Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Переоценка «традиционных ценностей»: почему Минкульт приостановил обсуждение указа после критики

18 февраля, 22:42 Богдан Бакалейко
2 002
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Традиционные ценности, за которые так рьяно борется Владимир Путин, не выдержали критики. Минкульт приостановил обсуждение законопроекта, который в народе получил название «о скрепах». Против него выступили десятки ведущих деятелей искусств. Одним из первых был глава Союза театральных деятелей Александр Калягин. Это он призвал всех неравнодушных высказывать свое мнение на портале нормативно-правовых актов. И люди высказались тысячами дизлайков, которые хоть и проиграли тысячам лайков, поставленные ботами, но это уже было потом. Богдан Бакалейко рассказал, почему столь важный для Кремля закон пришлось вернуть на доработку.

2013 год, доллар стоит 32 рубля, до референдума в Крыму еще 4 месяца, украинские журналисты спрашивают Владимира Путина не о войне, а о кредитах на газ. Тогда же президент России довольно подробно рассказал, почему народ страны должен придерживаться консервативных традиционных ценностей. «Без этих самых ценностей общество деградирует», — говорил он тогда.

За эти восемь лет традиционные ценности прочности укоренились в головах чиновников, депутатов и пропагандистов, но на юридически значимой бумаге так изложены и не были. И вот в 2022 году Минкульт решился и составил перечень. В нем прописано все хорошее, например, служение Отечеству и все то, что этому хорошему угрожает, например действия США и его союзников. Проект указа практически сразу раскритиковал актер и глава Союза театральных деятелей Александр Калягин:

Как видно из текста проекта: все, что не связано с сохранением традиционных ценностей, не нужно, более того, запретно. А как же тогда будет развиваться культура? А как же тогда эффективно доносить свои традиционные ценности и повышать роль России в мире без постоянного развития художественного языка? А как же тогда при готовящемся контроле, а попросту говоря, цензуре (запрещенная, напомню, нашей Конституцией), будет осуществляться творческий эксперимент?

Его поддержали российские театры, а после с подобной критикой выступили кинорежиссеры и продюсеры. На сайте нормативных правовых актов в первые часы документ получил тысячи дизлайков, правда после их стало чуть меньше, чем лайков. Его противники уверены — это боты.

«Законопроект совершенно зашкварный и отсюда, наверное, то сопротивление, которое решились ему оказать даже достаточно интегрированные в государственную повестку и в систему государственного „окормления“ деятели культуры», — считает писатель Дмитрий Глуховский. 

«Точно так же в конце 2014 года, и тоже президентом, были приняты основы государственной культурной политики. И чего? Дальше не очень понятно, что делать с этим документом», — удивляется социолог Анатолий Голубовский.

Впрочем, основы культурной политики если что-то и добавили, то только самоцензуру. Хотя тогда массового протеста против президентского указа не было. Наверное поэтому автор указа Владимир Аристархов рассчитывал, что и сейчас его можно будет принять без лишних проблем. 

«Я думаю, что они не ожидали такой резкой общественной реакции, точно так же, как в законе о просвещении. Вот такого необыкновенно резкого высказывания Калягина, человека очень осторожного, а тут он прям отвязался серьезно. И все без исключения руководители театров, и мне кажется, что Аристархов тут просто реально облажался», — говорит Анатолий Голубовский.

«Насколько я понимаю, инициатива Аристархова и компании с самого начала не встречала активной поддержки у многих представителей Минкульта, включая, как мне кажется, Ольгу Любимову», — отмечает Марина Давыдова, главный редактор журнала «Театр».

Кроме того формулировка документа такая, что до конца непонятно, как именно он бы исполнялся. Нужно ли наказывать за несоблюдение традиционный ценностей и как это делать? Где, например, в театральной постановке нарушаются традиционные ценности, а где нет. Иными словами, указ напрямую может быть никак и не повлиял на творческих деятелей, но в перспективе увеличил бы уровень и без того высокой цензуры и самоцензуры.

«Цензура в России в любом случае уже существует. Те, кто занимаются кинематографом и театром, знают о том, что есть темы разрешенные и запрещенные, есть лица разрешенные и запрещенные, которых можно или нельзя к участию в различных проектах в этой сфере привлекать. Все это уже так или иначе практикуется, но все это немножко как бы исподволь, немножко шепотом и шепотом чуть-чуть стеснительным. Сейчас, наверное, производится попытка подвести официальную идеологическую базу под цензуру», — считает Дмитрий Глуховский.

Попытка не удалась в первую очередь потому, что больших преференций власти документ не давал.

«А зачем? — задается вопросом политолог Аббас Галлямов. — Собственно говоря, ни одной цели, ни одной задачи этот указ не решает, при этом большое количество людей разозлит. Мы уже видим, что значительное число видных общественных деятелей и деятелей культуры выступили против этой инициативы. Когда ты злишь кого-то, ты должен понимать, ради чего ты это делаешь. А в ситуации, когда ты злишь людей и не получаешь взамен ничего, ты просто ухудшаешь положение». 

По итогу Минкульт проект указа отправил на доработку, а общественное обсуждение отменил. Скорее всего, документ пока что уйдет, как говорится, в стол до лучших времен. 

Фото: Pixabay

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде