Возвращение Навального и ответ Путина. Как их борьба перешла из политической в моральную плоскость

17 января, 14:32 Михаил Фишман
106 304

Алексей Навальный объявил, что 17 января вернется в Россию рейсом «Победы». В тот же день стало известно, что его объявили в розыск по делу «Ив Роше». На 20 января назначили рассмотрение иска против него о клевете на ветерана. Заседание по рассмотрению требования ФСИН о замене его условного срока на реальный пройдет 29 января. Как власть готовится к возвращению политика и почему теперь борьба между Навальным и Путиным перешла из политической в моральную плоскость —  об этом в колонке Михаила Фишмана.

Сначала Навального отравили «Новичком». Потом он пришел в себя и вместе с журналистами Bellingcat разоблачил команду агентов ФСБ, которые, как потом объяснил Владимир Путин, не травили Навального, а просто за ним следили. Тогда Навальный поговорил с одним из этих агентов по телефону, и получилось, что нет — все-таки хотели, дозу рассчитали с запасом, но нюансы помешали — самолет посадили в Омске.

Тогда уже под новый год в игру вступила Федеральная служба исполнения наказаний: почему Навальный не отмечается, как положено? Вот журнал The Lancet пишет, что он давно поправился от своей, как выразился ФСИН, болезни, пусть придет тогда и отметится. Речь идет об известном деле «Ив Роше», смысл которого заключался в том, чтобы запретить Навальному участвовать в выборах после того, как он едва не вышел во второй тур выборов мэра Москвы в сентябре 2013 года. Поэтому его брата Олега Навального посадили на три с половиной года, а Навального приговорили условно и назначили испытательный срок — нарушишь правила условного срока, можешь получить реальный.

Этот испытательный срок истек 30 декабря. Но ФСИН успел выступить 28 декабря, а потому суд по-прежнему может заменить Навальному его условный срок на реальный. А на следующий день, 29 декабря, Следственный комитет возбудил против Навального новое уголовное дело — якобы тот похитил большую часть пожертвований, адресованных его фондам.

Как будто перед Новым годом в Москве устроили соцсоревнование: кто сильнее запугает Навального после того, как он не умер и разоблачил своих отравителей. Но Навальный вызов принял мгновенно. 2021-й начинается с самой плохой новости для Кремля из всех возможных — с возвращения Навального в Россию. Он объявил об этом 13 января.

«Я посмотрел какие есть рейсы и на сайте авиакомпании «Победа» я купил билеты домой. Так что в воскресенье, 17 января, я вернусь в Москву рейсом «Победы». Встречайте!», — сообщил Навальный в своем видеообращении. 

Более эффектного, более опасного и более смелого ответа Кремлю и лично Владимиру Путину невозможно было придумать. Трудно было рассчитывать, что Навальный будет бегать от российской тюрьмы — в конце концов, его брат сидел, — но его ждали летом или хотя бы весной — ближе к предвыборной кампании. Но нет, никаких передышек. Навальный сразу объявляет новый раунд и дергает тигра за усы: хотите сажать — сажайте. Вы думаете, это вы повысили ставки? Сейчас увидите.

Стремительный, продуманный, крутой ход. Даже выбор авиакомпании знаковый, а то зачем лететь лоукостером. И сознательно отдает дань культурной традиции с иронией, как это умеет делать Навальный.

Навальный летит «Победой» и ко всему готов. Не посадят на борт? Отменят рейс? Закроют авиакомпанию? Отправят самолет в Домодедово вместо Внуково или сразу в Магадан, как шутят в твиттере? Посадят под домашний арест и запретят пользоваться интернетом? Или сначала в СИЗО? Или сначала в СИЗО, а потом в тюрьму? Соцсоревнование продолжается.

ФСИН выпускает новый пресс-релиз: хоть Навальный и объяснил в ноябре, что восстанавливается в Берлине, это не основание для неявки, поэтому 29 декабря он объявлен в федеральный розыск, и будут «предприняты все действия по задержанию нарушителя Навального до решения суда о замене условного срока на реальный». В этом заявлении очевидны проблемы с синтаксисом, потому что ничего не понятно: Навального будут держать за решеткой до тех пор, пока суд не заменит ему условный срок? А если не заменит, то что? Или ФСИН это уже известно? Суд назначен на 29 января, но никого в России нельзя задержать без санкции суда дольше чем на 48 часов — точно так же, как нельзя не пустить в Россию российского гражданина. Хотя ФСИН по закону за эти 48 часов сможет получить судебную санкцию на задержание Навального и на срок до 30 суток, что юристы оценивают как нонсенс: что это за задержание такое на 30 дней? И на каком основании, собственно, ФСИН все это будет делать?

Управляющий партнер юридической компании «Позиция права» Редин считает, что у ФСИН нет оснований для немедленного задержания оппозиционера в аэропорту. Партнер коллегии адвокатов «Де-юре» Антон Пуляев тоже считает, что у СКР больше оснований для задержания оппозиционера, чем у ФСИН: по закону инспекция ФСИН занимается только первоначальным розыском уклоняющихся от контроля условно осужденных, а процедура задержания и принудительного доставления в суд условно осужденного не предусмотрена. «Ему могут лишь вручить повестку с уведомлением о месте и времени судебного заседания», — сообщил «Коммерсанту» Пуляев.

Так что стартовые позиции следователей выглядят более предпочтительно: арест — СИЗО — новый приговор — срок. Мы это уже видели. Это повторение сценария с арестом Михаила Ходорковского 25 октября 2003 года, после того как Ходорковский точно так же отказался уезжать и остался в России.

Но есть разница. Путин 2003-го это не Путин 2021-го, и Ходорковский тогда был готов к аресту, но у него еще были основания не верить, что можно вот так просто взять и отобрать у него ЮКОС, а его самого посадить на десять лет. Теперь таких иллюзий ни у кого нет. Возвращение Навального — это его личная вендетта Путину.

Причем теперь важно и то, что Навальный не только раскрыл попытку своего убийства, он сделал публичным факт существования специальной программы ядов внутри российских спецслужб. Помогавший Навальному основатель Bellingcat журналист Христо Грозев уже выставил на всеобщее обозрение таблицу перелетов сотрудников ФСБ, которые работали по трусам Навального. И на основании этих данных уже расследует причастность тех же самых агентов к еще как минимум четырем отравлениям — журналиста и активиста Тимура Куашева в Кабардино-Балкарии в 2014 году, активиста Руслана Магомедрагимова в Дагестане год спустя, политика Никиты Исаева в ноябре 2019 в поезде Тамбов-Москва и Владимира Кара-Мурзы в 2017 году в Кирове — он единственный из всех перечисленных остался жив. Христо Грозев говорил об этом в начале января на Дожде.

Все они имеют определенные элементы совпадений, которые требуют дополнительного расследования. Но я не хочу пока на сегодняшний день называть никаких имен. Особенно имена мертвых людей, потому что для их семей это может быть роковой день, если мы скажем, что это может быть связано с этой группой ФСБ. Поэтому, не имея на 100% доказательств, я не готов так говорить. Но эти совпадения — одни из тех, которые мы расследуем очень подробно.

Эти покушения (если это покушения) пока не раскрыты наверняка — так, как раскрыта попытка убийства Навального. С одной стороны, логики в них нет: зачем федеральным спецслужбам покушаться на конкретных активистов, не представляющих угрозы на федеральном уровне? Но с другой стороны, рациональный мотив с трудом прослеживается в любом отравлении — зачем убивать Скрипаля? Зачем убивать Навального? Зато маршрут Москва-Кавказ-Москва, возможно, иллюстрирует природу возникновения этой многолетней программы государственных убийств.

Первый очевидный, судя по всему, случай применения яда российскими спецслужбами — это ликвидация террориста Хаттаба в 2002 году. Успешная спецоперация, которая с большой вероятностью послужила основой для формирования целой программы отравлений. Вспоминая об убийстве Хаттаба, агентство «Росбалт» еще в 2010 году писало, ссылаясь на источники, что с конца 2009 года в спецслужбах отравление боевиков фактически поставлено на поток: 

И если бандитов найти среди гор и лесистой местности сложно, они оказывают ожесточенное сопротивление, в результате гибнут представители федеральных сил. Гораздо проще установить жителей Чечни, которые снабжают боевиков продуктами. (...) Поставщиков продуктов очень убедительно уговаривают поучаствовать в спецоперации, либо контрразведчики незаметно для пособников бандитов подмешивают сильные яды в продукты питания.

Ликвидация террористов и боевиков легитимная постановка задачи, не правда ли? А дальше это уже чисто бюрократический вопрос — кого записать в террористы. И на Кавказе хорошо знают, как он решается. А на следующей остановке образ террориста подменяется образом внутреннего врага и агента иностранных спецслужб, который тоже по сути террорист, только в овечьей шкуре, но суть от этого не меняется. Можно предположить, что зона возможного в применении боевых ядов расширялась параллельно с нормализацией пыток на допросах — если спецслужбы неподконтрольны вообще никому, то почему не пойти самым простым путем? В 1996 году Владимир Путин сам объяснял, как это происходит:

Только в условиях демократической системы, когда сотрудники правоохранительных органов, как бы мы их не называли — КГБ, МВД, НКВД, когда они знают, что завтра либо через год может произойти смена политического руководства в стране, в регионе или в городе, с них спросят: а как вы выполняли законы той страны, в которой вы живете, и что вы делали с гражданами, в отношении которых у вас есть властные полномочия?

Теперь-то сотрудники КГБ и НКВД, как бы их ни называли, точно знают что политическое руководство не поменяется никогда.

Так или иначе, маршрут штатного отравителя с санкцией с Лубянки и из Кремля прочерчивается очень четко — из Чечни через всю территорию Северного Кавказа к активистам на местах и логически заканчивая Навальным, с которым надо же что-то делать, вот и Путин говорит, что он агент ЦРУ.

А заодно перед глазами сами собой встают другие громкие внезапные смерти здоровых и еще молодых людей — такие, например, как практически одновременная с разницей в несколько дней гибель двух функционеров РУСАДА Камаева и Синева в феврале 2016 года, сразу после того как начал разгораться крупнейший допинговый скандал в истории российского спорта. Оба погибли в Москве, а Христо Грозев уже не раз объяснял: раскрыть отравления в Москве гораздо труднее, потому что отравителей не пробить по базам авиабилетов, только по телефонным биллингам.

«Намного сложнее вести расследование, когда отравление произошло в Москве, потому что данные о поездках нам не помогут, поэтому там надо искать другие данные. Например, телефонные биллинги, которые уже после нашей публикации сложнее достать», — сообщил Грозев.

Покушение на Навального становится чем дальше, тем понятнее с политологической и, если угодно, с исторической точки зрения, но это не меняет сути дела — попытка его убийства, за которую теперь его же и собираются наказать это принципиальный поворот, кардинально меняющий политический ландшафт в стране, меняющий понимание того, что представляет собой российская власть и что она считает для себя возможным. В этой ситуации борьба между Навальным и Путиным переходит из политической в моральную плоскость, потому что такой власти нельзя противопоставить ничего, кроме силы духа. Принципиальный поворот заключается в том, что теперь это понимают абсолютно все, и даже разговор штатного кремлевского пропагандиста с пресс-секретарем президента теперь звучит так:

Владимир Соловьев: Дмитрий Сергеевич совсем короткий вопрос. А Путин хороший человек?

Дмитрий Песков: Да!

Соловьев: А Путин может совершить все те ужасающие преступления, которые ему приписывают?

Песков: Нет!

Конечно, Путин хороший человек. Если он видит какую-то несправедливость, он тут же берется ее исправить. Если он видит как обижают слабых, он бросается им на помощь. Он добрый, и у него всегда есть для детей подарки. В сущности, это портрет Бармалея только уже после того, как его отпустил крокодил.

Потому что Бармалей любит маленьких детей, но еще раз — важна сама постановка вопроса: неужели это все правда? Неужели так может быть? И даже четкое «нет» от Дмитрия Пескова, согласитесь, не очень меняет эту картину. «Новичок» теперь — слово года во всем мире, а от имиджа отравителей спецслужбам и самому Путину уже не избавиться никогда. Можно наказать за это Навального, но это только усугубит положение дел. Потому что в моральном бою нельзя одержать победу, посадив в тюрьму политического противника только за то, что не получилось его убить.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа