20 лет у власти: от молодого прагматика до пожилого прожектера

Колонка Михаила Фишмана
23 августа, 21:37 Михаил Фишман
12 108

В августе страна отмечает юбилей: ровно 20 лет назад Борис Ельцин назначил премьер-министром Владимира Путина и назвал его своим преемником. Михаил Фишман смотрит на то, как изменялся образ Владимира Путина и его политические взгляды все эти годы. 

Но что именно отвечается в августе? Президентом Путин тогда еще не стал. 9 августа он стал исполняющим обязанности премьера, 16 числа со скрипом утвержден премьером Государственной думой. Правильно назвать этот день днем национального знакомства с Путиным — ведь дело было не в том, что премьером и преемником стал подполковник КГБ, это ладно, — дело было в том, что на этот момент хоть что-нибудь о нем слышал только каждый четвертый гражданин России. Вот это и была новость.

Это сегодня премьером и даже преемником может стать вчерашний охранник, и мало кто удивится. В 99 году очень трудно было представить себе выдвижение в президенты человека, которого страна просто не узнает в лицо. В Кремле Путин к тому моменту уже сделал стремительную карьеру, и его там хорошо знали: и как он спасал Собчака в 97 году, и как он показал себя руководителем ФСБ, и в деле Скуратова, и на посту секретаря Совбеза. Но в рейтингах политического влияния, которые тогда публиковались в прессе, Путин был тогда примерно 20-й. Двинуть в президенты чиновника без какого-либо публичного политического бэкграунда — это казалось почти немыслимым.

Например, как сам Путин за три месяца до этого своего назначения, в этот момент еще директор ФСБ и секретарь Совбеза, объясняет, почему Дума утвердит председателем правительства Сергея Степашина, его будущего предшественника на посту премьера. Почему? Потому что Степашин известный политик. 

Действительно, сначала Ельцин поставил на Степашина, и тот проработал премьером три месяца — с мая по август. В своих мемуарах Ельцин пишет, что с самого начала знал, что заменит Степашина Путиным, но в этот момент ему была нужна конспирация.

Борис Ельцин, «Президентский марафон», 2000: Путина ставить пока еще рано. Эту паузу нужно  кем-то  заполнить. Заполнить чисто технически. Что называется, для отвода глаз. Ничего не поделаешь, эту роль придется доверить симпатичному, порядочному Сергею Вадимовичу. Разумеется, я постараюсь объяснить ему, что вопрос о будущем, о президентских выборах еще открыт. И у него тоже есть шанс себя проявить. А фамилию Путина называть не буду. Ни в коем случае! Практически об этом варианте не знает еще никто. В том числе и сам Путин.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа