Журналист Шеремет: «У власти нет возврата к цивилизованной дискуссии с оппозицией. Немцов был одним из немногих лидеров, открытых к диалогу»

И так далее с Михаилом Фишманом
6 марта 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Прошла неделя со дня убийства Бориса Немцова. Нам придется жить дальше без Немцова, зато с последствиями этого преступления: с политическим террором, который пришел в нашу жизнь на этот раз бесповоротно и окончательно. 

Убийство Немцова отличается от всех остальных заказных убийств, которых в Москве было уже немало. Мы понимаем, за что убивали Анну Политковскую и Наталью Эстемирову. Мы отчетливо представляем себе, зачем расстреляли братьев Ямадаевых — одного на Смоленской набережной, другого в Дубае, и Мовлади Байсарова на Ленинском проспекте. Мы знаем, за что был убит Буданов. Мы понимаем, с чем могло быть связано убийство Листьева. За что убит Литвиненко. До сих пор теряемся в догадках про Пола Хлебникова, это правда. Но у нас нет сомнений, что Немцов убит не из-за денег и даже не из за своих антикоррупционных расследований в Ярославле. За коррупцию в Ярославле так не убивают.

За что же он на самом деле мог быть убит? Этот вопрос Михаил Фишман задал журналисту Павлу Шеремету. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.