«В деле Немцова есть еще один фигурант».

Журналист Туманов о расследовании
И так далее с Михаилом Фишманом
10 апреля 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

40 дней — это своеобразный политический рубеж, очередной рубеж ожидания, куда приведет расследование убийства Бориса Немцова. 

Руслан Геремеев находится в селе Джалка, и его так и не удалось допросить. Московские следователи и сотрудники ФСБ подозревают, что Геремеев причастен к убийству, и для такого допроса, очевидно, нужен сигнал от Владимира Путина непосредственно Рамзану Кадырову, и, очевидно, что такого сигнала нет.

Параллельно у арестованного Заура Дадаева появился негосударственный адвокат, а это значит, что он, вероятно, сможет отказаться от показаний, данных 8 марта, на которых, в частности,   держится «кадыровская версия» убийства.

И самое интересное: газета «Коммерсант» написала на этой неделе, что следствие по-прежнему собирает улики против Геремеева: отпечатки с найденных в его квартире пистолетов а также следы, обнаруженные в его машине отправлены на экспертизу.

О ходе этого дела Михаилу Фишману рассказал журналист «Коммерсанта» Григорий Туманов, который внимательно следит за расследованием.

Фишман: Вы внимательно следите за этим расследованием, давайте подведем некую черту, в какой стадии оно находится на сегодняшний вечер?

Туманов: То, что мы имеем на данный момент, что Геремеев по-прежнему находится в Джалке, наши источники говорят о том, что федералам не удается допросить его, потому что его опрашивали чеченские следователи, мы знаем, во всяком случае, наши источники говорят о том, что существует еще один фигурант, который, по некоторым данным, передавал пожелания и деньги о ликвидации Немцова. И, вроде как, это не Руслан Геремеев. Это еще один человек.

Фишман: Что-нибудь про него известно?

Туманов: О нем известно, что он уроженец Чечни, его фамилия, насколько мы знаем, отличается от фамилии Геремеева, она заканчивается на другие несколько букв и совершенно несозвучна. Была такая публикация в «Коммерсанте». Мы знаем, что сейчас происходит жонглирование версиями, мы видели публикации в «Комсомольской правды» о том, что СБУ каким-то образом причастно к этому убийству. Выглядит это все как чушь, потому что явно версия канализируется на Чечне.

Фишман: Безусловно, она канализируется на Чечне, и действительно все эти версии об участии Украины в том или ином виде, чеченцев на Украине и самой Украины, они долго не живут, вянут довольно быстро, как неполиваемые цветы. Но, тем не менее, мы видим, что есть какой-то барьер.  Последняя публикация о том, что следствие собирает улики. Как ее понимать читателям. То есть это следствие по-прежнему копает, или оно копает только там, где оно физически может копать и что из этого все равно ничего не следует?

Туманов: Принято считать, что убийство Немцова — это поле битвы между кадыровцами и ФСБ. Это вроде не озвучивалось. Есть такая история, байка, которую рассказывают в связи с этим делом, что в дело на первых его порах очень настойчиво в качестве оперативного сопровождения пробивался генерал Седов. Он возглавляет управление по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Его подчиненные оказывают оперативное сопровождение по делам Немцова, и про генерала Седова какие-то мои источники, наши источники в «Коммерсанте» говорят, что они с Кадыровым друг друга очень не любят. Это еще один аргумент в копилку того, что вся эта история — поле битвы между кадыровцами и ФСБ.

И да, есть ощущение, что есть взаимное противодействие в рамках расследования этого дела, потому что очень много торчит ушей высокопоставленных чиновников, которые так или иначе связаны с Северным Кавказом, мы всех их знаем. Тот же Руслан Геремеев, племянник и так далее. Допустим, про  того же Дадаева известно, во всяком случае нашей газете, что  те полгода, что он жил в Москве, он передвигался на автомобиле, который принадлежал довольно влиятельному чеченскому коммерсанту. И тут возможно стоит учитывать чеченский менталитет или что-то еще, но, во всяком случае, все крепко переплетается с чеченским верхом. Поэтому версия об Украине, мне кажется, к ней стоит относиться очень аккуратно.

Фишман: Вопрос в том,  как далеко может зайти чеченская версия, которая ведет непосредственно в Грозный. По этому поводу я слышал две точки зрения. Одна заключается в том, что уже все. На самом деле, уже ясно, что заказчик установлен не будет. Что замкнут на исполнителях, тех, кто там сидят рядом с ними, разберутся — и на этом все закончится. Вторая точка зрения заключается  в том, что нет, на самом деле сейчас есть некоторая передышка. Это связано с тем, что скоро День Победы и не до всяких громких и важных политических жестов. Сейчас Владимиру Путину не до этого, все равно в него это все упирается, а вот потом шансы на справедливое расследование все равно есть. Как вы думаете?

Туманов: Есть еще третья версия. Опять же, все очень условно, я ничего не утверждаю, но часто слышу от собеседников, по мере участия в деле Немцова. Говорят, что Путин не хочет слышать ничего плохого про Рамзана Кадырова. Одни эксперты объясняют это тем, что у них очень тесные отношения, что после смерти Ахмата-Хаджи они очень близко состоят в контакте. Другие считают, что президент считает, что это не сотрудникам низшего звена рассуждать о том, как быть. Поэтому мне кажется, что от дела Немцова можно ожидать любых сенсаций. Вряд ли это будет касаться каких-то высокопоставленных чиновников чеченских, но думается мне, мы еще увидим какие-то новые аресты.

Фишман: По крайней мере, на уровне оперативного сопровождения, на уровне расследования это дело идет, оно не умерло.

Туманов: Да, потому что там наблюдается противодействие взаимное.

Фишман: Спасибо.  

 

Фото: Коммерсантъ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.