Путь Виктора Золотова. «Единственный, кто может нормально разговаривать с Кадыровым»

Из-за спины Ельцина до кресла суперминистра
8 апреля 2016 Михаил Фишман
41 393

Национальных гвардий на свете много. Национальная гвардия была у диктатора и президента Гаити Франсуа Дювалье. Специальные полицейский силы национальной безопасности, их звали «тонтон-макуты», которые физически уничтожили больше тридцати тысяч человек, защищая своего президента. У соседа Дювалье, диктатора Трухильо в Доминиканской республике, тоже была своя личная служба военной разведки, и цифры жертв в общем сопоставимые. 

Россия, конечно, не Латинская Америка. И звучат другие примеры. У Британской Королевы есть Национальная гвардия. В Соединенных Штатах Америки тоже есть. Это правда, но есть одно «но». Одно дело — иметь Национальную гвардию, веками, с тех времен формирования государства или монархии. И совсем другое — такую армию создавать в современном мире.

В самом факте создания — признак чрезвычайности. В пользу создания приводятся резоны   экономические, оптимизация и так далее. Но все это не звучит, и, если в разгар кризиса создается новая милитаризованная структура, то это по определению может делаться только для того, чтобы продемонстрировать силу. Или применить силу, тут уж по обстоятельствам.

История любит себя повторять. Во главе тайных полиций, внутренних армий и личных охран должны стоять самые преданные и лояльные люди. К Виктору Золотову у Владимира Путина вопросов нет. О нем — наш расследователь Григорий Туманов.

Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю