«Силовики и чиновники боятся, что каждого могут замочить в центре Москвы». Криминальный репортер Канев о поворотах в деле Немцова

И так далее с Михаилом Фишманом
13 марта 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Обсудили ход расследования убийства Бориса Немцова с криминальным репортером «Новой газеты» Сергеем Каневым.

В расследовании убийства Бориса Немцова произошли ключевые события. Главным таким событием стала статья в «Новой газете»: в ней подробно рассказано, кто и как организовал самый чудовищный теракт за последние десять лет. Убийство было раскрыто ФСБ по горячим следам, и обо всем доложено Путину. Он знает, кто убил Немцова. И вот, до публикации обо всем этом было известно нескольким сотням человек в Москве, а теперь — всем. Мы сами до суда формально ничего утверждать не можем, так устроена юридическая сторона дела, но факт остается фактом: у президента, у ФСБ, у МВД, у правительства, у депутатов, у ведущих журналистов, ни у кого больше нет сомнений в том, что произошло, и ровно это написано в «Новой газете». 

В ней написано, что кроме Немцова, есть список жертв, и мы знаем, кто в этом списке. В ней написано, кто организовал и кто стоит за организатором. «Новая» не называет фамилии организатора, ограничивается именем Руслан, но фамилию быстро назвал Навальный. Он утверждает, что речь идет о Руслане Геремееве, племяннике сенатора от Чечни. Самим батальоном «Север», где занимали высокие посты и Дадаев, и Геремеев, руководит герой России Алибек Алиханов, родной брат депутата Адама Делимханова. Про него из уже свежей, сегодняшней статьи «Новой» мы знаем, что, когда Дадаев поехал в Москву, он поехал с ним. В общем, речь идет о ближайшем окружении Рамзана Кадырова. С точки зрения ФСБ и, пожалуй, уже всей московской элиты, преступление раскрыто.

Настоящая катастрофа, а убийство Немцова — это настоящая государственная катастрофа — не может остаться без последствий. Руководитель ФСБ Бортников не случайно предал всю историю огласке. ФСБ, которой слишком часто давали по рукам в Чечне, говорит: хватит, мы больше терпеть не можем, сажай настоящих преступников.

А Рамзан Кадыров, которого в тот же день, когда выяснилось, что он может быть напрямую причастен к теракту на Москворецком мосту, наградили орденом почета, очевидно, случайно, это совпадение, рассыпается в благодарностях Путину вот так:

 «Я навсегда являюсь его верным соратником. Отдать жизнь за такого человека   самая легкая задача. Я заверяю, что выполню любой приказ, решу ради него задачу любой сложности, чего бы это для меня ни стоило! Служу России! Служу народу!» Согласитесь, не самая типичная логика для губернатора. 

Фишман: Сначала неуточненный источник «Интерфакса» заявил, что следствие окончательно выяснило, что следы убийства Немцова ведут за рубеж, затем появилась статья в «Комсомольской правде», где со слов некоего сотрудника ФСБ, который ходит в бригаду по расследованию Бориса Немцова, утверждается, что все известно и, цитирую: «непосредственно нажал на курок Дадаев, который дал признательные показания, а потом по совету адвокатов от них отказался, но это ничего не меняет. СКР собрал неоспоримые доказательства его вины. То, что он сказал «Я люблю пророка Мухаммеда» — это он сказал для отвода глаз, никакого религиозного мотива не было. Они цинично выполняли заказ, никакие они не правоверные мусульмане, по сути — настоящие бандиты».

Дальше газета связывает его с Адамом Осмаевым, который недавно стал командиром украинского батальона имени Джохара Дудаева. Они встречались, говорили по мобильному, он планировал покушение на Владимира Путина несколько лет назад, не добился этого и теперь дестабилизирует обстановку таким вот образом. То есть, задача в том, чтобы сделать это в сердце Москвы демонстративно, чтобы вызвать шумиху в мире. Вот такая теперь официальная версия, ее следы ведут на Украину к тем, кто покушается на Путина. Рамзан Кадыров тут абсолютно не при чем.

Сам Кадыров выступил только что, буквально минут 20-30 назад появилось его свежее заявление. Я зачитаю его: «США и Запад, их спецслужбы пытаются нанести удар по тем, кто безгранично предан Владимиру Владимировичу, вскормленные ими СМИ и разные организации используют любой повод, чтобы склонять ими главу Чеченской республики…в последние дни развернута кампания в связи с задержанием Заура Дадаева. Я ранее говорил и сейчас повторяю, что знаю его как настоящего воина и патриота, и если Дадаев действительно причастен, то нужно его судить в соответствии с законами России и наказать по всей строгости. А организаторы кампании знают, что наш народ сплочен, и все мы, как один, поддерживаем Владимира Владимировича Путина». Дадаев, очевидно, сливает. Давайте мы начнем это обсуждать. Как это вяжется — то, что мы видим и слышим, что происходит прямо сейчас с тем, что было написано в «Новой газете»?

Канев: По части заявления господина Кадырова — это какой-то детский сад, какие-то пацанские извинения, разборки. Потом он заявляет, что это спланировано на Западе, что это агенты западных спецслужб. Я ему хочу задать вопрос: господин Кадыров, а штаб-квартира ЦРУ у нас что, в Чечне находится? Потому что все исполнители у нас практически — уроженцы Чечни. Тоже хотелось бы получить этот ответ.

Фишман: Давайте вернемся к той публикации, к главной публикации 2015 года на сегодняшний день.

Канев: Да, это самая, я считаю, у нас известная статья.

Фишман: Как она появилась, расскажите?

Канев: Если честно, мы где-то полгода заметили какую-то движуху. Мы предполагали, что будут отстрелы оппозиции, мы только не знали, кто будут именно исполнители: это будут уроженцы Чечни либо это ополченцы с Донбасса. У нас были подозрения. Поэтому когда случилась трагедия с Борисом Немцовым, мы уже были готовы и сразу включились в работу. Уже примерно через сутки у нас была справка, мы знали не только кто непосредственно следил за ним и нажал на курок, но также и организаторы. От этого мы делаем свои выводы. Организатор — кто заказал, кто посредник — кто оплатил убийство. И, по нашей версии, это ведет все в Чечню, а не в Лондон, не в Париж.

Фишман: У вас все очень подробно описано.

Канев: Тем более, я хотел сказать, что Кадыров надоел всем силовикам здесь. Они залезли на поляну здесь, в Москве, на которой всегда сидели силовики. Это выбивание долгов, мошенничество, разводки, крышевание рынков, обнальщиков крупной конторы и т.д. Кадыров залез на эту поляну, поляну силовиков. Сейчас дошло до того, что они приезжают и выбивают долги у генералов. Подмяли под себя все обнальные конторы, выбивают долги. И результат — 100%. Как коллекторы они работают: вывозят в особняки, там пытают, в том числе бильярдным кием — и мужчин, и женщин.

Фишман: Это, собственно, ваша статья знаменитая про Лексус.

Канев: Да, последняя история с Цицулаевым, с полпредом Кадырова в Украине, и вот эти разборки с платежными системами. Он надоел. Ловят его людей, следы ведут прямо в Грозный, и вдруг выходит руководство и говорит: «Все, никакого расследования». Поэтому они радостные сейчас ходят: и чекисты, и полицейские. Наконец-то Рамзану дали по ушам.

Фишман: Они ходят, если я правильно понимаю, к вам? Они вам рассказывают, что произошло? Вам — я имею в виду газете.

Канев: И мне рассказывают, и по Лубянке ходят: «Наконец-то Рамзану дали по ушам, наконец-то, это случилось».

Фишман: Только что-то не похоже.

Канев: Похоже, похоже. Кто из чекистов сейчас выступит в СМИ, скажет: «Ребята, случилось!»? Кто это скажет? Никто.

Фишман: Мы понимаем, что идет из вашей публикации в «Новой газете»…кстати, почему нет фамилий авторов статьи?

Канев: Главный редактор запретил.

Фишман: Из соображений безопасности?

Канев: Да.

Фишман: Из текста, из того, что мы видим вокруг, из этого текста, который ключевой в этой истории, мы понимаем, что идет очень важная борьба за официальную версию расследования убийства Бориса Немцова: либо это окружение Рамзана Кадырова, либо, как мы только что зачитали, следы ведут на Украину, в Госдеп и куда-то еще. Что происходит с силовым окружением Владимира Путина, с руководством ФСБ, с источниками, которые с вами делятся информацией. Если побеждает эта вторая версия, которую я только что озвучил, что она для них означает? Я имею в виду руководство ФСБ, я имею в виду силовиков, про которых вы говорите, что они так устали от кадыровцев.

Канев: Мне трудно сказать. Сейчас — только радость. Понятно, что решение по этому уголовному делу будет приниматься даже не на Лубянке, не на Старой площади, и лично Владимиром Владимировичем. Я думаю, он дал команду «фас» — брать всех. И до какого-то периода организатор или посредник, но в данном случаем мы понимаем, что это Геремеев и командир батальона «Север» Делимханов. До него дошло, и пока команда вроде бы как «стоп». Набирать доказательную базу — так мы понимаем. Но это мое предположение. Пока ни Геремеев, ни Делимханов не осуждены, они не преступники. Мы можем только предполагать.

Фишман: Да, фамилии их нет в статье, есть просто описание сенатора и депутата…даже этого, по-моему, нет, сказано, что они работали. Это легко по Яндексу определяется. Геремеева Навальный назвал.

Канев: Кстати, у Геремеева есть близкие связи в Ярославле, у Руслана Геремеева.

Фишман: Какие?

Канев: Там есть ряд бизнесменов, которые, вероятно, там следили за Борисом Немцовым. Но это как предположение. То, что сюда эти бизнесмены вместе с Геремеевым приезжали не раз, здесь общались — это факт.

Фишман: Можете ли вы утверждать, что расследование продвигается и на этом направлении, которое описано в статье в «Новой газете», что следственная работа движется дальше.

Канев: Пока вот такие данные: биллинги, детализация телефонных разговоров, видеокамер и т.д. Пока набрали круг подозреваемых. Дальше нужно доказательную базу. Будут собирать, допрашивать свидетелей и т.д. Но, насколько мне известно, есть еще одна версия. Она называется «патриоты». Пока она ни шатко, ни валко, но идет. И там в качестве заказчика подозревается другой сенатор из Совета Федерации — один из руководителей боевого братства. Если та версия «отморозки» — это чеченская версия, то там — версия «патриот».

Фишман: Скажите, у меня, например, синхронное появление и заявление Кадырова — статьи в «Комсомольской правде» и новости в «Интерфаксе» —  говорит о том, что это согласовано. Это очень логично. И текст, на самом деле, который произносит Рамзан Кадыров, он очень выверенный.

Канев: Это не он печатал.

Фишман: Это неважно, какая разница? Это же его заявление. И в этом смысле у меня есть большое искушение считать, что все политические договоренности о том, как должно развиваться расследование по убийству Борису Немцову, уже сделаны, все указания даны, и дальше нам только надо будет смотреть, как разворачивается эта история в суде.

Канев: Может быть. Допустим, в убийстве Анны Политковской глава государства тоже сказал, что в убийстве надо искать следы Березовского. И следствие вместо того, чтобы искать настоящих убийц, искало следы Березовского, так и не нашло. И тут вдруг произошло событие, что организатор этого убийства Анны Политковской попал в больницу с проломленной головой, и подумал, что это сделали его подельники, которым он деньги за Политковскую не отдал, а проиграл в казино. И он тогда позвал следователя и сказал: «Я хочу сделать заявление. Я знаю, кто убил Анну Политковскую». И тогда следствие закрутилось. Здесь тоже может всякое произойти.

Фишман: Как вы считаете, будет руководство ФСБ, а я полагаю, что речь идет о самом высоком уровне ФСБ, судя по тому, что Бортников сам докладывал президенту, будет ли он… есть такие понятия как оперативная честь, достоинство службы. Если мы видим, что начинает побеждать другая, альтернативная версия — каковы могут быть его шаги? Он уже несет некую политическую ответственность.

Канев: Я не думаю, что он объявит забастовку и с плакатом выйдет на Лубянскую площадь. Поэтому может быть отставка.

Фишман: Вы считаете, что это вероятно?

Канев: Все возможно. Но то унижение, которое последние годы и МВД, и ФСБ, и другие силовики терпят от уроженцев Чечни, близких к окружению Кадырова, я думаю, сыграло свою роль, и это даром все не пройдет. Тем более, элиты действительно испугались. Ладно, они долги выбивают, эти уроженцы Чечни, ладно они убивают личных врагов господина Кадырова. Здесь-то уже добрались до человека, который когда-то был во властной обойме. Они действительно испугались. Они считают, что теперь эти люди, которые застрелили Бориса Немцова, кто оплатил этот заказ — они теперь могут любого из чиновников и генералов здесь замочить у нас в двух шагах от Кремля. Они действительно испугались и требуют, ворчат: «Давайте разбираться».

Фишман: Силовики ворчат или кто-то еще?

Канев: Силовики и чиновники. «Давайте что-то делать, люди распоясались».

Фишман: Как, вы считаете, будут развиваться события?

Канев: Я вам сейчас вот что скажу: был такой Руслан Байсаров, которого застрелили на Ленинском проспекте, он тоже считался личным врагом Рамзана Кадырова. Я просто хочу сказать, что он тоже выбивал долги, крышевал бизнес и т.д. И когда он приезжал выбивать долги, когда люди узнавали, что приехал господин Байсаров — мне его телохранитель рассказывал — генералы ФСБ говорили: «Отдай ему все, что ты должен и еще столько же сверху, либо сюда приедут от Рамзана». Страх у людей. А это же не какие-то бизнесмены палатки держат. Это большие структуры – и все боятся. Всем надоело уже.

Фишман: И что будет происходить прямо сейчас? Чего нам ждать?

Канев: Смотрим, какие будут отставки, какая будет движуха. В «Президент-Отеле», где представители Чечни арендуют целый этаж, там заметна какая-то движуха была, по крайней мере, вчера.

Фишман: Что-то будет еще происходить?

Канев: Что-то будет, конечно. Это просто так даром не пройдет — убийство Немцова. Ни для кого: ни для его противников, ни для его поклонников и почитателей.

Фото: AP

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.