Выборы-2021. Как Путину расчищают дорогу в 2024 год

17 сентября, 22:15 Михаил Фишман
11 672
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Начались вторые трехдневные выборы в российской истории. 

Дело уже привычное, но, даст бог, с 2024-го года перейдем на шестидневку. А там и больше. Представьте себе:

2036-й год, Владимиру Путину — 84 года, он на полной самоизоляции уже семь лет, но по-прежнему в отличной форме, голосует исключительно электронно. Денег перед выборами больше на руки не дают, зато версий гибели митрополита Филиппа не от рук Малюты Скуратова уже 23, и из них 8 подтверждаются документами. Аватар Владимира Путина призывает граждан прийти на выборы в начале каждого выпуска новостей, потому что выборы теперь проходят круглый год, кроме субботы и воскресенья. Впрочем, приходить на участки необязательно, потому что все россияне по умолчанию записаны на электронное голосование. Это очень удобно, потому что у вас есть выбор: вы можете или сами проголосовать за «Единую Россию», которая идет на выборы под лозунгом «Защитим наше великое прошлое», или за вас это сделает система по итогам анализа вашего профиля на Госуслугах. Разработчики гарантируют: манипуляции с электронным голосованием невозможны, и если вы против «Единой России», то система так за вас и проголосует, но последний такой случай зафиксирован в 2033-м году. И тоже по понятной причине: за год до этого в Конституцию были внесены две поправки. Первая автоматически продлила президентские полномочия Владимира Путина до тех пор, пока у него не появится достойный преемник или конкурент. Как сказал аватар Путина, «как только увижу, что страна в надежных руках, то окончательный выбор всегда только за российским народом». А вторая поправка звучит так: предательство интересов государства преследуется по закону, и в Уголовном Кодексе сразу появилась статья, карающая голосование против действующий власти пятью годами тюрьмы. Депутаты предлагали давать 10 лет, но аватар Путина лично внес смягчающую поправку. «У нас не 37-й год», — говорило его изображение с трибуны Государственной Думы. И это было чистой правдой: 37-й год будет через год. Привет вам из 2036-го...

Ну да, я согласен. Признаю. Плохо. На фестивале фантастического стендапа меня бы зашикали за отсутствие воображения. Какой к черту 36-й год? Это же все сегодняшний день. Чем сегодняшний портрет Путина в телевизоре отличается от его аватара 2036-го года? Ну как чем? Моложе на целых 15 лет. Как можно уйти на самоизоляцию из самоизоляции, в которую Путин ушел уже почти полтора года назад?

Вот если бы он вышел из самоизоляции, тогда другое дело, но с этим придется подождать примерно до 2036 года. То ли Путин не хотел лететь на саммит ШОС в Душанбе, то ли, что более вероятно, не хочет с кем-то встречаться. В общем, загадка. Особенно после рассказа о десятках заболевших в его окружении, который для простоты можно считать еще одной версией гибели митрополита Филиппа.

Трехдневное голосование начинается как силовая спецоперация, и это не случайность. В четверг Следственный комитет завел уголовное дело о запланированных массовых беспорядках. Об этом не просто пишут в агентствах, об этом говорят на центральных каналах. Были задержаны несколько человек, среди них — активист Дмитрий Чабанов, он на днях хотел повесить напротив Лубянки протестный баннер, и студентка Высшей школы экономики 20-летняя Мария Платонова, которая летом помогала с дизайном штабу независимой кандидатки-одномандатницы Анастасии Брюхановой.

Раньше людей демонстративно хватали и калечили перед митингами, чтобы другим была наука, а теперь арестовывают перед выборами, посылают тот же самый сигнал: страна переведена в режим чрезвычайного положения, любое несогласованное движение — это по умолчанию попытка переворота.

Соратница Навального, глава «Альянса врачей»* Анастасия Васильева пишет, что ее разочаровала команда Навального, — в стиле, каким обычно пишут боты под управлением «Центра Э», и тоже накануне выборов. Единственная, кроме сочувствия к ней, эмоция, которую вызывает такая новость, — это страх: а что если методы из застенков белорусского КГБ уже экспортированы в Россию? Ничто не должно помешать людям проголосовать так, как от них этого ожидает Владимир Путин. Центральные телеканалы пугают население вредителями-наблюдателями: они вас считают. И конечно, как без нашего героя, нашего хедлайнера, нашего любимого депутата, председателя комиссии по разоблачению всех коварных замыслов американских империалистов Василия Пискарева? Тут дело такой чрезвычайной важности, что в эфире даже звучит фамилия, которую обычно нельзя произносить вслух, а то Россия рухнет в тартарары.

Речь все о том же: Кремль продолжает свою бескомпромиссную, беспощадную и абсолютно безнадежную борьбу с приложением, через которое команда Навального рассылает списки для «Умного голосования». Уже Роскомнадзор блокирует Google Docs, уже DDoSят телеграм-бот и сайт, а Дума и Совет Федерации пообещали принять против Apple и Google новые законы, по которым их будут преследовать уже в уголовном порядке. А я предупреждал Тима Кука: эти шутки с московскими прокурорами для него добром не кончатся.

От депутата Пискарева тоже не спрячешься. Как он говорит, Googlе «продолжает ту же политику, которая ранее вызвала возмущение не только у депутатов, но и в обществе в целом». С одной стороны, депутат Пискарев тысячу раз прав, разделяя депутатов и общество. С другой стороны, а откуда он знает, что про это думает общество? Сказали по телевизору? Зрительская масса ничего такого заявляла. Кремль уже которую неделю изо всех сил продвигает рекомендации Навального. Люди смотрят новости, там Путин зовет их на выборы, а они такие: а голосовать то за кого? Где искать? Кто подскажет?

За Тима Кука не скажу, но лично я так и не понял, почему из-за рекомендаций Навального в стране чрезвычайное положение, а заодно Apple и Google теперь достанется, а список Собянина, например, в рамках закона. Но шутки кончились утром в пятницу. Хорошо смеется тот, кто смеется последний. И Google, и Apple синхронно удалили приложение «Навальный» из своих российских магазинов. Apple в письме Ивану Жданову ссылается на решение Генеральной прокуратуры закрыть доступ к ресурсам признанных экстремистскими и запрещенных в России ФБК* и штабов Навального*, а также судебное решение по этому поводу, хотя приложение «Навальный» не имеет никакого формального отношения к этим организациям.

Казалось бы, можно поспорить с сенаторами и депутатами о легальной стороне дела — туманные ссылки на Пентагон, эти все «есть основания полагать» — это ж не разговор. Но не тут то было. Только что журнал Time включил Навального в список самых влиятельных людей мира. Он самый известный сегодня в мире политический заключенный, и тем не менее Google и Apple скорее соглашаются на большой мировой скандал, чем на ссору с российской властью. Это серьезная победа Кремля. The New York Times пишет, как она была достигнута:

Как говорит источник, осведомленный о том, как принималось это решение, «Гугл» убрал приложение из магазина в пятницу утром после того, как российские власти пригрозили уголовным преследованием сотрудникам компании в России, назвав конкретные фамилии.

Потому что Собянин с трудом победил Навального на выборах мэра 8 лет назад? На самом деле да, именно потому что с трудом: война на уничтожение с «Умным голосованием» хоть и производит со стороны впечатление неистового безумия, происходит по одной единственной причине — она подтверждает, что Навальный — как символ протеста, как символ неконтролируемой Кремлем политической воли, как символ гражданского общества, того самого, которое существует отдельно от депутатов, — является главным конкурентом Владимира Путина не конкретно на этих выборах, а на всю ближайшую историческую перспективу. Не только и не столько конкретно сейчас, в виде списков для «Умного голосования», сколько как неподвластный цензуре и пропаганде феномен общественной самоорганизации. Навального посадили, его политический штаб разгромлен, его соратники выдавлены из страны, его сторонники лишены не только кандидатов на выборах, но и в принципе избирательных прав, но он по-прежнему способен повлиять на итоги голосования, а это значит, что по-прежнему жизнеспособен воплощенный в его имени и фамилии общественный интерес. Вот что говорит политолог Кирилл Рогов:

Нужно криминализовать технологию сетевой координации людей, объявить ее незаконной, вредоносной, сделанной Пентагоном, вот это вот все. И на самом деле борьба идет вот за это, за ту инфраструктуру гражданского общества, политического активизма и независимых СМИ, которая была создана за последние пять-восемь лет, которую теперь пытаются они подавить и уничтожить, потому что ее сила стала все больше и больше проявляться, в чем и был феномен Навального.

Выборы в Парламент никогда не определяли напрямую государственную политику. После того как Ельцин покончил с двоевластием стрельбой по Белому дому, Россия была президентской республикой. Но они всегда что-то значили. В 1990-х выборы в Думу — а это были свободные выборы, что в 1993-м, когда победил Жириновский, что в 1995-м, когда победил Зюганов, — так или иначе отражали общественный интерес. В 1999-м на выборах в Думу определился преемник Ельцина, и это были самые конкурентные и самые острые парламентские выборы. Выборы 2003-го прошли на фоне ареста Ходорковского и стали последней точкой на пути к переходу к новой России, к России Путина — к такой, где результаты выборов предопределены заранее и потому значения не имеют. В 2007 году «Единую Россию» Путин единственный раз вел лично, ведь он уходил из президентов, и выборы должны были подтвердить его положение короля и отца нации.

«Единая Россия» тогда получила 64%. Тогда же и начались, кстати, действительно массовые фальсификации. Как в анекдоте: тут ему и поперло. На следующей неделе рокировке Путина и Медведева исполнится 10 лет: выборы декабря 2011-го на фоне возвращения Путина в Кремль превратились в его первый настоящий политический кризис: кто мог ожидать, что «Единую Россию» ждет провал, что в одной только Москве ей пририсуют миллион голосов и что после этого сто тысяч человек выйдут на улицу в знак протеста?

Да, это тогда лидером оппозиции в России стал Навальный, и это тогда впервые сработало «Умное голосование» — призыв Навального голосовать за любую партию, кроме «партии жуликов и воров». Не то чтобы Навальный предопределил тогда поражение «Единой России», но он угадал тренд и выиграл. И с тех пор выборы — очередной рубеж, еще одна взятая высота, дверь в будущее, в котором сравнение с 1937-м годом из шутки превратится в унылый штамп. Это с тех пор у депутатов действительно есть работа: не дать заглохнуть бешеному принтеру, который печатает штрафы, сроки, запреты, статьи Уголовного Кодекса, а затем и поправки к Конституции. Выборы в 2016 году фиксируют Крымский консенсус: да, затянем пояса, зато мы крутая держава. Протест подавлен морально, Путин перевернул доску, забрал Крым, поднял рейтинг, он царь, которому нет и не будет альтернативы.

И вот мы на нынешней остановке. Выборы-2021 — это прямое продолжение голосования за поправки: никакого Крымского консенсуса больше нет, зато есть эпидемия, безработица, повышенный пенсионный возраст, безнадежное положение в экономике и пожизненное правление Владимира Путина — вечность, на фоне которой уже можно все, а отравление Навального «Новичком» становится одновременно первой поворотной точкой этой новой реальности — ну что такое покушение на политического противника на фоне вечности? — и началом нового кризиса Владимира Путина. С тех пор у него одна задача: остановить время, зафиксировать статус-кво. Любой ценой. Вот что пишет политолог Татьяна Становая:

Эти выборы, как и прошлогодний референдум, нужны Путину для того, чтобы подтвердить дееспособность режима, в том числе для элит, у которых не должно быть соблазнов «рыскать глазами» в поисках преемников. Выборы для Путина — это неприятная, но необходимая политическая диспансеризация, доказательство эффективности, работоспособности и безальтернативности существующей конструкции. В итоге мы имеем президента, который не хочет ничего менять и верит, что счастливое будущее уже наступило, и заметную часть элиты, ощущающую все больший дискомфорт от проблемного статус-кво.

Выборы из пульверизатора: политическая диспансеризация как промышленная дезинфекция общественного пространства. Выборы 2021 — это первые выборы, на которых независимая открытая критика режима в целом и Владимира Путина лично законодательным образом приравнена к экстремизму. Управляющий «Умным голосованием» Пентагон или телеканал Дождь, росчерком пера назначенный иностранным агентом, или даже рассуждения МИДа о том, как Навального отравили «Новичком» в Германии уже после того, как российские врачи спасли ему жизнь, — это все набор слов, абракадабра, заклинание Бастинды, вызывающей летучих обезьян, язык на котором мир — это война, свобода — это рабство, а незнание — это сила. Вот, например, Европарламент считает, что Европа не должна признавать российские выборы, от которых отрезана значительная часть российского общества. Спикер Думы Вячеслав Володин негодует: как же так? Нет Путина — нет России. Сначала МИД режет квоту европейских наблюдателей до 60 человек вместо 500. В ОБСЕ говорят: ну мы тогда не поедем вовсе. Ну, это вмешательство в дела России, отвечает им глава совета по правам человека Валерий Фадеев. Вмешательство как невмешательство, мыслепреступление как экстремизм, уничтожение интернета под видом его защиты. Когда уже голосование на выборах будет признано скрытой формой массовых беспорядков? Скоро. Михаил Бирюков пишет:

15 сентября на встрече кандидата в депутаты Государственной думы Гребенника А.В. с местными жителями … был задержан за организацию этой встречи начальник его предвыборного штаба Александр Лысков. Ему вменено в вину то, что «он привлекал внимание граждан к вопросам проведения 19 сентября 2021 года выборов в Государственную Думу.

Результат: 5 суток ареста. Сегодня Кремль криминализует «Умное голосование», которое по сути своей просто является агитацией за легальных кандидатов, указанных в бюллетенях. Завтра будут наказывать просто за само участие в голосовании или за отказ от голосования, если он делается с дурным умыслом — в общем, за все, что идет вразрез с установками из Кремля, за так или иначе проявленное желание изменить этот самый зафиксированный Владимиром Путиным статус-кво. 20-летней студентке Марии Платоновой и активисту Дмитрию Чебанову, первым жертвам не столько даже выборов — на них уже пострадало очень много людей, — сколько самой процедуры голосования, предъявлено обвинение по статье «Склонение к массовым беспорядкам». Это когда самих беспорядков нет и не предвидится, но человека все равно можно посадить.

Платонова под домашним арестом, Чебанов уже в СИЗО, и это, разумеется, не конец. Дальше — больше: статья «Склонение к голосованию», статья «Склонение к уклонению от голосования», статья «Склонение к уклонению от желания вместе с Путиным видеть Россию суверенной и благополучной страной». Все только начинается, и может быть, главный результат еще не состоявшихся, но уже случившихся выборов 2021 года заключается в том, что все эти законы — или любые другие, расчищающие Владимиру Путину дорогу к 2024 году, — будут приняты уже завтра.

*По решению Минюста России «Альянс врачей» и Фонд борьбы с коррупцией включены в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

*Деятельность ФБК признана экстремистской и запрещена на территории РФ

*Деятельность штабов Навального признана экстремистской и запрещена на территории РФ

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Зиновий Яворский

    Вюрцбург
    08.10.2021

    Дорогие друзья! Буду благодарен тем, кто подарит мне подписку на телевидение, которое создаётся и распространяется иностранным средством массовой информации. С наилучшими пожеланиями Зиновий.

    Помочь
  • Tarasov Alexandr

    Люберцы
    20.06.2020

    Сократили. Денег нет!!!

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде