Страшный Байден. Зачем Кремлю новые законы, а Путину — неприкосновенность после отставки

20 ноября, 21:47 Михаил Фишман
8 654

В России депутаты узаконили неприкосновенность российских президентов по завершении исполнения их президентских обязанностей. Кроме того, было также ужесточено законодательство, регулирующее деятельность иностранных агентов на территории России, внесены законопроекты о регулировании просветительской деятельности и запрете цензуры в отношении российских пропагандистов на крупных международных видеоплатформах. О том, как это связано с победой Джо Байдена на выборах в США — в колонке Михаила Фишмана. 

В США прошли выборы президента, и с тех пор российская власть не покладая рук готовится и приближает светлое будущее.

Во-первых, депутаты узаконили в первом чтении неприкосновенность российских президентов по завершении исполнения ими их президентских обязанностей. Грабь, режь, громи, — теперь президентам можно вообще все даже после того, как они перестанут быть президентами, и я даже не буду пересказывать вам, как устроен механизм привлечения к ответственности бывшего президента за то, что он сделал после того, как перестал быть президентом. Две трети Думы, две трети Совета Федерации, 76% состава Конституционного суда — неважно: важно, что на бумаге арест Владимира Путина становится невозможен в принципе никогда. Сам собой возникает закономерный вопрос: А в жизни? Вот спикер Государственный Думы объясняет, что может случиться, не прими сейчас парламент такой закон:

Действия, которые политики допускали в 90-е годы, привели к распаду Советского Союза. Действия, которые допускали политики после смерти Сталина, когда перечеркнули все победы, затоптав его, тоже привели к плохим последствиям, хотя Сталину оценку дал и народ и историки.

Это спикер Володин в ходе дискуссии о гарантиях бывшему президенту объясняет смысл сакрализации институтов власти. Если этого не делать, то после Путина будет не Путин, как говорил Володин вот буквально этим летом, а наоборот. Иными словами, революция неизбежна, Путина после власти при прочих равных не ждет ничего хорошего, и заметьте, это не я сказал. В этом смысл и закона о гарантиях, и того, что говорит Володин. Это страх, а страх — это главный движущий механизм любого самосбывающегося прогноза. Мы так боимся наступления ужасного будущего, что оно становится неизбежным. Если бы царь Фив не опасался гибели от руки собственного сына, Эдип не убил бы его на дороге, приняв за случайного встречного. Если бы сам Эдип не боялся убить своего отца, как ему было предсказано, он бы его не встретил. Если бы вещий Олег не видел источник гибели в своем коне, его щит так и висел бы на вратах Царьграда. А Аннушка уже разлила масло. Вот Глеб Павловский объясняет, зачем понадобился закон о гарантиях президенту после отставки.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа