PR-отдел ФСБ: как театралы и музыканты оказались на службе силовиков

2 августа, 22:48 Михаил Фишман
6 172

Колонка Михаила Фишмана о том, как работает PR-отдел ФСБ и как театралы и музыканты оказались у него на службе.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

 

Когда Нюта Федермессер еще шла на выборы в Мосгордуму, Сергей Собянин, зачитывающий сегодня москвичам ультиматумы от имени ФСБ, еще был властью с человеческим лицом. Путин — да, это плохой полицейский, а Собянин еще в целом и ничего. Благоустройство и общественные пространства воспринимались с большой признательностью. Когда год назад Собянин шел сам на выборы, творческая интеллигенция поддерживала его открыто и даже с чувством. Да, есть издержки у московской власти, но понятно, что вопросы надо задавать не мэру, а выше уровнем.

Театральный режиссер Константин Богомолов год назад — он тогда был доверенным лицом Собянина — говорил в интервью в «И так далее»: «У меня нет сомнений, что Собянин это прекрасный городской менеджер и лучший сегодня для Москвы». Но это было год назад. Год это огромный срок. А после 27 июля жизнь так ускорилась, что и Чемпионат мира по футболу уже забылся — когда-нибудь потом, через 5-10-25 лет про этот Чемпионат будут вспоминать как про высшую точку Путина, вершину его монархического сияния. Просто потом была пенсионная реформа, а потом навсегда изменивший Россию июль 2019 года.

Одна из главных перемен — это переход в такую стадию, когда власть окончательно потеряла свой имидж единственного европейца, даже если та же Москва — чисто внешне — все больше на этого европейца похожа. Политически это вполне объяснимо: Путин уже 19 лет у власти, его коридор последовательно сужался с каждыми новыми выборами и, наконец, превратился узкую колею, которую для него держат силовики.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю