«Попробуй это в мечети»

Корреспондент «Ъ» Туманов о том, как силовики сами толкают дагестанскую молодежь в ИГ
27 ноября 2015 Михаил Фишман
4 738 3

На этой неделе был назначен новый муфтий салафитской мечети в Махачкале, столице Дагестана. Этому предшествовали неоднократные рейды полиции в эту мечеть, когда в отделениях полиции доставлялись десятки людей. Корреспондент Григорий Туманов о том, почему такие действия только толкают молодежь Дагестана в ряды ИГИЛ, и какова их логика.

Туманов: События в махачкалинской мечети на улице Котрова, где недавно прошел разгон верующих, из региональной истории могут перерасти в федеральную. Но, впрочем, давайте по порядку. Есть такая улица Котрова в Махачкале. На ней располагается мечеть. Она, как считается, популярна у последователей так называемого радикального ислама, иначе говоря, салафитов. Во всяком случае, МВД считает, что там собираются потенциальные сторонники «ИГИЛ», но, между тем, стоит отметить, что в этой мечети не читают проповеди о том, что нужно уехать на джихад, отрезать голов и т.д. Нет, все это не звучит там впрямую, но, тем не менее, многие молодые люди из числа радикальных предпочитают после такой проповеди пойти и послушать еще одну проповедь в интернете, на сайте youtube, где полно видеороликов так называемых интернет-проповедников.

Знакомьтесь, это Надыр Абу-Халид, он, кстати, читал проповеди в еще одной салафитской мечети на улице Венгерских бойцов. Он очень популярен в республике. Его интернет-проповеди собирали тысячи просмотров. Как говорят другие имамы, недостаток знаний об исламе, впрочем, некриминальный совершенно, он компенсировал своим красноречием. В октябре 2014 года ему неожиданно подбросили, как он сам утверждает, оружие, и поместили под домашний арест. В мае 2015 года он неожиданно объявился на территории «Исламского государства». Можно только гадать, как он сбежал из-под домашнего ареста. В своей очередной проповеди он сообщил, что присягает на верность лидеру этого формирования — аль-Багдади, и призывает всех ехать за ним. Кстати, могут ли проповеди Надыр Абу-Халида увлечь за собой радикальную молодежь?

Абу-Халид: У каждого времени есть свои дела. Нет понятия «свободное время». Можно удивиться людям, которые говорят, что мы прожигаем свою жизнь, мы прожигаем, убиваем время, они говорят.

Туманов: Почему нет? И, кстати, как в глазах силовиков после этого выглядит мечеть на Венгерских бойцов? Довольно трудно, наверное, ошибаться, если мы скажем, что она выглядит как оплот экстремизма. Вот, что было дальше. 20 ноября сразу после пятничной молитвы к мечети на улице Котрова приехали два автобуса с ОМОНом и силовиками в камуфляже и масках с автоматами. Они принялись задерживать верующих и доставлять их в отделы для постановки на профучет, дактилоскопию, взятие ДНК и прочих радостей. Я даже сам оказался в отделении, поскольку местная полиция не очень любит, когда ее спецоперации освещают журналисты. Словом, в УВД оказались около 40-50 верующих. На этом проблемы салафитов не закончились.

Вечером в мечеть на Котрова пришли представители суфитского течения ислама. Вот, кстати говоря, один из плотов этого самого течения. Они сообщили, что молиться здесь салафиты больше не будут. Они ставят своего имама. Если у них есть какие-то проблемы, они могут с ними выйти и поговорить. Так вот одному из салафитов даже сломали челюсть во время жаркой дискуссии. Но, к слову, имам новый, которого привели с собой суфии, сообщил, что МВД хотело закрыть эту самую Котровскую мечеть, но они решили спасти ее тем, что пришли сюда.

Но у этой версии есть небольшой изъян. Во-первых, утренний рейд, в ходе которого были задержаны десятки прихожан, которые не могли уже никак оказать сопротивления при визите суфиев. Во-вторых, тот факт, что суфии пришли в мечеть вечером в сопровождении полиции, выглядит странно. То есть, по сути, салафитов лишили одной из последних площадок, на которой они могли собираться. Но, с другой стороны, представьте логику МВД: у вас в республике есть, как вы считаете, потенциальные террористы. Так не проще держать их на виду, ведь это было бы гораздо логичнее? В МВД считают, что это не так.

Подобные рейды по мечетям и их захваты происходили раньше только в отдаленных районах Дагестана, относительно. Вот в селе Новый Куруш, где убили имама Магомеда Хидирова, кстати, верующие суфии пришли и также вынесли все имущество мечети, салафитов выгнали. Еще в содовом обществе «Пальмира», это тоже недалеко от Махачкалы, силовики просто взяли и заварили дверь салафитской мечети. Судя по тому, что такие явления приходят и в дагестанскую столицу, можно предположить, что с салафитами компромиссов строить больше никто не собирается. У нас, в конце концов, месячник повышенной и активной борьбы с терроризмом в стране.

Но есть и другая версия. Пожертвования, имущество — это же все тоже мечети, поверьте, обладать этим не так плохо, поэтому такая борьба за ресурсы тоже может быть.

Еще одна версия — это конфликт силовиков, якобы один высокопоставленный офицер хочет посадить другого после облав мечети на Котрова, спровоцировав такие беспорядки.

В любом случае, версий очень много, они все могут быть правдивыми одновременно, но факт в том, что на выходе мы все равно получаем разгневанных и радикализующихся салафитов. Что не вызывает сомнений, так это знаменатели этих событий. Ту часть радикальной молодежи, которая еще думала, ехать ей или не ехать в Сирию, вступать, не вступать в «ИГИЛ», случай на Котрова должен убедить в том, что да, все-таки вступать.

Многие эксперты в связи с событиями в Дагестане вспоминают то, что происходило в Нальчике в 2005-м, а именно нападение сотен боевиков на столицу Кабардино-Балкарии. Тогда, напомню, 200 человек участвовали в нападении. Против них сотни силовиков, 12 погибших мирных жителей, 39 жертв среди сотрудников МВД, 40 человек на скамье подсудимых, у большинства из них пожизненные сроки. Тогда в Кабардино-Балкарии перед тем, что произошло, тоже закрывали мечети салафитов в массовом порядке. Это, возможно, слишком грубое сравнение, но аналогии все равно прослеживаются.

Дагестанское бандподполье сейчас не в лучшей форме для активных вылазок. Многие радикалы, действительно, уехали в Сирию, поэтому в республике относительное затишье. Возможно, сотрудники МВД выбрали такую тактику выдавливания всех радикалов за территорию России: пусть они будут в Сирии, там их всех, возможно, перебьют. Но «ИГИЛ» еще раз напомнил всем, что международный терроризм — это явление, с которым очень трудно бороться. Россия знает это не понаслышке, поэтому тем удивительнее, что в Дагестане, где такая серьезная проблема с салафитами, с терроризмом, это потенциально горячая точка, выбирают такие радикальные методы борьбы с радикальным же исламом в то время, как следовало бы хирургически.

Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера