«Это было не интервью, а провокация». Немецкий журналист об общении с «Россией-1».

Эксклюзивное интервью с автором фильма про допинг Хайо Зеппельтом
И так далее с Михаилом Фишманом
22:31, 10 июня
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

В четверг, 9 июня, в Кельне журналист немецкого телеканала ARD и автор фильма о допинге российских спортсменов Хайо Зеппельт поспорил с журналистами ВГТРК. Съемочная группа телеканала «Россия-1» во главе с журналистом Ольгой Скабеевой приехали в Берлин, чтобы взять интервью у Зеппельта. Однако интервью закончилось потасовкой. Вот что рассказал Хайо Зеппельт о поведении журналистов российского федерального телеканала.

Фишман: Вы встретились с российским государственным телеканалом, и это оказался интересный опыт. Мы видели, как российское телевидение показало эту встречу. А что произошло на самом деле?

Зеппельт: Сначала интервью шло хорошо, но вскоре эта Ольга начала задавать по-настоящему странные вопросы: платят ли мне за то, что я делаю, сторонник ли я того, чтобы Россия не попала на Олимпиаду, зачем мне это? И с каждым вопросом я все яснее понимал, что это не интервью — это провокация. Потом она спросила меня о том, что не имело никакого отношения к нашему последнему фильму, она хотела, не сходя с места, увидеть доказательства того, что изложено в первой документалке. Если она задает мне вопросы про первый фильм, то получается, что в этот момент интервью я должен предоставить ей документы, письменные свидетельства и прочее. Я объяснил ей, что не смогу этого сделать, я же здесь, в комнате гостиницы в Кельне, а мой офис далеко отсюда, и у меня нет с собой всех доказательств, я не могу ей помочь.

Оказалось, что два оператора постоянно вели съемку в приватной части моих апартаментов и ближе к спальне, и чем дальше, тем больше мне казалось, что это все не про интервью и не про фильм, а лично про меня. Я сказал Ольге, что больше не хочу говорить, и попросил уйти, я повторил это пять, 10 раз, она никак не реагировала. Потом где-то через полчаса я сказал: «Хорошо, тогда я сам вынесу ваши вещи, штатив, например». И потом эта так называемая Ольга встала прямо перед дверью, она никуда не хотела уходить, она стояла там, а я просил ее: «Выйдите из номера». Она не двигалась, так что я толкнул ее к выходу. В самом конце она спросила: «Вы, правда, хотите, чтобы Россия, — только она использовала не «Россия», а «мы», — вы, правда, хотите, чтобы мы не попали на Олимпиаду? Я горжусь своей страной». Я ответил: «Извините, вы можете гордиться сколько угодно, но не это должно быть важным для журналиста, будь то российский или немецкий журналист, любой, по всему миру. Если вы не сохраняете дистанцию с теми людьми, о ком вы рассказываете, это все становится очень сложно».

Она просто хотела вовлечь меня в разговор, конечно. Я не понимал, что в это самое время они ни на минуту не остановили съемку и продолжали снимать по всему моему номеру. Потом они все-таки вышли, и я подумал, что все закончилось, но оказалось, что они не покинули здание, они все еще стояли прямо перед моим номером. Тогда я сказал им, что вызываю полицию, они снимали меня, как папарацци снимают кинозвезд, сильно приближая камеру к лицу. Я сказал им: «Прекратите», но я слабо представлял, что мне делать дальше, полиция еще не приехала. Позже я еще раз сказал им, что полиция в пути, внезапно они решили уйти, и в этот момент я подобрал с пола ветрозащиту для микрофона, чтобы я смог потом доказать, что все это, правда, произошло.

Фишман: Вас обвиняют в атаке на Россию. Какую цель вы преследуете вашими расследованиями?

Зеппельт: Могу сказать так: я работаю журналистом и пишу об историях, связанных с допингом, 20 лет. Я был на Ямайке, в Америке, Германии, Австрии, Кении, Белоруссии, Китае — везде. Мы проводим антидопинговые расследования по всему миру. Несколько недель назад мы были в Великобритании и задержали британского доктора, который предлагал определенные вещества профессиональным спортсменам. Моя деятельность не направлена исключительно на Россию. В случае с Россией проблема в том, огромная проблема в том, что в 2014 году мы снимали документальный фильм в преддверии Олимпиады в Сочи. Мы хотели выяснить, как Россия работает в антидопинговом направлении, это стало началом, и причиной тому послужили Олимпийские игры в Сочи.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.