Надежда Савченко о непринятом российском после, своей «работе на Кремль» и о диалоге с сепаратистами.

Интервью Михаилу Фишману
И так далее с Михаилом Фишманом
23:14, 5 августа
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Неделей раньше, 28 июля, президент Путин освободил от должности прежнего посла Михаила Зурабова. На его место предложили назначить Михаила Бабича, бывшего полпреда президента в Приволжском федеральном округе. А накануне Киев отказался обсуждать нового посла России на Украине из-за «отсутствия положительной динамики» в конфликте в Донбассе — так сказал министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

Почему новый российский посол не получил агреман, и как будет развиваться ситуация на Донбассе, Дождь спросил у народного депутата Верховной рады Надежды Савченко.

Скажите, пожалуйста, как вы оцениваете ситуацию, которая сложилась вокруг российского посла? Верно ли поступает Киев, когда не дает агреман, и как было бы правильно поступить?

Для начала уточню, что депутатом Украины я стала, еще сидя в российской тюрьме.

Что касается посла, мое мнение такое, что особо ничего не изменится. Россия отправляет своих послов и своих дипломатов только в своих интересах. Я сомневаюсь, что это станет чем-то лучшим для Украины, Россия, наверно, хочет что-то поменять. Почему такая реакция с украинской стороны, к сожалению, мне неведомо.

Вы в целом выступаете за диалог, вы говорите, что готовы лично встречаться с лидерами «ЛНР» и «ДНР», вы критикуете власть за то, что она не идет на этот диалог. Как сейчас вы видите ситуацию? Если я правильно понимаю, вы проводили время в тех регионах. Как вы ее оцениваете?

Я выступаю за диалог между людьми. Это не только два самоназванных лидера «ЛНР» и «ДНР», это прежде всего люди, которые есть по всей Украине, остаются украинцами. Да, я готова говорить абсолютно со всеми, с кем угодно для того, чтобы осуществлять обмен военнопленными и прекращать эту войну. Эту войну не дают прекратить интересы денег, которые есть и у Кремля, и, к сожалению, у украинских олигархов. Это взаимосвязано, это бизнес. Никого не волнует жизнь людей, которые там умирали и продолжают умирать.

Я считаю, что эта война очень политизирована и ее надо заканчивать, поэтому должен быть скорейший диалог между всем мировым сообществом для того, чтобы эту войну закончить.

Вы говорите, что нужен диалог. Если я правильно понимаю, сепаратисты к нему готовы. Что дальше? Давайте его организуем. Или как надо поступать?

После того, как мы поговорим, мы посмотрим, какие варианты возможны дальше. Мы ведь даже никогда не разговаривали, чтобы понять, есть ли у нас возможность что-то дальше продолжать. Для начала нужно услышать друг друга.

 

Фото: Стрингер / РИА Новости

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.