Дума без оппозиции, Путин против большинства. Как выборы в парламент подвели Россию к новому витку репрессий

15 октября, 21:13 Михаил Фишман
11 526
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Новых депутатов Государственной Думы отвезли в Кремль, там они присягнули Владимиру Путину, а потом их отвезли обратно и они, как это называется, приступили к работе. Новый политический цикл начинается под лозунгом обновления власти.

Отрадно, что парламент обновился почти на половину, с гордостью говорил Путин, а вектор на обновление задает «Единая Россия» — ее фракция обновилась аж на 48.5%. Что такое правильная сменяемость власти, в меру, как это формулируют в Кремле? Это когда итоги выборов фальсифицируются таким образом, чтобы «Единая Россия» сохранила конституционное большинство, зато одних депутатов меняют на других, потому что какая разница, кто будет нажимать на кнопки, а бывшую депутатку от Крыма даже отправляют послом на острова Зеленого мыса. Крымский консенсус схлопнулся, Наталья Поклонская стала много выступать, а в Думе так не положено — пусть лучше выступает под пальмами с бокалом «Пина колады» в руках: на Кабо-Верде всегда +25 — +30, от посольства до пляжа метров 100, кроме того, при желании можно почувствовать себя Наполеоном — остров Св. Елены южнее, но в целом примерно там же. Как сказал по этому поводу Павел Дуров: чем сидеть в тюрьме, лучше есть фрукты на Кабо-Верде. Как объясняет Путин, обновление Думы доказывает, что российская политическая система развивается, не стоит на месте.

Вот, например, хорошо знакомое новое лицо: депутат и телеведущий Евгений Попов получил свой мандат в Кунцевском округе Москвы благодаря массовым фальсификациям итогов выборов, то есть, попросту говоря, украл его у кандидата от КПРФ Михаила Лобанова — так утверждают и эксперты, и сами коммунисты, а свидетельств тому, что это правда, огромное множество.

Но Путин, конечно, прав, когда говорит про развитие политической системы. Раньше голоса для «Единой России» воровали по старинке: переписывали цифры от руки, а теперь — с помощью электронного голосования. На эту тему в зале пленарных заседаний даже случилась дискуссия: украли выборы в Москве с помощью дистанта, говорил Геннадий Зюганов. Как же так, Геннадий Андреевич, — отвечал ему новый спикер Думы Вячеслав Володин, — мы же признали победу КПРФ в Якутии, в Марий Эл, так что давайте не политизировать итоги выборов:

Геннадий Андреевич, вы один из самых опытных политиков. Ну нельзя так, нельзя. Там где победили — это вы считаете как должное, «Единая Россия» должна признать. А там где вы проиграли — не признаю. Так нельзя!

Это примерно как, представьте себе — отбирают у человека на улице кошелек, он такой: караул, украли, верните кошелек, а ему в ответ: ну нельзя же так, почтеннейший, дорогой наш Геннадий Андреевич, вот на тебе штаны, мы официально признаем — это твои штаны. Так и ты признай: это наш кошелек. А то что это получается — политизируем вопросы содержимого кошелька.

По оценке Сергея Шпилькина, «Единая Россия» получила 31-33%, а КПРФ — 25%. И об этих же цифрах с трибуны говорит Зюганов — до чего, как говорится, техника дошла. По последнему опросу «Левада-центра»* — за кого вы голосовали — 38% «Единая Россия», 24% КПРФ. Ометим, что цифры Шпилькина вызывают большее доверие, потому что основаны на широком массиве данных. Официальные итоги: кошелек торчит прямо из кармана Вячеслава Володина, который возглавлял список «Единой России» по Саратову: конституционное большинство и 49% по партсписку у ЕР, 54 мандата и 19% у КПРФ. Ну нельзя же так, Геннадий Андреевич. Второй сформулированный новым спикером Володиным тезис: российский депутат в оппозиции быть не может — он часть власти, а нельзя же быть в оппозиции к самому себе. Ну а если все парламентарии заодно — такая в России демократическая традиция, — то какая разница, кто сколько мандатов у кого украл: обновили парламент — и вперед к переизбранию Путина президентом в 2024 году. Но если в парламенте оппозиции нет, то где же она в России? Отвечает Владимир Путин:

Журналистка CNBC: В России действительно есть «пятая колонна», которую возглавляет Алексей Навальный? Она Вас действительно так беспокоит? Что Вас так беспокоит в отношении оппозиции, что вы всех их отправляете в тюрьму?

Путин: Если вы посмотрите на уличные протесты, то вы поймете, что далеко не все в тюрьме. 

Где оппозиция? Она еще не в тюрьме. Но простите — какие уличные протесты? Где они? Их же нет. Может быть все-таки уже все сидят? Тот редкий, надо заметить, случай, когда Владимир Путин своим ответом подтверждает опровергаемый им тезис. Сегодня на улицу даже с одиночным пикетом не выйдешь, а демонстрация протеста — это автоматические аресты и целый набор уголовных дел. Зюганов в Думе называл цифры — больше ста человек арестованы и задержаны только в связи с протестами против итогов выборов, без всяких массовых демонстраций. Демонстрации вообще больше не нужны — а сажают теперь не только за выступления против Путина. В четверг год и три месяца тюрьмы получил активист Вячеслав Егоров за борьбу против строительства мусорного полигона в Коломне под Москвой — по так называемой «дадинской» статье, это когда административные нарушения по факту участия в несанкционированном митинге превращаются в уголовное дело. Так вот — не было даже инкриминируемых Егорову митингов: в трех случаях из четырех, как утверждает защита, его оговорили специально подосланные провокаторы. А Путин говорит: поглядите на уличные протесты. Едва ли не первый законопроект, обсуждаемый новой Думой: внесудебная блокировка счетов по подозрению в финансировании экстремизма — но только в не терпящих отлагательства случаях. Все, что вы хотели знать об уличных протестах, которыми гордится Владимир Путин, но уже боялись спросить. Экстремизм это теперь все, что приводит к негативным последствиям — формулировка закона, — то есть любая попытка выйти на улицу против власти. Но это еще не все, с чего «Единая Россия» начинает свой путь в новой Думе. Она уже заблокировала предложение КПРФ провести парламентское расследование системы пыток в саратовской тюремной больнице после того, как на прошлой неделе правозащитники выложили в сеть часть страшного видеоархива. Вот что говорил Дождю депутат от КПРФ Алексей Куринный:

На мой взгляд, вопрос, который требует публичного рассмотрения, и попытка уйти в то, что возбуждены уголовные дела, что якобы ведутся следственные действия, вроде бы занимается министр юстиции этим и не надо больше никому там мешать, никаким образом участвовать — на мой взгляд, ошибочная позиция. Потому что это безобразие — это очень мягко будет сказано по поводу того, что сегодня распространяется на видео, если эта информация действительно правдивая. И, мне кажется, Государственная Дума должна разобраться с этим четко для того, чтобы сделать соответствующие выводы о глубоком реформировании системы исполнения наказаний. Государственная Дума может предложить соответствующие законодательные решения в виде усиления контроля, может быть, возникновения дополнительных вариантов общественного контроля, в виде привлечения к ответственности соответствующих должностных лиц, и, я думаю, не уровня главного врача соответствующей больницы, а это уже уровень федеральных политиков, которые должны нести политическую ответственность за то, что творится в их хозяйстве. 

Но партия власти блокирует эту инициативу. И дело ведь не в том, что «Единая Россия» за пытки, а не против, как все нормальные люди. Точно нет. Дело в том, что перед «Единой Россией» в парламенте стоит одна единственная задача — и именно для этого у нее должно быть конституционное большинство: обеспечить власти полную неподконтрольность и независимость от мнения общества. И, конечно, в таком парламенте, как и сказал Володин, оппозиции быть не может. И поэтому Путин видит ее в двух местах — на пустых улицах и на радиостанции «Эхо Москвы»: оппозиция жива потому, что он эту радиостанцию не закрыл, а наоборот, позволяет Газпрому ее финансировать — я цитирую близко к тексту. При всем уважении к «Эху Москвы», это не оппозиция. Это не партия и не политическая сила — это радио, на котором, это правда, все еще можно услышать разные голоса. Но там, где нет настоящей оппозиции, появляются суррогаты. Это, кстати, сформулировал главред «Новой газеты» и лауреат Нобелевской премии мира Дмитрий Муратов когда его спросили, почему власть преследует независимых журналистов, объявляет их иноагентами, закрывает издания — потому что они заняли в общественной жизни то место, которое должны занимать депутаты:

У нас в Государственной думе, в парламенте, там, где должны быть представлены интересы всего народа, не представлены интересы достаточно многочисленного меньшинства — 15-18 миллионов человек. У них нет фракции в парламенте, у них нету выразителей их интересов. И именно российские медиа последние несколько лет и являются представителями меньшинства. Именно они выражают точку зрения меньшинства. Именно их читает это меньшинство. На самом деле борьба с медиа — это не борьба с медиа, это борьба с народом.

И когда журналистка CNBC, которая вела сессию на энергетическом форуме, спросила Путина про преследования журналистов, он ответил, что журналисты в порядке, потому что государственный Газпром даже финансирует «Эхо Москвы», где у каждого второго есть второе гражданство — и я даже в принципе не понимаю, что он имеет в виду. Но, в любом случае, мы можем одновременно радоваться и за российскую оппозицию, и за российскую прессу — как писал Довлатов, широко жил партизан Боснюк. Сам Дмитрий Муратов продолжает получать поздравления. Еще в прошлую пятницу его поздравил Дмитрий Песков. Даже спикер Володин cказал, что рад за Муратова. Пришло и поздравление от Навального: он поздравляет Муратова, он поздравляет филиппинку Марию Рессу, он солидарен с Нобелевским комитетом: главное — это журналистика, которая не боится сказать правду. Ну и, наконец, взял слово Владимир Путин, когда его спросили, не объявят ли Муратова за получение Нобелевки иностранным агентом: 

Послушайте, если он не нарушит российский закон и если он не даст повода для того, чтобы быть объявленным в качестве иностранного агента, значит, этого не будет. А если он будет прикрываться Нобелевской премией как щитом для того, чтобы делать то, что нарушает российский закон, значит, он пойдет на это сознательно.

Дело даже не в том, что в отвратительном законе об иноагентах нет ни слова про нарушение закона — он делает людей изгоями просто так, по факту законного получения иностранных денег — ну, в конце концов, Путин за последние уже 20 с лишним лет так часто повторял, что все должно быть по закону, а кто будет не по закону, тех он будет уничтожать, что не только этот его рефлекс с законностью не имеет ничего общего, но и от законности ничего не осталось. Что значит «дать повод получить статус иноагента»? Что значит «прикрывать Нобелевкой нарушения»? Да еще и сознательно? В практическом смысле это угроза. В процессуальном, правоприменительном — разъяснение из первых рук: закон об иноагентах применяется не против тех, кто получает финансирование из-за рубежа, а против тех, кем недоволен Путин — если Муратов не будет его раздражать, может, и обойдется. А будет — сам виноват. В Америке же применяют такой закон к российским средствам массовой информации — имеется в виду государственный телеканал RT: 

Это что, почему в США можно, а у нас нельзя?  

Действительно, почему в США можно обижать российских журналистов, а в России нет? Это, конечно, новая, более жизненная версия известного советского анекдота про то, что в Америке можно выйти к Белому дому и прокричать «Рейган дурак», так и на Красной площади тоже можно. Владимир Путин — и это важный момент — впервые расходится со своими приближенными: те Муратова поздравляют, а он уже думает, как он его накажет. Это подтверждение того факта, что у репрессий в России есть один конкретный источник. И единственная конкретная цель: заткнуть рот всем, кто будет мешать Путину сидеть в Кремле после 24 года. Выборы в Думу уже продемонстрировали, что оппозиция Путину в обществе — будь то лично, будь то в лице «Единой России» — не меньше, чем группа его поддержки. Последние сентябрьские опросы показывают: 47% за то, чтобы он остался на следующий срок. 42% — против, это опрос сентября нынешнего года. Не только нет никакого консенсуса по этому поводу, но и это самый высокий процент тех, кто против продления власти Путина с 2013 года, что само по себе некорректное сравнение: тогда люди еще исходили из того, что власть в стране должна меняться и сам факт возвращения Путина в Кремль поэтому вызывал более активное возмущение. Официальная, скажем так, поддержка Путина не меняется уже третий год — 60%, плюс-минус статистическая погрешность. Но когда людей спрашивают, какие эмоции у них вызывает Путин, картина меняется: восхищение, симпатия и нейтрально-положительное отношение в сумме дают в этом августе самую низкую цифру опять-таки за последние 8 лет, а восхищение за последние 4 года упало в полтора раза — с 32 до 21%. А если мы посмотрим на те же показатели в возрасте до 55 лет, то увидим там совсем тяжелые цифры. Это говорит только об одном: авторитет Путина с каждым днем проседает все ниже — и реальный результат выборов в Думу только подтверждает этот объективный факт. «Единая Россия» уже давно не партия большинства, а ее лидер движется в ту же сторону. И это происходит сегодня, за три с лишним года до старта очередного 185-го президентского срока Путина. А что будет в 24 году? Разговоры про великое прошлое и угрозы Западу не помогают — ни Сергей Шойгу, ни Сергей Лавров во главе списка «Единой России» не добавили ей голосов на выборах. Помог бы, наверное, экономический рост, но пока даже глава центрального банка Эльвира Набиуллина подтверждает — реально ощутимая инфляция выше той, что показывает Росстат: 

Конечно, я заметила, что у меня средний чек вырос больше, чем показатель общей инфляции.

Набиуллина объясняет, в чем дело: конечно, цены на продукты растут быстрее других, например, цен на услуги, поэтому личная ощущаемая инфляция выше росстатовской — но, во-первых, не подверженные инфляции цены на услуги означают, что у части населения — той, что эти услуги оказывает, — реальные доходы наоборот падают, они же ниже инфляции. А во-вторых, серьезно повышен по итогам этого года и официальный прогноз инфляции — с 5.8% до 7.4%: и конечно, такой рост не может не сказаться на реальных доходах. Наш главный враг — это бедность, снова говорит Путин по итогам выборов. Надо победить бедность. Как будто это такая болезнь, социальный порок: сядем в кабинете, подумаем, спланируем мероприятия и когда-нибудь победим. Уже примерно 20 лет это продолжается:

Бедность отступает крайне медленно. 2003г. 

Мы должны сделать как минимум — кардинально сократить количество людей, живущих за чертой бедности, это правда. 2018г.

Нам не удалось же все-таки его целиком решить — вопрос с бедностью. 2019г.

Главный наш враг, угроза для стабильного развития, для демографического будущего — это низкие доходы наших граждан, миллионов наших людей. 2021г.

Уже десять лет в России стагнация, переходящая в экономический кризис, темпы роста в среднем ниже одного процента в год, и власть сделала выводы. Это раньше ВВП удваивали за 10 лет, входили в топ-пять экономик мира к 24 году, догоняли к празднику Португалию и так далее. Теперь Путин говорит по-другому: да, будем поднимать доходы населения, но это долгосрочная задача — то есть мы с вами, может, и не доживем. Может, дети застанут. Эту ситуацию проанализировал Алексей Навальный, про которого Путин по-прежнему настаивает, что он не политический заключенный, а мошенник, сидит — прямая цитата — за преступления в отношении работающих в России иностранных предпринимателей, но кому и зачем Путин это рассказывает, понять уже нет возможности. Во-первых, против Навального уже возбуждено дело об экстремизме, до 10 лет. Во-вторых, сам Навальный рассказывает, что его переставили с одного профучета на другой: из склонного к побегу перепрофилировали в экстремиста — заменили красную полосу над нарами на зеленую. Так вот, Навальный в письме своим соратникам комментирует политическую ситуацию так: 

Режим переродился в течение нескольких месяцев этой предвыборной гонки, и его новый вид не совместим с ростом в любом виде. Деградация. Отставание. Рост цен. Вот то, что будет в политической повестке в ближайшее время. Увы, огромную цену эту российскому народу придется разделить с Путиным и его жуликами. Но мы-то задачу мобилизации людей выполнили. Мы (извините за капслок) СОЗДАЛИ БОЛЬШИНСТВО. 

Насчет того, кто создал это большинство, могут быть разные точки зрения — по другому соцопросу, даже больше половины молодых избирателей до 24 лет не знают, что такое «Умное голосование», скорее, «Умное голосование» совпало с общими протестными настроениями, которые и выразились в резком росте поддержки КПРФ, но сути главного вывода Навального это не отменяет: власть в стране не представляет интересы большинства, и именно с этим багажом, с этим итогом выборов в Думу Путин идет дальше — к своим собственным выборам в 24 году — а потом еще раз в 30-м. Сам он пока дежурно говорит, что еще ничего не решил — но это только подтверждает и без того очевидный факт, уже давно не требующий никаких решений: уходить из Кремля Путин не планирует никогда, чего бы ему это не стоило. А в сочетании с падением популярности и общественного доверия это и есть то, что политолог Владимир Пастухов в интервью изданию Republic* называет переходом к тоталитарному режиму: 

В этом особенность перехода к тоталитарному режиму. По сути речь идет о той или иной форме террора. Мы переходим от политики частного подавления к политике террора, то есть сплошного подавления любой нелояльной активности, а в данном случае и инакомыслия. Особенность террора в том, что он никем не управляем, это самовозобновляющаяся система, которая формирует собственную инерцию, механику, аппарат. Дальше она начинает подгонять сама себя. Национальный лидер может сработать триггером этого процесса, — и он и его администрация сработали, — но дальше они этим процессом не управляют и скорее похожи на Волка из 4 серии «Ну, погоди!», когда он бежит впереди катка. 

Владимир Путин всего лишь хочет сидеть на троне, он не готов сходу записать Дмитрия Муратова в иноагенты, ему достаточно, чтобы Навальный сидел тюрьме, все остальные сидели тихо, а радиостанция «Эхо Москвы» пусть отрабатывает и за себя, и за того парня. Но никаких других рычагов кроме насилия на приборной панели управления страной больше нет — и такому катку действительно рулевой не нужен. Скоро иноагентов официально запишут во враги народа, обывателей будет не отличить от иноагентов, а все остальные, кто не успел отскочить в сторону, будут просто бежать вперед. Впереди паровоза, то есть асфальтоукладчика.

*По решению Минюста России «Левада-центр» включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

*По решению Минюста России Republic и «Медуза» включены в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Александр

    07.12.2021

    Хочется смотреть канал...но для "свободного" российского пенсионера дороговато...(((

    Помочь
  • Sergey Smolyanitskiy

    Москва
    07.12.2021

    Здравствуйте.В прошлом году перед Новым годом,какой-то добрый человек оплатил мне подвешенную подписку на целый год.Дай бог этому человеку здоровья и низкий поклон.Потому телеканал Дождь,давно стал как родной.Обычный телевизор смотреть сил нет,особенно центральные каналы.Раньше я оплачивал его сам,но второй год перебиваюсь нестабильными заработками .поэтому опять вынужден обратиться к подвешенной подписке.Если кто-поможет,буду очень рад,

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю