точка зрения состоит в следующем: принятие этого закона было крайне необходимым, но начинать выборные кампании надо было не с 1 июня-июля, а, например, с 1 января следующего года. Дать возможность политическим партиям, общественным силам подготовиться к этому процессу. Мы сейчас увидим совершенно не те фигуры, на которых мы, как население, как избиратели, как граждане могли бы опираться. Нужно было дать определенное время подготовиться всей системе.

Самсонова: Тогда выберут не тех, кто строит вертикаль.

Зеленин: У нас был принят закон 2005 года, мы должны себя уважать как страна, мы должны уважать те законы, которые мы принимаем. Да, некоторые из них с ошибками, нет вопросов, но они работали, действовали. Почему мы там резко все начинаем менять? Мы запланировали новые инициативы в части развития страны – хорошо, давайте мы их с 1 января 2013 года запустим, а сейчас – президентский фильтр какой-то, какая-то суета. Это дискредитирует власть в обществе. Я считаю, что направление верное, но ошибки, как всегда, у нас регулярно случаются.

Самсонова: Когда отменялись выборы губернаторов, вы работали два срока губернатором, говорили, что это нужно для того, чтобы построить прочную вертикаль власти в большой стране, чтобы страна была монолитной, чтобы власть себя чувствовала уверенно. Вы когда работали губернатором, чувствовали себя опорой вертикали власти?

Зеленин: Конечно, я всегда чувствовал – у нас так построена система. У нас регионы не самостоятельны, и это еще один аргумент к тому, что мы не получим новых политиков из регионов. Никак. У нас 80% регионов зависят финансово от Минфина. Можно называть это опорой, а можно называть это зависимостью.

Самсонова: Или вертикалью?

Зеленин: Или вертикалью. Это сохранилось и будет продолжаться.

Самсонова: Когда за несколько дней до отставки Чиркунова я разговаривала с ним в этой студии, ему было уже особо нечего терять, и потом, это довольно понятная всем история, он рассказывал о квотах, который федеральный центр спускал на думские, президентские выборы в той или иной области. Расскажите, как это было устроено в Тверской области.

Зеленин: Были определенные расчеты, основанные на социологии. В том числе, я проводил как губернатор, как любой человек, который руководит этой большой территорией. Дальше были консультации – а что произойдет. В любом случае голосование на выборах – это индикатор того, что происходит на территории. За кого голосуют, что говорят во время выборной кампании? Эти индикаторы очень важны для того, чтобы понимать не только куда движется политическая система, но и куда движется экономика. Эти вопросы обсуждались, далее планировалось то, что нужно сделать для того, чтобы все пошли на выборы, чтобы максимальное количество людей присутствовало на выборах, какие предварительные могут быть результаты. Что касается квот, мне, конечно, было приятнее и удобнее было работать с муниципалитетами, когда там большинство депутатов занимало понятную мне позицию. Но это всего лишь мне приятно и удобно. Но в итоге выбирали в любом случае избиратели тех людей, которые хотели идти во власть. Выборы же не только пропорциональные – когда выбираются партии, но и мажоритарные – когда выбираются конкретные депутаты.

Самсонова: Когда вы говорите, что вы проводили опросы перед выборами, например, возьмем президентские в 2008-м, с кем проходили переговоры? Вы говорите, что вы консультировались, показывали цифры.

Зеленин: Консультировались с администрацией президента по поводу этих опросов – какое настроение в обществе. Как индикатор этого настроения, конечно же, голосование.

Самсонова: Кто от администрации президента с вами работает? Полпред?

Зеленин: Конечно же, система полпредства и, в том числе, единичное количество совещаний в администрации президента.

Самсонова: Кто их проводит?

Зеленин: Их проводят разные люди – и Говорун Олег Маркович, и Сурков Владислав Юрьевич. Это руководители, которые помогают, в том числе, понять, что плохо на территории. Если настроения к власти, к политическим партиям от региона к региону разное, значит, что-то неправильно, значит, нужно поправить то, что ты говоришь с экрана, какие решения ты принимаешь. Власть не может быть непопулярна, иначе тогда никакие экономические программы, самые замечательные решения, не будут востребованы. Ты не сможешь, например, запустить новый промышленный центр, потому что есть люди, которые против того, чтобы здесь располагалось производство, а есть люди, которые за, потому что это – рабочие места. Если ты непопулярен, если ты не отвечаешь чаяниям людей, если тебе не верят, то в любом случае тебя обвинят, у тебя не будет здесь предприятия.

Самсонова: Таким образом, логично или нелогично делать одним из индикаторов работы губернатора отношение к «Единой России», к президенту в его регионе?

Зеленин: Дело не в отношении к «Единой России» и президенту. Дело в популярности самого губернатора. Например, завод Hitachi никогда бы не сел на Тверскую область, если бы не было доверия губернатора, что это важно и нужно, не будет никаких экологических последствий. Действительно не будет, но это же нужно доказывать. И если мне не доверяют, то, значит, я не смогу реализовать этот хороший для территории проект.

Самсонова: Вашей нынешней компании, акционером которой вы являетесь и которая работает сейчас в Сочи, чтоб получить этот контракт каким-то образом помогли ваши связи в министерстве спорта, где вы когда-то работали?

Зеленин: Нет-нет. Это строительная тема. Помогли мои знакомства не только как губернатора, но и моей предыдущей жизни. Это был тендер коммерческой организации, а не в системе Минспорта и не в системе власти. Это субподряд. Крупный, но тем не менее. Это помощь той строительной организации, которая строит весь этот комплекс.

Самсонова: Вы верите в проект Сочи? Вы считаете, он в целом хорош для региона?

Зеленин: Для Сочи он, конечно, колоссален, он даст очень многое для Краснодарского края. Конечно, есть определенные ошибки, которые связаны обычно с такими же крупными проектами. Но польза для развития юга страны, конечно же, колоссальная. Никогда еще такую инфраструктуру никто бы не построил для Сочи.

Самсонова: Как президент Ассоциации менеджеров, как вы оцениваете, насколько эффективно тратятся там деньги?

Зеленин: Мне трудно оценить. Мы потом, как страна, наверняка проверим то, как кто тратит деньги. Мне кажется, что контроль зачастую излишен. Например, некоторые решения мне кажутся с перебором. Например, на «Роза Хутор» – некая площадка, на которой будут проходить горнолыжные соревнования – там, на мой взгляд, достаточно много заборов. Зачем они нужны в горах – я так и не знаю. Если это нужно для соображений безопасности – может быть. Поэтому некоторые решения наверняка неэффективны.

Самсонова: Но это останавливает.

Зеленин: Мы, как страна, получили необходимый заряд. Спортсмены и молодежь очень рады тому, что Олимпиада будет проходить у нас. Они получили возможность тренироваться, приобрести оборудование для своих тренировок.

Самсонова: У тебя такой позитивный взгляд на все.

Зеленин: У меня всегда позитивный взгляд.

Самсонова: Как вам удается закрывать глаза на какие-то проблемы?

Зеленин: Я каждую проблему вижу и понимаю. Более того, я крайне недоволен тем, что происходит. Но мы сейчас говорим об общих процессах, а не о конкретике, которая происходит каждый день и каждый час. Там очень жесткие, плохие, отвратительные поступки и отвратительное поведение. Но мы же только что говорили о том, что нужно. Например, в Тверской области до моего прихода был один ледовый дворец, сейчас их 8, открывается 9-й. Когда еще наша страна или любой другой регион имел эти возможности? Никогда. А вот то, что происходит на улицах, в том числе, вокруг нас – это шокирует, очень сильно не нравится. Но без амбициозных целей, без амбициозных задач мы никуда не пройдем. И так-то люди не верят в будущее, перестают верить. Нам нужно заново перестраиваться. Но не видеть позитива в своей стране и в том, что мы делаем, гордости за спортсменов – невозможно. Тогда что мы здесь делаем, зачем живем?

Самсонова: Не все так позитивны. Даже крупные менеджеры России выходят на разные митинги, им что-то не нравится. Насколько в Твери разделяют эти настроения? Я не слышала об акциях в Твери.

Зеленин: В провинции такие настроения сильны, но не так, как в Москве и Санкт-Петербург. Зачастую это несколько десятков человек, что очень плохо. Все-таки разница между Москвой и другими регионами колоссальна. Это плохо. Это означает, что в том числе моя работа по созданию общественных организаций, по развитию гражданского общества не до конца удалась, я не решил те задачи, которые я ставил перед собой.

Самсонова: Если вам в какой-то момент придется выбирать между официальной политикой, между нынешним политическим истеблишментом и теми людьми, которые претендуют на роль истеблишмента сейчас, для вас этот выбор однозначен?

Зеленин: Для меня будет однозначен выбор, если мы говорим о персонах.

Самсонова: Хорошо - Путин или Навальный?

Зеленин: Навальный не обладает опытом, у него нет команды.

Самсонова: Путин или Кудрин?

Зеленин: Если я увижу у Кудрина или у Прохорова хотя бы 5 человек, на которых он опирается...

Самсонова: Вы, например.

Зеленин: Это мы увидим. Вопрос в идеологии и в инструментах. Но если я увижу, то я смогу оценить Кудрина, Прохорова, Навального. Но пока никакого единства вокруг них я не вижу. Я абсолютно позитивно, четко понимаю, что люди хотят сказать. Но высказывают они зачастую глупо и непрофессионально. И то, что происходит сейчас, мне крайне не нравится, потому что изменения в нашей стране нужны, но как выстраивается все вокруг... Я бы с радостью участвовал.

Самсонова: В чем, например?

Зеленин: В тех изменениях и в нарабатывании тех инструментов, которые нам нужны. Наверное, после 8 лет губернаторства я что-то знаю, но, к сожалению, это приложить не к чему – если мы говорим об изменениях. Ни у Прохорова, ни у Кудрина, ни у Навального нет команды. И я не верю человеку, как политику, если его не поддерживают хотя бы 5-10 человек в тех высказываниях, мыслях, которые идут от него.

Самсонова: Допустим, вам бы предложили стать командой одного из этих троих политиков?

Зеленин: Я с ними поговорю для начала.

Самсонова: А вам не приходили такие предложения?

Зеленин: Нет.

Самсонова: Это очень странно, на самом деле.

Зеленин: Значит, это не нужно.

Самсонова: Или они не видят в вас человека, который может поддержать. А может человек, чья компания занимается проектами в Сочи, поддержать Прохорова или Навального?

Зеленин: Я не занимаюсь проектом в Сочи. Компания, в которой у меня пакет акций, занимается стройкой. Конечно, я могу поддержать любого, если эта поддержка соответствует моим личным убеждениям.

Самсонова: У Ассоциации менеджеров России есть политическая программа?

Зеленин: Политической программы нет. Это организация, которая работает с профессиональным сообществом. Там вырабатываются решения, которые, в том числе, нужны для министерств, Государственной думы, для самих менеджеров. Например, есть комитет – все работает на абсолютно безвозмездной основе – который вырабатывает точку зрения на совершенствование законодательства в части экономической безопасности. Например, сейчас в Государственную думу поступил законопроект о разделении статьи «Мошенничество» на различные составляющие.

Самсонова: То есть вы занимаетесь ежедневной рутинной работой, которую никто не видит.

Зеленин: Этим занимаюсь не я, а общественная площадка. Без этого невозможно. Без мнения профессионального общества у нас получится как с реформой энергетики. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.