Война за мертвых. Почему в России такая низкая смертность от коронавируса

17 220
Поддержать ДО ДЬ

Тайна рекордно низкой смертности в России от коронавируса превратилась в тему острой дипломатической дискуссии. На этой неделе сначала МИД потребовал опровержений у газет New York Times и Financial Times после того, как они опубликовали статьи с утверждениями о том, что Россия занижает смертность от COVID-19. Роскомнадзор заявил, что проверяет статьи в этих газетах и обратился в Google с уведомлением о необходимости заблокировать на сайте «МБХ медиа» новость, написанную по статье Financial Times. Вопрос о том, почему смертность от коронавируса в России при схожем количестве диагнозов на порядок ниже, чем в других странах, звучит с самого начала, когда была зарегистрирована первая смерть пациента с коронавирусом. И с тех пор постоянно отмечается невероятно низкая смертность в России. Россия сегодня на втором месте по количеству диагнозов в мире, а количество смертей — на уровне стран из второй десятки того же списка. В статистике университета Джонса Хопкинса у России рекордно низкие показатели смертности — 0.9% от подтвержденных случаев. В Америке — больше 6%. В Британии, Франции, Италии, Бельгии — 14%, 15%, 16%. В Испании — почти 12%. Версии, откуда такие чудесные цифры в России, звучат тоже с самого начала и самые разные — от влияния прививки манту до гипотезы, что в Россию приехал уже мутировавший вирус. Чиновники настаивают: статистика смертности от коронавируса полностью соответствует реальности, и уже преследуют утверждающих, что это не так, за распространение фейков. Евгения Зобнина — о главном скандале этой недели.

Британская Financial Times и американская The New York Times рассказали, что российская статистика смертности от COVID-19 якобы занижена. В итоге — международный скандал. Власти все отрицают, Госдума предлагает лишить аккредитации журналистов, МИД — требует опровержения.

Мария Захарова, официальный представитель МИД: «Наш вопрос в том, чтобы пресекать любую политизацию этого вопроса — раз, и второе — пресекать, выявлять фейки на этот счет. И третий момент, конечно, требовать опровержения и соответствующей реакции. Мы будем это делать и дальше. Потому что, вы понимаете, насколько они вообще чувствуют себя абсолютно безнаказанно в нашем информационном пространстве».

То, что Мария Захарова считает безнаказанностью, — это метод подсчета избыточной смертности, который использовали западные журналисты в своих статьях.

В публикации Financial Times авторы взяли количество смертей за апрель в Москве и Петербурге и сравнили их со средней цифрой умерших за прошедшие пять лет — тоже за апрель. Итак, людей умерло на 2073 больше. При этом в Москве и Петербурге число погибших от COVID за апрель — 629. Остальные 1444 человек «остались неучтенными». Дальше авторы прибавляют эту цифру к 2009 официально умершим от коронавируса на 11 мая в России и находят, что смертность во всей стране от инфекции будет выше на 72%. Схожие данные приводит и The New York Times. Предполагая, что власти России, возможно, скрывают цифры.

Из материала The New York Times:
«Выступая перед президентом Владимиром Путиным в конце апреля, Анна Попова, глава Роспотребнадзора, похвасталась, что уровень смертности в стране „один из самых низких в мире“. Российские государственные телеканалы беспрестанно рекламируют усилия страны по борьбе с вирусом как превосходящие западные страны».

Автор статьи в NYT Иван Нечепуренко от комментария отказался, объяснив это тем, что редакция уже высказалась: никакие факты в статье не оспариваются.

Иван Нечепуренко, автор статьи NYT: «По-моему, скандал вокруг моего материала раздувается искусственно, чтобы отвлечь внимание от сути проблемы. Я просто не хочу вступать в полемику, для которой нет повода».

А полемика острая. Выводы о возможном превышении смертности прокомментировала и заместитель мэра Москвы Анастасия Ракова: «Хочу сказать, что Москва, наверное, единственная, кто опубликовал данные о смертности за апрель на [портале — прим. Дождя] открытых данных сознательно и самостоятельно, чтобы эти данные могли использовать все».

Татьяна Голикова, вице-премьер: «Мы никогда не манипулировали официальной статистикой. Ежемесячно в Российской Федерации публикуется статистика по смертности по основным причинам. Такая статистика за апрель будет в конце мая, но у нас есть оперативные данные. В среднем по Российской Федерации уровень летальности от новой коронавирусной инфекции в 7,6 раза ниже [среднемировой — прим. Дождя], по Москве этот показатель ниже, чем в мире в 6,8 раза».

Такую низкую смертность сами же власти объясняют своим очень строгим методом учета погибших от коронавируса. Об этом говорил в эфире «России-1» главный внештатный патологоанатом Москвы Олег Зайратьянц: «Существуют очень жесткие рекомендации ВОЗ, министерства здравоохранения, города Москвы, они одинаковые, диагноз ставится строго по международным критериям, которые регламентирует министерство здравоохранения».

К тому же в России всем погибшим с COVID-19 обязательно проводят вскрытие — чтобы уже посмертно выявить инфекцию. Вот только на причину смерти это может и не повлиять — об этом уже пишет издание «Медуза». Авторы поговорили с десятком анонимных источников из регионов, те рассказывали о манипуляциях с причинами смерти.

Из материала «Медузы»:
«Диагноз настоящий не ставят, — говорит „Медузе“ человек, знакомый с работой Филатовской больницы в Москве. — Раньше им нельзя было ставить в основную причину смерти сердечно-сосудистые и инфаркты, потому что „мы должны взять порог развитой, а не развивающейся страны“. Теперь коронавирус не ставят: засовывают „корону“ в самый конец, а наверх — „сердце“, „хроника“, что-нибудь еще».

Вспомним даже первую смерть от коронавируса в России. 19 марта в Москве умерла женщина, и вот как об этом сообщал мэр Сергей Собянин у себя в твиттере: «К огромному сожалению, у нас первая потеря от коронавирусной инфекции. Пневмония у 79-летней женщины осложнилась тяжелыми болезнями: сахарным диабетом 2 типа, атеросклерозом, гипертонией. Ее окружение сейчас под наблюдением, тяжелых симптомов у них нет. Мои соболезнования семье».

А спустя несколько часов после этого твита мэр уточнил: «По данным медицинского освидетельствования, причиной смерти пациентки, несмотря на диагностированный коронавирус, стал оторвавшийся тромб».

В рекомендациях ВОЗ о регистрации коронавируса действительно написано, если смерть наступила из-за инфаркта миокарда, то коронавирус — не причина. Ссылаясь на этот документ, Минздрав в своей ранней методичке писал, что коронавирус следует ставить в строке «Г» в справке о смерти. Хотя она подписана как «внешняя причина при травмах и отравлениях». А вот департамент здравоохранения Москвы уже уточняет — пишите COVID в строчке «В» — первоначальная причина смерти.

Но все эти пояснения пришли уже в разгар эпидемии, даже сама ВОЗ выпустила свои документы 16 апреля. Как до этого регистрировали коронавирус и в какую строку ставили — неизвестно. Именно поэтому демографы считают, что метод избыточной смертности, который использовали западные журналисты, для пандемии самый верный.

Алексей, демограф: «Исходя из него можно подсчитать истинный масштаб эпидемии, не вдаваясь в эти тонкости кодирования причин смерти, где реально черт ногу сломит порой. Тем более сравнивая разные страны. Это простой достаточно понятный индикатор, которые многие страны выкладывают еженедельно. Для меня лично, как для демографа, не вызывает возражений тот тезис, что любое превышение вообще всей смертности от чего угодно над фоновым значением является прямым следствием эпидемии коронавируса».

Кроме того, есть опасения, что с цифрами в регионах происходит что-то не то — и речь идет не только о смертности. Взять, например, Краснодарский край — там с 4 мая до сегодняшнего дня цифра заболевших скачет от 97 до 99 человек. Единственное исключение — 96 зараженных 13 мая, сразу на следующий день после того, как президент Путин объявил о конце нерабочих дней. Эксперты говорят, что это невозможно: естественные колебания намного больше, чем ±1 человек в день.

Михаил Тамм, доцент МГУ: «То, что никто этим людям не надавал по шапке за две недели, и никто не прекратил это очковтирательство, свидетельствует о том, что федеральным властям, по видимому, неинтересно, что происходит в Краснодарском крае. Сейчас создается ощущение, что многие другие регионы посмотрели, поняли, что центр совершенно устраивает, что у них совершенно фальшивая статистика, поэтому все больше и больше регионов, судя по всему, перенимают этот передовой опыт, и если так будет продолжаться дальше, мы будем все меньше и меньше знать о том, что происходит в регионах».

Источник Дождя, который анализирует данные по COVID, вовсе считает, что мы безвозвратно потеряли всю статистику. Он предпочел сохранить анонимность — цензура теперь касается не только букв, но и цифр:

Такие прецеденты уже были. Мы уже потеряли статистику по смертности в целом по России с „майских указов“, с 2012 года. В целом всю статистику о причинах смерти, мы потеряли динамику. А этот штаб [оперативный штаб по коронавирусу — прим. Дождя] просто действует супернагло. Тут два варианта: либо они дебилы, либо они думают, что мы дебилы.

Некорректно сравнивать цифры смертности между странами, когда метод подсчета, процедура и протокол везде разные, говорят эксперты. И почему власти не могут даже допустить мысли, что для исследования пандемии важна каждая смерть, причем не конкретно от COVID, но и в следствие COVID и вместе с COVID?

Константин Калачев, политический консультант: «Конкуренцию, в том числе, политическую никто не отменял, и естественно это политический вопрос, на примере которого кто-то пытается доказать, как Китай, например, преимущества своей системы, преимущества своей системы здравоохранения, своего карантина. У Китая, например, очень низкая смертность, и многие подозревают, что китайцы ее явно занизили. Россия тоже пытается показать, что она лучше, чем Америка. У нас постоянно сравнение с Америкой, не с кем-то еще. Если в Америке умирает много людей, то надо показать, что в России их умирает значительно меньше».

При этом демографы поясняют: если даже власти вдруг признают число погибших за апрель как верные цифры коронавируса, смертность в России все равно будет ниже, чем в других странах.

Алексей, демограф: «Накопленное число смертей при любых исчислениях в Москве пока что не то что далеко не самое большое, а, пожалуй, самое маленькое среди городов такого размера. А смертность в Москве составляет стабильно чуть больше половины от всей страны. То есть во всей остальной стране смертность еще меньше. Смертность такую, сравнимую с европейскими странами, с Нью-Йорком, с США и так далее — пока что это не произошло и до этого еще далеко».

Сейчас Роскомнадзор занимается проверкой газет о смертности в России. Эта война за мертвых, сокрушаются эксперты, скорее всего, приведет к полной блокировке данных, пусть и невероятно точных, но совершенно бесполезных в подсчете последствий пандемии.

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю