«С такой ставкой инвестировать только в наркотики и оружие». Экономист Осадчий о решении Центробанка

И так далее с Михаилом Фишманом
13 марта 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В студии Дождя Максим Осадчий, начальник аналитического управления банка БКФ. Поговорили о том, к чему приведет понижение ключевой ставки до 14%.

Центральный банк понизил ключевую ставку, но всего на 1%, с 15% до 14%. Главная проблема для ЦБ — это инфляция, которая очень сильно разогналась в начале года, почти до 17%. Чем ниже ключевая ставка, тем доступнее кредиты, тем больше денег в экономике, тем выше инфляция. А про высокую инфляцию известно, что она само по себе инфляционный фактор, разгоняет рост цен дальше. Это так называемые инфляционные ожидания. Они работают так: если вы думаете, что цены будут расти, то вы будете покупать сегодня, про запас, чтобы сэкономить, и от этого цены будут расти.

Фишман: Как вы понимаете сегодняшнее решение Центробанка? Почему только 1%? Прав ли я по поводу инфляции?

Осадчий: В принципе, по-хорошему надо было бы, конечно, ставку ключевую не отпускать вообще, а поднимать. По одной простой причине: последние  данные по инфляции — 16,8% на 10 марта. Получается, что реальная ключевая ставка у нас отрицательная. Сейчас — минус 2,8%, что не есть хорошо, есть довольно мощные проинфляционные факторы.

Фишман: Есть ряд соображений, что это временно все-таки, что это в начале года, временно по разным причинам, и она сейчас пойдет, конечно, вниз.  К концу нам обещают… Сколько Центробанк обещает?

Осадчий: Вы знаете, Центральный банк, вообще-то, обещает 9%, но эти обещания, можно посмотреть, что обещали, скажем, год назад, боюсь, мы увидим некоторое, несоответствие.

Фишман: Это правда. 

Осадчий: Вопрос состоит в следующем: ключевым фактором для рубля сейчас является вовсе не ключевая ставка Центрального банка. Ключевым фактором является  нефть на фоне того, что на Украине некое успокоение.  А нефть, увы, пошла в нехорошем для России направлении. Нефть сейчас уже находится на уровне 54-55. Два фактора — укрепляющийся доллар и рост запасов США. По существу продолжается кризис перепроизводства нефти. То есть эта вся сланцевая история, она никуда не делась. Я вот сейчас смотрю последние комментарии, и там не очень розовые воззрения аналитиков, скажем, из того же «Голдмана, в других — 30, 40.

Фишман: Цена может падать дальше, давление на рубль возрастает.

Осадчий: Ну, про рубль не говорят.

Фишман: Они не говорят, мы с вами говорим.

Осадчий: Мы с вами понимаем, мы знаем прекрасно вот эту формулу Немцова, которая удивительнейшим образом работает.

Фишман: Сергей Алексашенко у меня с ней в эфире спорил.

Осадчий: Спорить он может с чем угодно, но она работает, она великолепно работает. Она работала до валютного кризиса, там она не могла работать в принципе, и после валютного кризиса нефть обратно ушла прямо на, курс указанный Немцовым. Формула, она же очень простая. Я не буду говорить, какая формула непосредственно Немцова. Но вот по Brent она приблизительно, вот Brent в рублях —  3700 рублей. Вот эта формула великолепнейше работает. Грубо: 60 рублей — нефть, 60 рублей — доллар.

Фишман: Понятно, скажите, мы учитываем корпоративные выплаты по внешним долгам, отток капитала, нам его Центральный банк прогнозирует теперь в 110 млрд. долларов в этом году. Это кстати, много или мало? Это все же тоже дополнительное давление на рубль, так  или иначе. Не одной же нефтью мы живем

Осадчий: Да, безусловно, отток капитала — это один из факторов. Мы же видим, есть страны, такие же моносырьевые страны, как Россия. Это и Нигерия, Норвегия, ряд других, у которых валюта отвязана, находится в свободном плавании. Там есть еще, скажем, Саудовская Аравия, но там валюта фиксирована. Так у них же ни у кого не упала так сильно валюта, как рубль. Рубль — второе место по 2014 году.

Фишман: Понятно, да.                                                                                                            

Осадчий: Конечно, фактор, связанный с оттоком капитала, играет важнейшую роль. Он, наверное,  60% на самом деле играет. И если сравнить падение норвежской кроны и падение рубля, там как раз получается это соотношение.

Фишман: Рубль, кстати, у нас последнее время укреплялся. 

Осадчий: На нефти.

Фишман: Вот скажите, как нам все-таки понимать этот жест Центрального банка? И как  главное, не нам с вами его понимать, а как экономика воспримет вот  это снижение на 1%? Что это значит?

Осадчий: Это конечно, палка о двух концах. Это, с одной стороны, подхлестнет инфляцию, мы уже это обсуждали.

Фишман: Сильно подхлестнет? Это заметно будет?

Осадчий: Это проинфляционный фактор. Конечно, основной момент связан с девальвацией из-за падения цены на нефть. Это основная песня. Ослабление политики — это проинфляционный фактор, как мы прекрасно знаем.

Фишман: То есть немножко денег в экономику будет впрыснуто? Немножко появится, так, дозированно.

Осадчий: Да. Я бы даже сказал — гомеопатичненько. Кстати, обратили, наверное, внимание, что рубль сначала немножечко так с энтузиазмом поукреплялся, посмотрел так пару часиков, а потом в 13:30 сегодня же объявили, что началась, и в 16:00 часа доллар пошел вверх, а рубль, соответственно, вниз.  И хорошенько, больше чем на рубль, доллар укрепился,  а рубль, соответственно, упал.

Фишман: А сами базовые показатели снижения ВВП на 3,5-4% — как нам в нынешнем контексте вообще уже к этим цифрам относиться? Сейчас это сколько? Может уже радоваться?

Осадчий: Да, вы все-таки пропускаете, не все зрители понимают, что снижение ключевой ставки является не только проинфляционным фактором, но способствует росту ВВП. Будет ли способствовать росту ВВП вот данное снижение? Немножко будет.

Фишман: Гомеопатия работает у нас сейчас вообще? Экономическая гомеопатия работает как инструмент?

Осадчий: Я боюсь что из состояния комы, нашу промышленность вывести этой гомеопатией, увы, не удастся. Потому что вот эти ставки 14% плюс банкам надо на что-то жить, в итоге это что-то превращается в 20% с лишним.

Фишман: По крайней мере, не отправит в катастрофическое какое-то плавание макроэкономические показатели, так получится.

Осадчий: Кредитовать рост производства, кредитовать инвестиции под такие ставки — только в наркотики и оружие. Все остальное не работает.

Фишман: Понятно, при случае скажем это Центробанку. Спасибо большое.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.