«Если это ИГ, это постараются скрыть»: Орхан Джемаль — о том, что о теракте расскажет ФСБ

7 апреля 2017 Михаил Фишман
17 348

Журналист Орхан Джемаль комментирует теракт, совершенный в Петербурге 3 апреля, и высказывает версии того, как его преподнесут и почему Исламское Государство до сих пор не взяло на себя ответственности за случившееся.

Орхан, главный вопрос — насколько действительно можно доверять той версии, которую сейчас нам предлагают, как основную? Восемь человек задержаны, шестеро — в Петербурге, двое — в Москве. Это все люди, как уже звучало, Таджикистан, Киргизия, Узбекистан, люди, которые работают в суши-барах, режут овощи, пиццу и так далее, то есть люди, такие люди, могут ли они быть все на самом деле членами ИГИЛ (Верховный суд России признал организацию ИГИЛ террористической, ее деятельность на территории России запрещена)?

Ну, кстати, из этого репортажа совершенно очевидно, что вот этот круг, его задержали о принципу «с кем больше всего этот человек контактировал, перезванивался», то есть ближайший круг, ближайшие связи. Якобы на обысках нашли у кого-то что-то такое криминальное. Возможно, у кого-то там действительно что-то нашли, возможно, кто-то из этого круга входил действительно в его помощники. И кому, как не землякам, не тем, с кем он близок, чья судьба — это его судьба, ему не помогать? Я вполне допускаю, что эта ячейка могла иметь такие среднеазиатские корни. Почему нет? Еще больше недоумения вызывает то… Вот здесь сказано, что там рассылают, что будет сеть терактов, цепочка терактов, а не один, мол, не верьте. Но цепочка терактов есть: были взрывы фонариков в Ростове…

Их надо связывать?

Ну по крайней мере это события, это происходят события.

Про него забыли через полчаса.

Была в Астрахани перестрелка, и ответственность за эту перестрелку взяло на себя «Исламское государство». А тут никто не взял. Это удивительный факт, что за то взяли, а за это нет.

И как это понимать? Как это интерпретировать?

Но тут действительно можно рассмотреть вопрос среднеазиатской версии, нет ли там каких-то интересов к этому теракту, не может ли оттуда дуть ветер, потому что, конечно, все сразу стали говорить, смотрите, теракт произошел совсем рядом с 26 числом, днем митингов, днем протестов, что это расшатывание ситуации. Все заметили эту близость. А почему не заметили, что этот теракт произошел на фоне, допустим, приезда Мирзиеева из Узбекистана? Вот об этом парне говорят, что он родом из Киргизии, но он родом из Оша, он узбек, это город, он действительно в Киргизии, но он населен узбеками. Не может ли это быть попыткой повлиять на российско-узбекские отношения, на эту ситуацию?

Но в этот момент в Питере Путин встречался не с …

В этот момент нет, но я говорю о событиях, которые лежат рядом.

Нет ощущения, что это все нагнетание совпадений, которые…

Совпадений, но это не единственные совпадения. Мы сейчас находимся в той фазе, когда Россия кардинальным образом меняет свое отношение, допустим, с движением Талибан, фактически она заявляет, что больше Талибан не является таким уж нашим противником, практически открыто делегация, возглавляемая крупным чиновником из Генштаба России сейчас посетила Северный Вазиристан. У нас меняется ситуация в этой группе, и отношение к этому изменению совершенно разное, и внутри самого Талибана в том числе. Так что я могу допустить, что этот теракт может и не являться терактом от имени «Исламского государства», может и другую природу иметь тоже.

Афганскую?

Это же не та система, где все локализовано. Если этот теракт афганский, значит, он никак не может быть…

Этот теракт так или иначе идеологический теракт?

Ну я думаю, что вне зависимости от того, этот парень совершил самоподрыв или его использовали втемную, просто он нес на себе эту мину…

Опять же утверждать невозможно сейчас это?

Я слышал, что все-таки это был самоподрыв.

То есть он смертник?

Якобы на фрагменте его руки остался кусок провода. То есть не мог не знать о такой детали, если такая деталь действительно правдоподобна, правдива. То есть я допускаю, что это парень мог быть смертник.

И можно допустить, еще раз, что этот парень-смертник, и есть еще его сообщники, люди примерно такого же социального положения, образа жизни.

Образа мыслей.

И образа мыслей.

На самом деле его сообщники могут быть абсолютно разными людьми, из разных…

Нам показывают, что они…

Естественно, взяли людей, которые больше всего с ним перезванивались. Среди них могут быть его единомышленники, а могут быть просто знакомые, с которыми он поддерживает отношения, потому что вместе работал когда-то. То есть всякая ситуация может быть, но если среди них и есть его единомышленники, совсем не обязательно, что они все будут казахами, киргизами, афганцами, узбеками. Сейчас это все приобретает международный характер. То есть само «Исламское государство» не является мононациональным, точно так же и вокруг среднеазиатских группировок тоже складывается определенный интернационал. Прошли те времена, когда слово «талиб» было эквивалентно слову «пуштун».

То есть не так важно, если я правильно понимаю, что он из Киргизии, хотя он получил там гражданство пять лет назад, но так или иначе из Киргизии, и на самом деле давайте искать следы именно в Киргизии. Не стоит, да? Это неправильная логика?

Но обратите внимание, при этом, пусть по ошибке, но арестовали русского мусульманина. Шел бородач и его арестовали, это оказался именно русский парень.

Ну да, ну с ним вроде…, будем надеяться, что все у него будет дальше хорошо, и вроде как его взяли обратно на работу, и вроде как проблема, кажется, решена.

Ну дай бог. Я просто указываю на то, что сейчас национальность не определяет ни религию человека, ни его идеологические взгляды. То есть рядом с ним может оказаться абсолютно любой человек.

Но Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Ош, можно говорить, что там происходят действительно последние десять лет или сколько, если считать, что он пять лет назад приехал, и постепенно это все росло, происходит рост террористической идеологии?

Я думаю, что, конечно, он происходит, он обязан там происходить, потому что там усугубляется ситуация. Если этот парень приехал шесть лет назад, как там нам говорят, то он приехал на фоне ошской резни, последней, то есть, видимо, его родители бежали именно от этих событий. То есть это парень, жизнь которого переменилась из-за очень кровавого происшествия само по себе. Сама ситуация меняется везде. Вы обратите внимание, как только умер Ислам Каримов, относительно недавно, и пришла какая-то смена, вся узбекская диаспора, вся среднеазиатская диаспора заговорила: «Будет оттепель, будет оттепель», это вот такое естественное чаяние всех, вот неужели наконец дадут вздохнуть. То есть совершенно очевидно, что там гайки перетянуты, и котел перегрет.

И это может…

Это может рвануть, и рвануть где угодно. И это, конечно, не результат каких-то просчетов в событиях недавних, что спецслужбы прозевали, спецслужбы проворонили, это в целом сложившаяся ситуация, складывалась она десятилетиями, по крайней мере с конца девяностых очень серьезно она стала формироваться. То есть это старая история.

Все-таки, как относиться к тому, что нам сейчас предлагает принимать на веру следствие, и будет дальше предлагать? Нам скорее стоит доверять этой информации или скорее скептически смотреть?

У нас, честно говоря, нет оснований доверять следствию. И я уверен, что конспирологических каких-то версий не возникло только по той простой причине, что уж очень нелепо, теракт это уж совсем не в пользу государства, хотя отнюдь не этический…

Они сначала на самом деле появились, потом как-то…

Отнюдь не этические резоны не позволяют это предположить. Но в принципе я думаю, что сейчас обдумывают, какой итог менее болезненный, потому что если это локальная группа, это еще можно списать…

То есть нам будет предъявлена самая политически устраивающая, политически верная версия.

Я думаю, да, если это локальная группа, то можно сказать, ну там что-то спецслужбы не доглядели, за всем не доглядишь. Но если это теракт действительно от имени «Исламского государства» или в пользу «Исламского государства», самостоятельной группы, я думаю, такие факты постараются скрыть, это катастрофа, поскольку это означает, что в принципе здесь рядовые обыватели расплачиваются своей кровью за вмешательство России в Сирию, и дивиденды этого вмешательства, не очевидные, есть…

Собственно, с чего мы и начали.

Есть предположение, что это просто какой-то психологизм лидера к этому привел.

С чего мы, собственно, и начали этот разговор. Спасибо большое.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю