Смертная казнь, трибунал и тюрьмы для террористов.

Чего ждать после экстренного заседания Думы и Совфеда
И так далее с Михаилом Фишманом
21 ноября 2015
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Совместное заседание Думы и Совета Федерации со стороны больше похоже на ружье, которое висит на стене, но пока не выстрелило. Прозвучали конкретные меры — ввести смертную казнь, лишать гражданства, создать международный трибунал, что бы это ни значило. Кремль кривит лицо. Мы подумаем — смертную казнь вводить не хочет, но зачем то же понадобилось это шоу с депутатами и сенаторами. Зачем? Об этом Михаил Фишман поговорил с депутатом Государственной Думы и участником заседания Дмитрием Гудковым и президентом фонда «Петербургская политика» Михаилом Виноградовым

Фишман: Итак, совместное заседание Думы и Совета Федерации со стороны больше похоже на такое ружье, которое висит на стене, но пока еще не выстрелило. Вроде звучат конкретные предложения, но будут они приняты или нет, это мы и обсудим вместе с моими гостями сегодня. Дмитрий, наверное, первый вопрос к вам о впечатлениях от сегодняшнего мероприятия, как это все прошло?

Гудков: Во-первых, ружье выстрелило, потому что Совет Федерации уже принял все необходимые решения. Сегодня президент получил добро на то, чтобы использовать вооруженные силы в любой стране мира. Такое решение состоялось перед бомбардировкой Сирии, это первое.

Фишман: Это произошло у нас еще месяц назад.

Гудков: Да-да. Все решения уже приняты.

Фишман: В этом смысле это не сегодняшняя новость.

Гудков: Конечно. Не было необходимости еще раз всех собирать, потому что еще вчера утром ходили слухи, что якобы придет президент и объявит начало наземной операции. Но сегодня я разобрался, что произошло, на мой взгляд. Что произошло? Президент Франции собирает парламент после терактов, где ведется серьезная дискуссия. Такая же идея пришла в голову, я так понимаю, руководству Совета Федерации, что правильно, потому что парламент должен реагировать на эти события, тем более, был признан теракт в самолете. Вообще парламент должен на такие вещи реагировать, конечно же.

Но произошла какая-то странная дискуссия, то есть, мы не обсудили, связан ли вообще теракт, который произошел с нашим самолетом, с пассажирами нашего самолета, с бомбардировками в Сирии. Какие меры предпринимает спецслужба для того, чтобы защитить граждан от возможных новых терактов. Но получился какой-то очередной экзамен, экзамен на лояльность политическую, когда все вышли, поддержали внешнюю политику президента. Еще лидер каждой партии использовал эту трибуну для того, чтобы что-то заявить оригинальное, чтобы запомнилось всем. И даже и напугали всех.

Фишман: Что не факт, что будет принято.

Гудков: Что точно не будет принято, но уж точно не будет смертной казни, по крайней мере, я надеюсь.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.