Операция «Ликвидация»: как Навального и его соратников приравняли к террористам

23 апреля, 23:24 Валерия Ратникова
3 638

Важно понимать: война с Алексеем Навальным — это сегодня основной фронт Владимира Путина. В повестке дня для него нет ничего более важного, чем уничтожить Навального и его сотрудников — политически, уголовными преследованиями, — а всех его сторонников запугать репрессиями. Это нельзя доказать, но кажется очевидным: в конечном итоге, это лично Путин решает, пускать ли к Навальному врачей, объявлять ли его соратников экстремистами, и какую силу применять на митингах к тем, кто вышел в его поддержку. Сегодня, в эту пятницу, издание «Медуза» было объявлено иностранным агентом. Это тоже серьезнейший прецедент — по-настоящему крупное издание на новом витке становится жертвой государственной цензуры. И понятно, почему это происходит: потому что оно пишет новости про Навального, вытаскивает его из уготованного для него забвения. Соратники Навального еще не объявлены экстремистами, но уже не знают, что их ждет каждую следующую секунду: аресты и избиения перешли в ежедневный рутинный режим. В России это теперь норма. Если пытают — значит, скорее всего, кого-то, кто помогает Навальному. Валерия Ратникова — о том, как сотрудники штабов Навального пережили последние дни.

Александр Шепелев — смм-редактор московского штаба Навального. Вечером 21 апреля — во время акций в поддержку Алексея Навального — молодой человек был со своей девушкой дома. Примерно в 8 часов к ним стали ломиться в квартиру. Сначала говорили: в доме пожар, нужно найти очаг возгорания, потом стали угрожать выпилить дверь болгаркой. Девушке Александра Ольге пришлось открыть дверь: внутрь зашли силовики, в гражданском и форме. Молодых людей заставили лечь лицом в пол.

Александр Шепелев, смм-редактор московского штаба Навального: Головой к двери, дальше я не видел, ни того, что происходит сверху, ни того, что происходит вокруг. Потом мне завели руки за спину, и в таком положении я лежал, и они начали меня бить. Они наносили мне удары в область грудной клетки — самый болезненный удар, они били по бедру, били по ногам, наступали мне на шею и несколько раз нажимали. У меня в основном все травмы с левой стороны, потому что как раз здесь ходил силовик, который в основном наносил удары мне ногой.

С объявлением новой акции протеста в поддержку Навального началась и новая волна преследований его сторонников по всей стране. Силовики приходили в штабы политика, к активистам в квартиры, задерживали их, некоторых — били и похищали. 

Как рассказали активисты курганского штаба Навального, их офис сначала пытались затопить, а потом арестовали и координатора, Алексея Шварца, и его девушку. Дарью Левкину обвинили в организации митингов, хотя она к этому не имела отношения. А Шварцу дали 42 дня ареста.

Никита Ильин, сотрудник штаба Навального в Кургане: Ее увезли в отдел и там продержали два дня. В отделе уже выяснилось, что не за митинг ее взяли, а за мелкое хулиганство. Заключалось мелкое хулиганство в том, что, когда мы были в поликлинике, где Алексея Шварца задерживали, Дарья спрашивала у этих бандитов, которые никак не представились — ни удостоверений, ничего — за что и куда уводят его. Из-за этого, что она выясняла, куда уводят ее парня, ей дали семь суток. 

Ксения Фадеева, координатор штаба Навального в Томске, депутат Гордумы: У нас действительно был организатор, была акция, организатором был сотрудник нашего штаба — Никита Байгулов, он взял на себя эту роль. Ему тоже дали арест — 8 суток, хотя, по большому счету, там предусмотрен и штраф по этой статье. И в итоге под арест были помещены депутат томской думы, коллега мой Андрей Фатеев и Игнат Купцов, сотрудник штаба, которые вообще не принимали участия в организации, не были на митинге. Андрею дали 30 суток, а Игнату дали 25 суток. В штабе сейчас из сотрудников осталась я на свободе, все три моих коллеги сидят в спецприемнике. Я вот сегодня ездила к ним, передавала передачки, ну и буду, видимо, так каждый день, может быть, через день. 

В Екатеринбурге обыски в штабе и у активистов начались под предлогом уголовного дела о призывах к массовым беспорядкам. В нем пока нет фигурантов, но под арестом оказался не только действующий координатор штаба Навального Алексей Гресько, но и бывший — Ирина Норман.

Леонид Волков, глава сети региональных штабов Навального: Преследования штабов — да, стали бесконечными, стали рутинными. Но я также хочу сказать, что они еще и перешли на какой-то новый качественный уровень. Это ужасно пугающая штука, потому что не было такого раньше. Это просто какое-то безумие, они потеряли всячески берега, и, еще раз — мы фиксируем стремительное развитие полицейской жестокости на новый уровень. Это просто похищения и пытки людей. Противостоять этому можно исключительно и только солидарностью, численностью. 

На избиения жаловался координатор белгородского штаба Навального, о похищении рассказывала Ксения Середкина — глава штаба в Ростове. По словам девушки, неизвестные мужчины задержали ее и заставляли глотать резиновую дубинку, когда она отказывалась — делали засечки на руке. В МВД по Краснодарскому краю ответили: Середкину полицейские не задерживали. 

А в случае с Александром Шепелевым в МВД заявили: к нему применили силу, потому что он угрожал полицейским. По словам Александра, силовики требовали у него логин и пароль от телеграм-канала — видимо, московского штаба Навального. Он не говорил. Били Шепелёва больше получаса.

Ольга Ромашова, журналистка «Медиазоны»: Нас с Сашей разделили, меня пытались допрашивать на кухне, но я им сразу сказала, что не буду с ними общаться. И после этого меня держали на кухне, и в это время я слышала, как, видимо, они избивали Сашу, и он кричал, что ему больно, и просто орал. 

После пыток — обыск по «санитарному делу». А потом Александра Шепелева увезли сотрудники полиции, и всю ночь его девушка Оля Ромашова не могла узнать, где находится молодой человек. Позже выяснилось, что Шепелев был в отделе полиции, а потом его доставили в суд и дали 2000 рублей штрафа за неповиновение полиции. Сейчас смм-редактор штаба Навального на свободе. 

Александр Шепелев, смм-редактор московского штаба Навального: Они на меня завели этот протокол только для того, чтобы оправдать избиение. То есть, понятно, да — человек избит, надо же что-то с этим делать. Если я теперь подам, условно, заявление, что меня избили сотрудники полиции, теперь мне скажут — а вот было неповиновение, и все правильно вас били.

Новые обыски и аресты могут начаться после 26 апреля: тогда суд начнет рассматривать вопрос о признании ФБК, который уже является иноагентом, и штабов Навального экстремистскими организациями. Что делать, если судья посчитает их экстремистами, сотрудники региональных штабов политика пока не знают.

Семен Кочкин, координатор штаба Навального в Чебоксарах: Они просто хотят как бы запретить фамилию Алексея — Алексея Навального не существует, в материалах суда они будут писать «непонятный гражданин», «известный осужденный». Буду координатором штаба «берлинского пациента». Я думаю, легальную форму все-таки найти можно.

По решению Минюста России ФБК включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

По решению Минюста России «Медуза» включена в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента

Фото: teamnavalny / Instagram

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа