Журналист Шеремет: «У власти нет возврата к цивилизованной дискуссии с оппозицией. Немцов был одним из немногих лидеров, открытых к диалогу»

6 марта 2015 Михаил Фишман
18 385 1

Прошла неделя со дня убийства Бориса Немцова. Нам придется жить дальше без Немцова, зато с последствиями этого преступления: с политическим террором, который пришел в нашу жизнь на этот раз бесповоротно и окончательно. 

Убийство Немцова отличается от всех остальных заказных убийств, которых в Москве было уже немало. Мы понимаем, за что убивали Анну Политковскую и Наталью Эстемирову. Мы отчетливо представляем себе, зачем расстреляли братьев Ямадаевых — одного на Смоленской набережной, другого в Дубае, и Мовлади Байсарова на Ленинском проспекте. Мы знаем, за что был убит Буданов. Мы понимаем, с чем могло быть связано убийство Листьева. За что убит Литвиненко. До сих пор теряемся в догадках про Пола Хлебникова, это правда. Но у нас нет сомнений, что Немцов убит не из-за денег и даже не из за своих антикоррупционных расследований в Ярославле. За коррупцию в Ярославле так не убивают.

За что же он на самом деле мог быть убит? Этот вопрос Михаил Фишман задал журналисту Павлу Шеремету. 

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера