«Буду говорить об ответственности Российской Федерации». Родственники погибших в катастрофе MH17 — о начале слушаний в Гаагском суде

10 сентября, 22:59 Валерия Ратникова
3 540
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Телеканал CNN опубликовал расследование скандальной истории с 33-мя вагнеровцами. По данным телеканала, украинская разведка получила от США деньги, техническую помощь и консультации ЦРУ, чтобы провести в Беларуси спецоперацию по задержанию 33 россиян, большинство из которых были наемниками ЧВК «Вагнера». По утверждению источников телеканала в Киеве, двое из вагнеровцев находились на месте падения малазийского «Боинга» под деревней Снежное в Донбассе, когда он был сбит из «Бука». Уже шесть лет Москва отвергает все обвинения в своей причастности гибели почти трехсот пассажиров рейса Амстердам — Куала-Лумпур. В окружном суде Гааги идет уголовный процесс, вердикт будет объявлен не раньше, чем через год, а сейчас дают показания родственники погибших. Подробности у Валерии Ратниковой.

Ханс де Борст, отец погибшей в катастрофе MH17 Эльземик де Борст: В этой катастрофе я потерял свою дочь, и я хотел устроить встречу суду с моей дочерью, символически, конечно, не в реальной жизни. Я хотел рассказать им, какой она была, какой девушкой. Я принес с собой ее фотографии.

Голландцу Хансу де Борсту сейчас пятьдесят девять. Семь лет назад в катастрофе рейса MH17 он потерял свою дочь Эльземик. На этой неделе Ханс, как и десятки других родственников погибших, выступил в Гаагском суде. «Я рассказал им, что она была тихой маленькой девочкой, она была скромной. Она превращалась из маленькой девочки в молодую женщину, потому что ей было 17 лет. Когда я писал речь, я возвращался в те дни, это было эмоционально тяжело, ― вспоминает Ханс. ― Я узнал о случившемся в четверг. Это был хороший летний день. Я вернулся домой, хотел посмотреть телевизор. Мне позвонил друг, который сказал срочно смотреть новости, потому что появились сообщения о крушении самолета, следовавшего из Амстердама в Куала-Лумпур. Я точно знал, что это рейс, которым летела Эльземик. Он единственный летел туда в это время. Мои ноги подкосились, я смог только присесть и не мог поверить в то, что произошло. Я до сих пор не верю».

Эльземик вместе с бывшей женой Ханса, своим отчимом и братом летела в отпуск в Малайзию. Рейс MH17 следовал из Амстердама в Куала-Лумпур 17 июля 2014 года и был сбит ракетой зенитной установки «Бук» над территорией Восточной Украины. Погибли все 283 пассажира рейса и 15 членов экипажа, граждане Малайзии, Голландии, Австралии, Индонезии и нескольких других стран. Теперь родственники жертв катастрофы обращаются к суду и участникам процесса. Всего должны выступить более девяноста человек.

Пит Плог, брат погибшего в катастрофе MH17 Алекса Плога: Моя речь назначена на 8 ноября. Я хочу дождаться, пока все доказательства будут представлены в суде. Конечно, я буду говорить о том, что моего брата больше не вернуть. Он один из двух погибших, чьи останки до сих пор не были опознаны. О том, что катастрофа сделала с моими родителями, которые умерли несколько лет назад, не попрощавшись с сыном.

Я также в своей речи буду говорить об ответственности Российской Федерации. Сейчас есть четверо обвиняемых в суде. Есть еще те, кто непосредственно нажимал на кнопку, запускал ракету, но, я думаю, они были просто солдатами, которые следовали приказам. Для нас важно узнать, кто был в конце концов ответственен за поставку «Бука», кто принял решение.

Расследование катастрофы ведет объединенная следственная группа, в которую входят представители Нидерландов, Малайзии, Бельгии, Австралии и Украины. В июне 2019 года были названы имена подозреваемых в крушении «Боинга», которые в момент трагедии служили в армии самопровозглашенной ДНР. Среди них трое граждан России: Игорь Гиркин, бывший министр обороны самопровозглашенной ДНР, Сергей Дубинский, отставной офицер ГРУ, Олег Пулатов, подполковник запаса ВДВ, ― и гражданин Украины Леонид Харченко, командир разведподразделения ГРУ самопровозглашенной ДНР.

По версии обвинения, Гиркин запрашивал «Бук» у российской стороны, чтобы защититься от украинских бомбардировок, Дубинский руководил его транспортировкой, Пулатов и Харченко подчинялись Дубинскому. Теперь им грозит наказание вплоть до пожизненного. Вердикт может быть вынесен уже через год.

«Для обычных наблюдателей все-таки главное доказательство ― это переговоры, перехваты, потому что идет речь о сотнях перехватов, подлинность которых даже не оспаривается обвиняемыми. Они оспаривают, что они имели в виду, ― рассказывает журналист Bellingcat Христо Грозев. ― Они говорят о том, что им нужны привезти из России „Бук“, чтобы сбивать украинские самолеты, потому что ситуация очень-очень напряженная, и обсуждают конкретно каждый шаг переезда через границу и потом даже до Луганска и до Донецка этих „Буков“ именно. И дальше идет речь об очень-очень подробном обсуждении последствий этого сбития».

В апреле 2021 года голландское издание NOS представило новые перехваты разговоров офицеров армии самопровозглашенной ДНР сразу после крушения MH17. Из них стало понятно: еще несколько часов после катастрофы обвиняемые не понимали, какой самолет они сбили:

Сергей Дубинский: Это «Сушка» *** «Боинг»?

Олег Пулатов: Да, да, да.

Сергей Дубинский: Ага, я понял, вы это видели? Вы это визуально наблюдали?

Олег Пулатов: Наблюдали с земли, я-то сам был в Мариновке.

Сергей Дубинский: «Сушка» вальнула «Боинг», а «Сушку» уже нашим «Буком» ***.

Игорь Гиркин: Ага.

Сергей Дубинский: Хорошие новости, Игорь?

Игорь Гиркин: Ну, не знаю, я что-то, честно говоря, не очень в это верю.

Потом стало понятно: никакого украинского «Су» в воздухе не было. Обвиняемые, как считает следствие, срочно перевезли «Бук» через границу назад в Россию.

Авиаэксперт Вадим Лукашевич, свидетель по делу MH17, рассказывает: «Мы с вами узнали там много интересных вещей. Допустим, когда вывозили этот „Бук“ назад, да, фактически поздно вечером, уже в ночь с 17 на 18 июля 2014 года, то экипаж „Бука“ сидел в кабине водителя этого трейлера, который вывозил этот „Бук“. А водитель этого трейлера, который, в общем-то, это все тащил, потом это все передавал, перегружал, именно этот водитель является свидетелем обвинения».

Ни один из фигурантов дела лично не присутствует на процессе, только Олег Пулатов представлен адвокатами. Его показания записали на видео. Пулатов подтвердил подлинность переговоров, но сказал, что все это была дезинформация для противника: «Некоторые номера использовались в том числе и для ввода противника в заблуждение, это так называемая дезинформация противника. Соответственно, некоторые телефоны у нас имели возможность обеспечения закрытой связи, то есть то, что не могло прослушиваться».

«Я был шокирован, когда услышал их переговоры, когда они говорили: „Давайте притворимся, что нас там не было, придумаем, что мы расскажем всему миру об этом“. Это очень больно слышать семьям погибших», ― признается Ханс де Борст.

Переговоры ― это не единственное доказательство вины фигурантов дела. Следствие подробно восстановило путь «Бука» из России на территорию непризнанной ДНР, в том числе по фото и видео из соцсетей, также провело многочисленные экспертизы обломков самолета, восстановило его переднюю часть, чтобы понять, как и откуда был нанесен удар.

Позиция защиты пока состоит в отрицании обвинения, развернутую услышать мы сможем только после того, как родственники погибших закончат свои выступления. «Тактика защиты работает не по фактам, которых у нее нет, а по процедурам, ― объясняет Вадим Лукашевич. ― То есть она пытается затянуть саму процедуру рассмотрения суда. Она подает сотни ходатайств. Защита говорит, что есть вот такие боевики, сепаратисты или как их назвать, да, у них есть только позывные, только клички, их надо допросить. Если обвинение нашло кого-то, то, значит, оно еще и этого сможет найти. Там все настолько сейчас, в общем-то, очевидно для суда. Единственное, что сейчас может сделать защита, да, ― это попытаться опровергнуть эти биллинги телефонных перехватов, переговоров».

В это время следствие еще продолжается, и суд над четырьмя обвиняемыми в Гааге ― это только начало. «Пока они говорят о том, что эта четверка, да, действовала автономно и возила этот „Бук“ по территории Донецкой области, в какой-то момент „Бук“ выстрелил и попал в самолет. Но, как мы знаем, впоследствии обвинение, скорее всего, будет устанавливать связь этих четверых людей в командной цепи по отношению к российской армии, российской военной иерархии. То есть нам дают понять, что, видимо, военные из 53-й бригады ПВО, которой, по мнению следствия, принадлежал „Бук“, окажутся в том числе фигурантами этого суда, то есть это Министерство обороны Российской Федерации», ― говорит Павел Каныгин, журналист «Новой газеты».

До сих пор российские власти отказываются брать какую-либо ответственность за крушение малазийского «Боинга», хотя вердикт суда и продолжение расследования грозит новыми санкциями и еще большим ухудшением отношений с Европой в целом. Нидерланды уже подали иск против России в ЕСПЧ.

Официальная позиция ― «Бук» был, но не российский. Пропаганда в это время продолжает транслировать самые разные альтернативные версии произошедшего. Например, прямо перед началом выступления родственников в суде телеканал НТВ выпустил четырехсерийный фильм о катастрофе. «Катастрофа „Боинга“ ― это результат спланированной провокации, которая подготовлена украинскими властями и западными спецслужбами», ― утверждают в фильме.

Павел Каныгин, журналист «Новой газеты»: Качественно риторика за все эти семь лет никак не поменялась. Москва стоит на своем, заявляя, что мы к этому не имеем никакого отношения, что концы надо искать в Украине, а любые обвинения в наш адрес и любые доказательства в наш адрес являются подделкой.

Фигуранты дела MH17 остаются на свободе, Россия отказывается предоставлять их суду. Леонид Харченко, гражданин Украины, был арестован в ДНР. «Мы видим очень активную социальную жизнь Гиркина (Стрелкова), поэтому мы знаем, что с ним все в порядке, его отношение к этому делу буквально можно выразить, описать словами „мне наплевать“, ― рассказывает Христо Грозев. ― Пулатов тоже появляется периодически, у него есть блог, он там под каким-то другим ником пишет и описывает вообще, что он думает о деле. Тоже можно сказать, что ему наплевать. Поэтому я считаю, что с ними все в порядке. За ними точно следят, их не выпускают как-то приближаться к самолету или к границе, а вдруг они не стали свидетелями?».

Родственники погибших внимательно следят за расследованием и ждут решения суда. Они не знают, будут ли реально наказаны все виновные, но очень хотят услышать их имена. «Что рассказывают все родственники сейчас? Их жизнь разрушена, у них серьезные психологические проблемы, некоторые люди не могут больше работать, ― признается Пит Плог. ― Но вот что я вижу сейчас: все, кто выступает в суде, держатся очень достойно. У них есть все причины злиться, высказывать что-то по отношению к обвиняемым, к Российской Федерации, но они не злятся, они держатся достойно. У нас должно быть право знать, что случилось и почему это случилось. Наше правительство пообещало нам, что до тех пор, пока это дело не будет закончено, оно будет для них приоритетом».

Фото на превью: KOEN VAN WEEL / EPA / TASS

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Андрей, 30 лет

    07.09.2021

    Так люблю Дождь, но , к сожалению, сейчас не могу позволить себе подписку, а так хочется снова смотреть эти чудесные светлые передачи ..

    Помочь
  • Виктор

    04.12.2020

    Очень бы хотелось иметь возможность читать актуальные и честные новости.

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде