Оттепели, инновации и Медведева не было: колонка Михаила Фишмана о том, как «дело» Серебренникова повернуло время вспять

24 июня, 00:44 Михаил Фишман
4 357 1
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

23 июня исполнился месяц с тех пор, как прошли обыски в «Гоголь-центре» и дома у режиссера и худрука театра Кирилла Серебренникова. За это время на скамье подсудимых оказался ряд людей, связанных с «Седьмой студией» — от главбуха Нины Масляевой до бывшего директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского. Михаил Фишман попытался понять каким образом отношения власти с искусством изменились за последние шесть лет.

Следователи говорят, что спектакля «Сон в летнюю ночь» не было. Что это и был сон, общее наваждение. Это знакомо. Потому что на самом деле не было всего того, что тогда, в конце нулевых – начале десятых называли медведевской оттепелью.

Не было модернизации, даже ее попыток.  Не было инновационных кластеров. Не было десталинизации. Не было Сколково. Не было летнего времени. Сна в летнюю ночь не было. Не было Меведева-президента. И свобода всегда была хуже, чем несвобода. 

В марте 2011 года в мультимедийном арт-музее «Московский дом фотографии» Ольги Свибловой Медведев встретился с передовиками современного искусства. Разговор шел об инновациях в культуре и о том, как государство их поддержит. Лучше всех к разговору был готов Кирилл Серебренников, который только что поставил на сцене роман «Околоноля», авторство которого приписывают Владиславу Суркову, который как раз тогда был не только страстным инноватором, но и очень влиятельным чиновником — первым заместителем главы администрации президента.

Остальные пришли налегке, а у Серебренникова в руках было письмо с предложением про проект «Платформа». Медведев подписал, и с его легкой руки в течение трех лет «Платформа» получала по 60-70 млн рублей в год – инновации были в моде, «Платформа» была мощным, но лишним из десятков других проектов и фестивалей.

Серебренников – очень активный режиссер. Где поставят один спектакль, он поставит 15. «Платформа» была чудом, говорят и критики, и артисты – огромное множество концертов, спектаклей, перформансов, и «Сон в летнюю ночь» среди них. Следователи теперь говорят об обналичивании денег, но так живет вся российская культура и любой театр. Театр — дело дорогое, все экономят, как могут. И 200 млн рублей за три года, фигурирующие в деле, это меньше, чем один раз свозить детский хор для военных в Сирию.

Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

Комментарии (0)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера