Тупик имени Штайнмайера. Зеленский подписал формулу, которая на бумаге ведет к миру с Россией. Но что она значит на самом деле?

Президент Украины Владимир Зеленский подписал «формулу Штайнмайера». Говоря на сухом языке формальностей, «формула Штайнмайера» согласована так называемой трехсторонней контактной группой — от Украины ее подписал Леонид Кучма. Согласование «формулы Штайнмайера» по сути дает зеленый свет выполнению Минских соглашений, то есть решению проблемы Донбасса. Открывается возможность для следующего шага — встречи в верхах в «нормандском формате» — Зеленский, Путин, Макрон, Меркель, — чтобы утрясти детали. Казалось бы, хорошо. Но, как говорится, есть нюансы. Михаил Фишман и Евгения Зобнина — о том, что это значит для России и Украины. 

Что такое «формула Штайнмайера»? Речь идет о том, что на Донбассе будут проведены выборы, и если ОБСЕ признает их свободными, то Донецк и Луганск возвращаются в состав Украины — как регионы с особым статусом, — а Украина возвращает себе контроль над границей между Донбассом и Россией. Понятно, что без такого контроля Донбасс — это просто часть России. И точно также понятно, — и это ключевой сюжет всей истории с Донбассом, — что главное для Москвы — это особый статус Донбасса в украинской Конституции, по сути рычаг, с помощью которого Кремль сможет влиять на положение дел в стране и прежде всего на внешнюю политику. 

Дело в том, что Минские соглашения составлены по принципу «утром — деньги, вечером — стулья», причем неясно, что стулья, а что деньги: контроль над границей или выборы. Если Зеленский соглашается, что сначала выборы, а потом граница — а именно это вроде как и подписано, — то по сути Украина превращается конфедерацию. А если наоборот — то с какой стати на это согласится Владимир Путин? Цель Москвы в отношении Украины понятна и известна уже давно, с тех пор как Путин еще в 2008 году, как писала тогда газета «Коммерсант», делился с Джорджем Бушем своими соображениями о том, что Украина — это неполноценное государство. Ясно, что никакая власть в Украине никогда с этим не согласится. Это значит, что взаимовыгодный компромисс между Москвой и Киевом невозможен в принципе, оттого и буксовали все эти годы Минские соглашения. И если «формула Штайнмайера» подписана, и все довольны, то такого не может быть. То есть, это значит только одно: стороны хотят обмануть друг друга. 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа