«Наступает мир, и Россия — его главный гарант». Федор Лукьянов — о том, как Путин, Трамп и Эрдоган договорились по Сирии

25 октября 2019 Михаил Фишман
4 172

Путин и Эрдоган поделили курдские территории Сирии — на языке дипломатии это называется «Меморандум о взаимопонимании между Российской Федерацией и Турецкой республикой». Изначально турки хотели выдавить курдов с широкой полосы на севере Сирии и грубо говоря присоединить всю эту территорию к Турции, но теперь им достанется узкий кусок этой полосы, а на остальных сирийских территориях курдов уже размещаются российские военные силы. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России Федор Лукьянов и Михаил Фишман обсудили, что это значит. 

Федор, добрый вечер. Можно ли утверждать, что действительно Кремль, Путин, Москва, Россия одержала большую политическую победу на Ближнем Востоке на этой неделе подписанием этого меморандума?

Миша, вы знаете, если честно, меня совершенно приводит в изумление вся дискуссия на эту тему, которая идет уже несколько дней, в том числе и этот наш разговор, который начался. Все обсуждают — выиграл Путин, не выиграл Путин, проиграл Трамп, не проиграл Трамп, Эрдоган и так далее. Я ни разу не слышал вопроса «То, что случилось, способствует решению сложнейшего сирийского кризиса или нет?». Почему-то это никого не интересует. Всех интересует, прежде всего, в Америке, прежде всего, на Западе, а что, собственно говоря, кто что получил, то есть мышление сугубо в виде нулевой суммы, и судьба Сирии не волнует никого.

Но мы, честно говоря, привыкли к тому, что и Кремль рассуждает в подобной логике. Поэтому в этом смысле я просто следую за уже проложенным маршрутом.

Нет, вы сейчас следуете за маршрутом, который проложили американские газеты, вот они сейчас это так и обсуждают. Путин, я не слышал, чтобы он говорил, что он у кого-то выиграл. Что касается Сирии, Путин давно уже высказывается крайне аккуратно и очень политкорректно. Если говорить по существу, что случилось, то, на мой взгляд, произошла крайне интересная, очень ценная с точки зрения анализа современной международной ситуации, такая вот сложно-разменная комбинация, когда все вовлеченные участники получили нечто, меньше, чем они хотели, но в принципе достаточно, чтобы быть удовлетворенными. Это касается России, это касается сирийского режима, это касается Эрдогана, это касается, как ни странно, Трампа, потому что он, собственно говоря, с самого начала не скрывал, что из Сирии хочет уйти, он и ушел.

Да, но не ушел в итоге до конца, потому что вот, вы это имеете в виду?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю