Внимание, черный ящик: как электронное голосование перевернуло выборы в Москве

24 сентября, 22:20 Михаил Фишман
4 903
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

На этих выборах в Москве впервые использовали электронное голосование. По результатам онлайн-голосования в столице в Думу не прошел ни один оппозиционный одномандатник. Как опыт электронного голосования в Москве хотят распространить на всю Россию — в колонке Михаила Фишмана.

Выборы в массовом порядке и огромных масштабах фальсифицируются в России с 2007 года, это когда Путин провозгласил себя отцом нации и Конституцию заменили формулой «нет Путина — нет России». В 2011 году масштаб фальсификаций, по оценке Сергея Шпилькина, был примерно такой же, как сегодня: половину голосов (тогда это было больше, не 14 млн, а 15 млн) «Единой России» подкинули, а иначе у нее бы не было даже простого большинства — тогда одномандатников не было, были выборы только по партспискам. Собственно, поэтому после тех выборов одномандатников и вернули.

Из тех 15 млн приписанных голосов в Москве нарисовали около миллиона, но получился большой скандал, люди вышли на улицу, Навальный стал лидером оппозиции, в общем, родилось Болотное движение, Болотная площадь. Потом были массовые протесты на выборах в Мосгордуму — 2019-й год, ОМОН громил людей на улицах как врагов, а потом их сажали в тюрьму за пластиковые стаканчики, потом — уже этой зимой — митинги за Навального, то же самое, но репрессиями рейтинг партии не поднимешь, он от них не встает. Этой весной «Единой России» доверяли 15% москвичей, а еще выборы проводить, а как? Вопрос от телезрителя из Кремля: как выполнить KPI по явке и процентам, избрать 15 правильных одномандатников — так называемый список Собянина, — и чтоб без скандала, как в 2011-м, когда председатели избирательных комиссий убегали с мешками бюллетеней через окно? Внимание, черный ящик. Вот электоральная карта Москвы до обнародования результатов электронного голосования:

В восьми «зеленых» округах по итогам голосования ногами на участках побеждает оппозиция. А вот итоги выборов после объявления итогов голосования в онлайне:

Ни один оппозиционный кандидат не прошел в Думу. По итогам ДЭГ — дистанционного электронного голосования — Москва не только не оппозиционно настроенный город — она, можно сказать, в середине списка поддержки «Единой России» по регионам:

Вот так начинается обращение московских членов УИКов и наблюдателей к главреду «Эха Москвы» и руководителю Общественного штаба по наблюдению за выборами Алексею Венедиктову, и под этим обращением уже тысяча подписей: 

В среднем на участках Москвы за КПРФ проголосовало 30,00% избирателей, это подтверждают данные с сайта МГИК и наши протоколы с участковых избирательных комиссий. За «Единую Россию» в среднем по Москве проголосовало 30,17% избирателей. Утром появились данные дистанционного электронного голосования (ДЭГ), которые кардинально отличаются от результатов, зафиксированных после подсчетов голосов вечером. В голосовании ДЭГ за КПРФ проголосовало 15,53%, а за «Единую Россию» — 44,77%. Тем самым разрыв в 0,17%, который мы в среднем фиксировали на участках, превратился в разрыв почти в 30,00%. Также в 8 из 15 одномандатных округов в результате ДЭГ поменялись кандидаты-победители. Мы не можем признать результаты ДЭГ… 

И перечисляют причины, по которым итогам ДЭГ в Москве доверять нельзя. Мы уже не раз обсуждали в эфире, почему ни одна крупная демократическая страна в мире не переходит на электронные выборы: система обязана быть прозрачной для избирателя, а если это не так, она нелегитимна по определению, даже если считает верно. Центризбирком уже утвердил итоги выборов, в том числе и результаты электронного голосования, и в Москве, и в шести других регионах, все, проехали, до свидания. Зато теперь у нас перед глазами есть чистый как слеза пример того, что происходит с выборами, когда диктатура переводит их в онлайн-формат. Как и почему почти два миллиона голосований — гигантская цифра, половина московской явки — как и почему они перевернули итоги выборов, подняли результат «Единой России» до ровно тех 45%, о которых мэрия должна была отчитаться перед Кремлем, и провели в Думу всех кандидатов из списка Собянина. Самое простое и понятное объяснение предлагает Анастасия Брюханова, независимый кандидат по Ленинградскому округу: на обычных участках она обыгрывала Галину Хованскую, и, как и остальных, ее утопил онлайн, где Хованская обошла ее почти вдвое. 

Кандидат от КПРФ Анастасия Удальцова до последнего момента, после подсчета 99% протоколов, лидировала на выборах в Госдуму в Нагатинском округе Москвы. Однако после подсчета 100% протоколов она заняла второе место (25,3%), уступив представителю «Единой России» Светлане Разворотневой после публикации итогов ДЭГ. Похожая ситуация была и в Ленинградском округе № 198, где победу над самовыдвиженцем Анастасией Брюхановой одержала справедливоросс Галина Хованская. По результатам очного голосования также лидировали кандидаты от КПРФ Валерий Рашкин (округ № 196), Михаил Лобанов (№ 197), Денис Парфенов (№ 200), Сергей Обухов (№ 205), Андрей Гребенник (№ 206) и Михаил Таранцов (№ 210). «Мы не разделяли и не разделяем онлайн- и офлайн-голоса, это не нужно, потому что неважно, откуда пришел голос», — поясняли в ДИТ Москвы.

РБК

На самом деле это важно и нужно, и мы к этому еще вернемся. Так или иначе, команда Брюхановой скачала с официального сайта наблюдения за электронным выборами транзакции электронного голосования — сколько когда проголосовали. И установила простую вещь: аномально высокий процент голосует за Хованскую в пятницу, первый день голосования, потом резко аномально высокий — в воскресенье, причем в конкретное время, с 6 утра, причем с 12:20 до 13:00 эта активность затухает — Брюханова в шутку называет эту паузу обедом — а потом нарастает снова, и в 14:30 внезапно прекращается — и до конца дня, до 20:00 уже идет нормальное, не противоестественное голосование: Брюханова снова несколько опережает Хованскую. Но главное — во всех 15 московских одномандатных округах точно такая история:

Любопытно, что фальсификации есть во всех московских округах, и обед у всех в одно и то же время — там все одинаковое, как под копирку.

В ответ Общественный штаб по наблюдению за выборами в Москве выложил свой график голосования за Хованскую и Брюханову, со словами Алексея Венедиктова, что штаб не выявил ни взломов, ни вбросов. Как не выявил, — удивляется Брюханова, — ведь это тот же график с теми же неестественными пиками. Но есть еще один момент, на который обращает внимание специалист по электоральной статистике Татьяна Михайлова. Помните, около 300 тысяч избирателей воспользовались заложенной на московских выборах функцией переголосования, это официальная информация. Переголосование — это транзакция в системе, и она идет в общий зачет, а потом пересчитывается — как раз из-за этого пересчета, как утверждается, подведение итогов электронных выборов в Москве затянулось на много часов.

Так вот, линия из красных треугольников — это все голоса Брюхановой, включая переголосование. А линия из зеленых звездочек — это ее финальный результат, то, что у нее осталось после переголосования, то есть с отменой предыдущих голосований. Михайлова называет этих избирателей нерешительными: проголосовали за Брюханову, а потом передумали. И передумывают они — видите, звездочка вдруг отстает от треугольника — в 10 утра воскресенья, как раз на пике голосования за Хованскую. И то же самое происходит на другом выложенном штабом графике — Кунцевский округ: там молодой коммунист Михаил Лобанов точно так же проиграл пропагандисту «Второго канала» Евгению Попову. И Татьяна Михайлова подмечает любопытное обстоятельство: 

Интересно, а за кого эти люди потом пере-голосовали? Из графиков нельзя определить, но можно догадаться. Переголосование разрешено через 3 часа. А значит... бинго! В 16:00 группы голосов приходят к Хованской на 198 участке и к Попову на 197, синхронно. <…> Эти графики крайне подозрительны и сильно намекают, что результаты фальсифицировались через алгоритм повторного голосования. 

На самом деле не в 16:00, а в час дня — после того самого обеда, про который шутит Брюханова, просто на графике штаба указано не то время, — собственно, это и есть одно из объяснений обеда. Штаб выложил только два таких подробных графика, только два округа, и Михайлова уверена — та же самая картина будет на всех остальных. В результатах московского онлайна есть еще одна уже отмеченная наблюдателями очень подозрительная странность: в онлайне при голосовании по спискам резко падает КПРФ и резко растет «Единая Россия» — у одномандатников то же самое — но результаты остальных партий не меняются. Штаб говорит: это разные типы избирателя: провластных активно зазывали в онлайн, они пошли, а коммунисты агитировали за офлайн, вот и получили. Допустим, но почему эти такие разные люди имеют такое одинаковое мнение по всем остальным вопросам? Одни едят только мясо, другие жесткие веганы, но на закуску берут один и тот же салат из томатов, баклажанов и авокадо под соевым соусом, а на десерт один и тот же банановый бисквит? Самое естественное объяснение — голоса КПРФ просто перекладывают к «Единой России». Но это все пусть убедительные, но гипотезы. Главное: как в принципе работает в электронном избиркоме от мэрии Москвы переголосование — функция, которую Алексей Венедиктов продвигал для того, чтобы защитить избирателя от давления. Онлайн-выборы проходят через блокчейн, чтобы каждое изменение было заметно извне — так обеспечивается прозрачность, — и код программы выложен в общий доступ, чтобы все видели, как что учитывается в электронном голосовании. Все транзакции: получение бюллетеня, голосование, учет голоса и так далее. Анонимность — тайна голосования — при переголосовании учитывается так: ваш бюллетень помечен неким флажком, идентификатором, ваш следующий бюллетень помечен так же, а потом система берет последний из множества одинаково помеченных бюллетеней, но не зная, кто их владелец. Так вот, программист Петр Жижин изучил код и обнаружил, что извне следить за переголосованием невозможно. 

Перейдем, наверное, к самой главной проблеме этого электронного голосования. Именно по этой причине процесс подведения итогов оказался непубличным и, на данный момент, абсолютно не перепроверяемым. На выборах ДЭГ в Москве была введена функция повторного голосования. Я предпринял попытки понять, каким именно образом нужно учитывать переголосования. Я нашел человека, который проголосовал два раза на выборах по одномандатному округу и два раза сохранил хэши голосования по инструкции от «Голоса»*. При этом, если открыть эти две транзакции в системе наблюдения за ДЭГ, то между ними не найдется ничего общего. Мы не видим никакого флага или идентификатора, который бы помог нам установить, что эти бюллетени пришли от одного человека. На основании какой-либо публичной информации, кажется, никому еще не удалось это сделать. Судя по интервью Артема Костырко на «Эхо Москвы» это сделать, похоже, и невозможно. 

И то же самое говорит программист Илья Сухоруков, который был наблюдателем от Брюхановой на электронном УИКе. Это он рассказал потом, что не смог получить доступ к данным после окончания голосования, потому что ему было сказано, что истек сертификат ноды наблюдателя, сертификаты выдает ФСБ — здравствуйте, товарищ майор — и после этого доступ к наблюдению так и не появился. И Сухоруков подтверждает: извне нельзя понять, как учитывается переголосование. Вот что он сказал вчера, в четверг. 

Вчера Артем Костырко обещал на закрытой встрече выложить так называемый приватный блокчейн — это та база данных, из которой можно восстановить количество и понять, какие голоса были поданы повторно, понять, какие из них следует учитывать, а какие отбросить как недействительные. Таким образом, исходя из нынешней информации нельзя точно установить результаты выборов. Напомню, выборы уже закончились несколько дней назад.

В переводе на русский это значит, что в черном ящике онлайн-голосования был черный секретный ход, задняя дверь — часть кода, известная разработчикам и больше не известная никому, и позволяющая им входить в систему когда им заблагорассудится и без контроля извне. Про ту же заднюю дверь в блокчейн говорит и Брюханова:

Нужно отметить, что механизм переголосования, хотя и выполняет благую задачу — это сейчас абсолютно черный ящик. Следов переголосования в блокчейне нет, нам остается лишь поверить на слово организаторам, что такое-то число граждан решили изменить свой выбор и поэтому часть бюллетеней не может быть учтена при подведении итогов.

То есть те, у кого есть ключ, могут войти внутрь, их никто не увидит, и они могут делать там что угодно. Смотреть, кто как голосовал, забирать голоса у одних кандидатов и отдавать другим, а может просто вбрасывать те, что они принесли с собой — онлайн-голосование не разбито по УИКам, бери пустые бюллетени и заполняй, явка-то низкая, их пустых несколько миллионов штук. И чем шире база онлайн-голосования, чем больше записалось избирателей — так вот зачем эти розыгрыши квартир и автомобилей, реклама у политических инстаблогеров и селебрити, а мы то думали, ну зачем власть на свою голову ищет приключения, ведь накачка явки на фоне сильных протестных настроений — это самоубийство — так вот, чем шире база, тем проще забирать у одних и передавать другим, что — я напомню — регулярная практика фальсификаций в реальном мире и что, как с большой уверенностью предполагают эксперты, и было сделано в отношении всех без исключения 15 московских одномандатников. Скандал огромный, Элла Памфилова уже забирает электронное голосование у Москвы, переголосования больше не будет, зато электронное голосование будет расширено на платформе «Госуслуг». Вопрос телезрителя из Кремля: будем голосовать электронно? Удобно же. Внимание, черный ящик.

*По решению Минюста России Движение «Голос» включено в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента

Фото: Максим Мишин, пресс-служба мэра и правительства столицы

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Игорь Антонов

    Бургас
    24.01.2021

    Живу в другой стране, хочу знать правду из достоверных источников.

    Помочь
  • Константин Науменко

    Москва
    04.02.2021

    За 99 рублей каждый месяц я бы подписался. А то и так в месяц уходит много денег на другие подписки.

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде