Цена нефти может опуститься ниже $20 — сколько продлится кризис? Отвечает директор НИФИ Минфина Владимир Назаров

13 марта, 21:28 Михаил Фишман
12 439

В гостях у Михаила Фишмана — Владимир Назаров, директор «Научно-исследовательского финансового института» при Минфине. Обсудили, чем обернется для России нефтяная война с Саудовской Аравией, как долго продлится нефтяной кризис, что будет происходить с нефтяном рынком в ближайшее время и как повлияет на ситуацию коронавирус? 

У меня в гостях Владимир Назаров, директор Научно-исследовательского финансового института при Минфине. Владимир, здравствуйте.

Добрый вечер.

Приятно вас очень видеть у меня в студии. Я понимаю, что вы не нефтяной аналитик, вы специалист по бюджетным процессам в основном, но все-таки вы экономист, поэтому я все равно наивный вопрос задам. Видите ли вы в этом рукотворном опрокидывании цен на нефть, а вслед за ними и валютного курса, экономические резоны?

Надо отметить, что это не совсем рукотворное, потому что вначале был зафиксирован спад спроса из-за коронавируса, и более того, очень негативные ожидания по спросу были, поэтому в любом случае цены на нефть пошли бы вниз. Даже если бы сделка с ОПЕК+ состоялась бы, все равно мы бы увидели снижение цен на нефть. Другое дело, что сейчас ситуация немного вышла из-под контроля, и сейчас по цене на нефть абсолютно нет никакой определенности, потому что до сделки ОПЕК+, вернее, до этой сделки, было ощущение, что ОПЕК+ должны снизить добычу примерно на 1,5 миллиона баррелей в сутки, чтобы сбалансировать рынок, то есть надо было убрать с рынка 1,5 миллиона баррелей. А на самом деле сейчас Саудовская Аравия заявляет, что она прибавит более 2,5 баррелей, плюс мы готовы прибавить, плюс еще надо понимать, что пик добычи сланца придется где-то как раз на апрель, потому что падение цен на нефть было ровно сейчас, а они уже бурили активно, и вот те скважины, которые сейчас запускаются, они как раз дадут основную прибавку в апреле-мае.

То есть рынок с упавшим спросом завалят нефтью.

Да, то есть рынок с упавшим спросом просто завалят нефтью в ближайшие два месяца. И куда уйдет цена, я, честно говоря, не знаю, мы слышали оценки Goldman Sachs про то, что это может быть ниже двадцати долларов за баррель. Я, честно говоря, не удивлюсь, что в какие-то моменты, эта ситуация не будет продолжаться долго, но это может быть в течение месяца, может быть, в течение двух месяцев, цена может опуститься даже ниже двадцати.

Ну а в целом этот нефтяной кризис продлится, я так понимаю, примерная оценка, около полугода?

Это очень сильно зависит от того, как поведут себя ключевые игроки.

И что будет с коронавирусом, очевидно.

Да. Если коронавирус быстро уходит, соответственно, идет восстановление спроса, ОПЕК+ восстанавливается, то есть мы садимся за стол переговоров с Саудовской Аравией и до чего-то там договариваемся, то рынок восстановится достаточно быстро. Полгода, не думаю, но может быть, в начале следующего года мы уже увидим цены повыше сорока долларов за баррель.

Ну и второй наивный вопрос. Что Россия выиграла в итоге или выиграет в результате, если даже сейчас будут заморожены эти сланцевые скважины в Америке, окей. В чем победа, она есть? Есть ли победа, о которой можно рапортовать?

Ну, пока еще ничего не знаем. Мы находимся в середине торнадо, в котором еще происходит взрыв, поэтому очень сложно что-то прогнозировать.

Хорошо, какой она может быть? Какую победу можно прогнозировать?

Кто и как выйдет из этого кризиса, в какой форме, с какой долей рынка, это пока предугадать невозможно. Но по сланцам я был бы очень осторожен, потому что сейчас, например, сланцевые добытчики подали иск в антимонопольный комитет Соединенных Штатов с призывом ввести импортные пошлины. Они говорят, что Саудовская Аравия сильно демпингует, что правда, и надо наказать Саудовскую Аравию, введя импортную пошлину.

В Америке в самой?

В Америке в самой.

А это тоже большая доля спроса?

Естественно. Что это значит? Это значит, что в Америке цены будут заморожены…

И они объедут саудовцев с Россией на хромой козе, с пошлиной.

Да, они фактически оставят свой рынок себе, а нам оставят весь мир, в котором мы будем сами решать, кому и сколько продавать.

Да, с точки зрения, наверное, либеральной экономики в этом ничего хорошего нет…

Еще Рейган не пошел, вот Рейгану в свое время предлагали ровно такую же штуковину сделать, он отказался, сказал, что это не либерально, плохо, а вот Трамп, я вот абсолютно не удивлюсь, если он пойдет на это.

Но в чем выигрыш России, и теоретический, и практический, и какой-то, в чем он? Что мы получим за то, что вот так пошли на такой шаг?

Редко бывает выигрыш нефтяной страны, когда падает спрос.

Вот, я поэтому и…

Поэтому мы, честно говоря, скорее всего оказались заложниками этой ситуации, когда падает спрос, цена неизбежно падает. Поэтому трудно сказать, больше бы мы проиграли, если бы не вышли…

Не вышли из сделки.

Я думаю, что очень уместен этот старый анекдот про козла, когда семья жила плохо, и им соответственно священник посоветовал завести козла и жить с ним.

Есть в разных вариантах эта история, да.

Им стало еще хуже, они говорят, что совсем плохо жить нам стало.

Продай козу, известный анекдот, да.

Да, продай козу. Продали, стало лучше. Вот выход из сделки ОПЕК+ в момент общей паники, в момент падения спроса, это как раз мы завели этого козла к себе в квартиру.

Здравствуйте.

А когда, соответственно, коронавирус рассосется, восстановление сделки ОПЕК+ может быть очень хорошим сигналом рынку, чтобы вернуться, условно говоря, с 35 долларов обратно к 50, может быть, даже к 60.

Что это означает, это падение цен на нефть сегодня, и уже соответственно девальвация, можно ли ее назвать девальвацией, наверное, можно, все-таки там значительное падение курса, для российской экономики? Да, мы знаем, мы слышали, я много раз уже прочитал, что сегодня Россия гораздо лучше готова, есть резервы, Фонд национального благосостояния, откуда мы, даже если ниже цены отсечения, даже если 25, мы все равно несколько лет спокойно себе живем, что саудовцев победим, у них там 80 долларов, у нас 40, нам проще… Ну, хорошо, допустим. Но тем не менее, экономика не сводится к наличию резервов, экономическое самочувствие. Инфляция неизбежна, видимо? Что это означает для экономики?

Смотрите, есть такое выражение, business is usual, а это будет crisis is usual, то есть это будет кризис, к которому мы привыкли, к которому мы очень хорошо готовы и пять лет готовились. То есть это будет очень похоже на 2008 год, на 2014 год…

В 2014 году психологический эффект был очень тяжелый.

Очень тяжелый.

Я помню декабрь, это было ощущение, что все летит в тартарары, неуверенность политической элиты.

Но сейчас к этому готовились еще больше, чем когда-либо.

И кстати, напомним уж тогда, что и тогда нефть сыграла свою роль в девальвации и падении курса рубля, помните, этими займами.

Но теперь к этому готовились еще больше, ввели бюджетное правило, сократили бюджетные расходы, бюджет сбалансировали фактически при сорока долларах за баррель, в отличие от Саудовской Аравии. Соответственно, мы не допустили сильного укрепления рубля, когда нефть была высокой, следовательно, не будет очень драматического… В моменте могут быть, если вдруг нефть провалится ниже двадцати, конечно, будет паника. Но скорее всего, эта ситуация не продлится долго, и все обратно устаканится достаточно быстро с небольшими потерями.

То есть бежать тратить рубли не обязательно?

Бежать тратить рубли не обязательно, во-первых, потому, что сейчас уже львиную долю этой девальвации мы прошли, и если какой-то выстрел будет, он будет неожиданным, вы никогда его не предугадаете, а потом он достаточно быстро вернется обратно. Вот мы прогнозировали как раз 35 долларов за баррель, и курс должен быть от 72 до 75, вот ровно такое и есть, 72-75, это значит, что сейчас курс сбалансирован.

Допустим.

С бюджетом тоже все отлично, все в порядке, резервов хватит на достаточно долгий промежуток времени. Во всяком случае, на такой промежуток времени, чтобы нам, и Саудовской Аравии, и всему миру понять, что надо выходить на какие-то сделки, какие-то договоренности, победить коронавирус, то есть я надеюсь, что за два-три года мы все-таки весь этот путь пройдем, и на это время хватит резервов, а это значит, что будут платиться заработные платы, будут выплачиваться пенсии, все это будет индексироваться. Честно говоря, я даже не чувствую, не думаю, что будет большой всплеск инфляции, мы считали, что при таком курсе, примерно ну максимум до 6% это разгонится. И может быть, даже этого не будет, из-за замедления в целом мировой экономики, оно даст дефляционный эффект потом.

Ну вот у нас Владимир Путин поставил задачу, хорошо, не будем говорить слово прорыв, прорвало пока цены на нефть, экономический рост сколько, 3% в перспективе?

Ну, да.

Насколько эта цифра становится более или менее достижимой вот после этих, после таких поворотов?

Как вам сказать, такие повороты просто откладывают любую реализацию, то есть когда у вас глобальный кризис, трудно расти вообще. Скорее всего, мы увидим спад в экономике в этом году, а не рост. Но потом мы выйдем на свою траекторию, которая, к сожалению, пока не 3%, а где-то в районе 1,5-2%, мы на них достаточно быстро, буквально в течение года-полутора, вернемся на свой трек. Как я говорил, чтобы его преодолеть, вот этот вот потолок, нужны сверхусилия, нужна судебная реформа, нужны улучшения и так далее, дальше уже все, что… Но на этот трек, на свою вот эту вот платформу, с которой мы сейчас немножко падаем, мы вернемся достаточно быстро.

А самочувствие, я знаю, что у нас он небольшой, средний класс, но вот средний класс, то есть люди, которые зависят от импорта больше, чем в целом население в стране, которые покупают американские джинсы, а не российские, я условно говорю, вот они теряют больше, чем остальные?

Да.

Но этим негативным эффектом можно пренебречь в нынешней ситуации?

Средний класс действительно потеряет больше, потому что по наименее обеспеченным категориям населения предусмотрена дополнительная социальная поддержка, я думаю, она будет даже увеличиваться. Адресные меры семьям, бедным семьям, имеющим детей, они уже предусмотрены, я думаю, размер их будет даже увеличен. А вот по среднему классу никаких мер поддержки, к сожалению, не предусмотрено, поэтому ему придется немного затянуть пояса.

Собственно, на эти полгода, потом можно будет развязать слегка? Ну, условные полгода, я знаю.

Зависит от коронавируса и от того, как быстро мы договоримся с ОПЕК.

В общем, пока завязываем слегка пояса, как говорит Владимир Назаров, но не паникуем, потому что это не кризис, судя по всему, 2014 года, и тем более, не 2008.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю