«У нас врачей по пальцам сосчитать». Какие регионы ждут помощи от Москвы

4 421

На этой неделе Владимир Путин признал, что состояние дел с коронавирусом в Москве улучшилось и попросил направить столичных врачей на помощь регионам: в Дагестан, Северную Осетию, Ингушетию и Забайкальский край, а также во Владимирскую и Псковскую области. Валерия Ратникова разбиралась, что происходит в этих регионах и поможет ли им гуманитарная помощь от Собянина. 

Владимир Путин попросил московского мэра отправить в регионы столичных врачей. На следующий день они прилетели спецбортами в Дагестан, Северную Осетию, Ингушетию и Забайкальский край вместе с гуманитарной помощью. В бригадах по шесть медиков, многие из них — рентгенологи. Сергей Морозов, главный рентгенолог московского Депздрава, говорит: в регионах нужно наладить организационную работу, объяснить на месте, как использовать сложное оборудование. Теперь это можно сделать лично, а не по видеосвязи.

Сергей Морозов, главный рентгенолог московского Депздрава: Методическая рекомендация от Минздрава — это, по-моему, более 180 страниц. Причем там масса вопросов из патофизиологии, фармакологии, практическому врачу пробраться через это практически невозможно. То есть метод наставничества, метод непосредственного обучения имеет, естественно, огромное значение, поэтому лучше поехать на место, показать и рассказать. Приезжает медицинская команда, полностью обеспеченная всеми средствами защиты, люди, в основном, переболевшие и имеющие полный иммунитет по лабораторным данным, понимающие, как надо использовать средства защиты. 

Подробно никто не объяснил, как выбирали самые нуждающиеся регионы. Сложная эпидемическая обстановка, как выразился президент, везде разная: в Забайкалье последнее время с каждым днем все больше новых зараженных,  в Ингушетии, судя по тому, сколько выявляют заболевших каждый день, — почти плато.

Ингушетия

Ахмед Ахильгов, заведующий отделением лучевой диагностики РКБ Назрани: Я ожидал, если честно, что по Ингушетии будет ситуация гораздо плачевнее, чем она случилась. Высокий процент по количеству заболевших среди медработников. Но процент летальности среди медработников от коронавирусной инфекции пока нулевой. То есть у нас не умер ни один медработник, насколько я знаю, на территории республики Ингушетия. Все мои коллеги-врачи, все переболели и пересидели на карантине. 

Батыр Досхоев, врач-инфекционист: Выздоровевших из поступивших больше, чем вновь поступающих. Если, например, мы 40 человек выписываем, то поступает человек 25. Лекарства все есть, в принципе, все, что необходимо больным, все у нас есть. Антибиотиков несколько видов, 10-12 наименований, хотя, в основном, они и не нужны. Противовирусные средства 

Дагестан

Первым номером в списке президента, конечно, Дагестан. Московские врачи уже работают в красной зоне махачкалинской больницы. Об этом рассказывает в своем Instagram Нюта Федермессер. Глава республики бьет тревогу с начала мая, рассказывает о сотнях смертей от внебольничной пневмонии, за неделю в официальной статистике количество умерших выросло с 40 до 200 человек.

Шамиль Хадулаев, руководитель Совета общественных организаций Дагестана: Сейчас люди идут на поправку, выздоравливают и выписываются. То есть та проблема, которая была, связана с тем, что не знали, куда людей класть, коек-мест не было. Сейчас уже койки есть: у нас открылось два госпиталя и один лагерь. Два госпиталя по 100 койко-мест, и один лагерь на 350 мест. Это для тех, у кого легкая форма. 

Но, кажется, в Дагестане эпидемия идет на спад: местные говорят, что все просто переболели, прирост статистики — из-за результатов тестов, которые получают только сейчас. Врачи рассказывают: тяжелых пневмоний теперь выявляют в два раза меньше.

Ибрагим Евтемиров, врач Хасавюртовской центральной городской больницы: Если на пике было около 80% выявляемости, то сейчас где-то в районе 30-40%. По сообщениям из реанимаций, сейчас умирает гораздо меньше людей: 1-2 человека в день, иногда бывает, что без смертей. Я даже не знаю, кого назвать из моих знакомых, кто не переболел. Больше теперь нужно обращать внимание в сторону Чечни, Северной Осетии, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, потому что там все только начинается. 

Карачаево-Черкесия

В соседнюю Карачаево-Черкесию московских медиков пока не отправили. По официальной статистике, здесь умерло пять человек, а заболевших с начала этой недели каждый день выявляют все больше и больше: 28 мая — 42 человека, 29 мая — уже 56. Да и статистике врачи не доверяют: в Карачаево-Черкесии, в отличие от Дагестана, никто официально не объявлял, сколько человек погибло от пневмонии с неподтвержденным коронавирусом.

Эльдар Хатуаев, врач временного госпиталя на базе туберкулезного диспансера: Люди поступают с подтвержденным ПЦР, мы людей лечим от коронавируса, они умирают у нас в госпитале, им дают справку о смерти, где ни слова о коронавирусе не написано. Вчера к нам поступило семь человек, позавчера тоже четыре-пять. Как только освобождаются места, мы выписываем больных, их места сразу в течение часа-полутора все заполняются. У нас проблема с реаниматологами, потому что почти все свободные реаниматологии в республике задействованы. 

После этого интервью с Эльдарам Хатуаевым связались его коллеги из скорой помощи, захотели рассказать о том, как теряют одного врача за другим.

Эльдар Хатуаев, врач временного госпиталя на базе туберкулезного диспансера: Там водитель умер, все увольняются, короче, конфликт большой у них с администрацией на фоне того, что систем защиты не дают, все зараженные 20 сотрудников. К ним сразу, как только мы ваш канал упомянули, приехал Минздрав, сейчас урегулируют, сказали, вопрос.

Северная Осетия

А вот в Северную Осетию решать проблемы здравоохранения все же прибыли московские специалисты. Сначала глава республики уверял, что всплеск заболевших вызван митингом, который прошел здесь месяц назад, а теперь он говорит, что во Владикавказе простаивают машины скорой помощи — и собирается идти на крайние меры.

Вячеслав Битаров, глава республики Северная Осетия: Если вы не можете решить вопрос, то я сказал вам, как мы решаем завтра вопрос. Я сажусь за руль, вы рядом со мной и врачом — и поедем. И главврач вместе со своим заместителем садятся тоже в другой экипаж скорой и едем обслуживать людей. Я вам не шутки шучу, я вам серьезно говорю. 

Врачи опасаются дагестанского сценария. В республике пациентов с коронавирусом принимают четыре больницы, они работают по принципу дежурства — заполняется одна, везут в другую. Чтобы освободить койки, выписывают даже средне-тяжелых больных.

Сергей Ленский, врач приемного покоя перепрофилированной больницы: Ежедневный прирост по больным где-то 5%, на 10-20 человек больше становится. Скорая помощь если раньше ждала, пока им КТ сделают, пока обследуют, сейчас их привозят к нам сразу и едут за новыми. На 100% больница заполнена. 

Елизавета Чухарова, журналист издания  «Кавказ.Реалии»: Я живу относительно в центре города, и я вся время вижу — мимо проезжающие скорые. Знакомая живет в небольшом селе рядом с Владикавказом, и она приехала сюда, когда начался режим самоизоляции, и пыталась убедить своих родных и близких, что это важно, это нужно. Объяснить, насколько это опасно, она так и не смогла — все продолжали ходить в гости, отмечать праздники. И сейчас, по ее словам, в каждом доме не меньше двух заболевших. При этом все дворы заполнены детьми, бабушками, дедушками. У нас работает общественный транспорт, с начала апреля у нас работают салоны красоты. 

Забайкальский край

Режим самоизоляции не вдохновил и жителей Забайкальского края. Этот регион лидирует по росту заболеваемости на Дальнем Востоке и теперь тоже принимает московских специалистов. Туда приехала даже главный внештатный инфекционист России. Сразу несколько вспышек коронавируса было в медицинских учреждениях.

Андрей Затирко, журналист издания «Чита.ру»: Одна из первых вспышек была в наркологическом краевом диспансере, потом была очень крупная вспышка в онкологическом диспансере, то есть это больные раком люди, больше 100 человек у них, насколько я помню. В перинатальном краевом центре. Больные раком люди, у них и так иммунитет достаточно слабый, им тяжело бороться со своей болезнью. 

При этом местные жалуются на то, что в столице края то ослабляют, то ужесточают самоизоляцию. Хотя проверить, как его соблюдают граждане, правоохранители, по сути, не могут.

Марина Савватеева, общественный деятель: Вдруг вчера вышло новое жесткое постановление: теперь без электронных пропусков можно только экстренно ходить к врачу, на помойку, в магазин и с собакой. Теперь все абсолютно обложили электронными пропусками. Реально никаких проверок на улице не осуществляется. И нам в суде представили информацию, что всего 60 человек было проверено. 

Да и сами первые лица края подают странный пример забайкальцам: на 9 мая губернатор вместе с делегацией военных и чиновников пошел возлагать цветы к вечному огню — без маски. В это время читинцам, которые решили последовать его примеру, выписывали штрафы за нарушение самоизоляции. А для ветеранов устроили концерты во дворах, и далеко не все слушали их из окон квартир.

Московские врачи пока прибыли в проблемные регионы на две недели. Скоро еще две бригады отправятся во Владимирскую и Псковскую область.

Владимирская область

Во Владимире с недоверием ждут помощь из столицы, вспоминают некачественные аппараты ИВЛ, которые получили месяц назад.

Дмитрий Резников, главный редактор издания «ПроВладимир»: Из Минпромторга потом приходили те самые аппараты «Авента-М», из-за которых пожар происходил в Санкт-Петербурге и в других местах. Все вроде бы хорошо, но есть подозрение, что, как только число заболевших резко увеличится, мы тут столкнемся с такой нехваткой койко-мест и всего прочего оборудования, СИЗ, что мало не покажется. 

И главная проблема в этих регионах, кажется, не в том, что врачи не умеют правильно диагностировать COVID-19 и пользоваться сложным оборудованием, а в том, что из-за оптимизации здравоохранения самих врачей просто не хватает.

Псковская область

Лев Шлосберг, председатель псковского отделения партии «Яблоко»: На сегодняшний день в Псковской области заполнено только 42% штатных единиц врачей. Это после чудовищной оптимизации, которая состоялась, когда врачебные должности были сокращены в два раза. И даже по этому чудовищно сокращенному штатному расписанию у нас 42% штатных должностей заполнены, 58% — не заполнены. 

Елена Малышева, фельдшер скорой помощи: Начался май. С учетом, может, какой-то вспышки очередной, у нас насчитывается около 10 человек больных. В основном, это фельдшера, врачи я не слышала, чтобы заболели. Но дело в том, что у нас жуткая нехватка кадров. У нас нет такого количество врачей, которое у нас должно быть. У нас врачей можно сосчитать по пальцам: это три-четыре, может, пять врачей. Остальные у нас все фельдшера. 

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю