Убийство ребенка: исламистский теракт или акт безумия?

Спор Михаила Фишмана с умеренным националистом Валерием Соловьем
И так далее с Михаилом Фишманом
23:37, 4 марта
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Михаил Фишман

Комментарии

Скрыть

Няня из Узбекистана убивает вверенного ей ребенка, отрезает ему голову и идет к метро. Достает голову и кричит: «Аллах Акбар». Люди, потупив голову, идут мимо. Проходит, кажется, почти вечность, пока ее не кладут на землю. И еще часа два уходит на то, чтобы люди в Кремле пришли в себя и стали работать. Включается цензура на телевидении. Полный блэкаут. Как будто ничего не было. Няня? Какая няня? Нет, не видели. 

Фишман: Как вы думаете?

Соловей: Я склонен полагать и даже уверен, что это, конечно, террористическая атака. Если вы видите женщину, которая одета как освобожденная женщина Востока, которая выкрикивает джихадистские лозунги и убивает ребенка в той безумно отвратительной манере, в которой совершают свои убийства палачи джихадистских группировок, очень много оснований полагать, что она террористка. Что касается безумия, те арабы и арабки, которые с ножами набрасываются на женщин беременных в Израиле, они сумасшедшие или нет? Их там считают террористами и стреляют влет, и правильно делают.

Фишман: Да, здесь все-таки есть некоторая разница. Разница заключается в том, что есть отложенное действие, отложенные изображения того, что уже случилось. Ребенок был убит заранее, задушен, как мы знаем. Мы это знаем из материалов. А потом из этого изображена некая сцена. Так не делают эти арабские женщины в Израиле. Так не поступают в Сирии. Это немножко по-другому выглядит.

Соловей: Вы знаете, в разных странах поступают по-разному. В данном случае это получилось так. Для игры это слишком сложно — держать под контролем человека в течение нескольких часов. Вы знаете, я руководствуюсь принципом Оккамы: не надо множить сущее сверх необходимости.

Фишман: Я понимаю, но с другой стороны, пожалуйста, сбежит ли с психбольницы человек, возьмет нож, назовет себя Наполеоном и кого-нибудь убьет. Это что значит, что Наполеон кого-то убил?

Соловей: Совершенно верно. В данном случае женщина совершенно очевидно исповедовала определенную религиозную идеологию, подчеркну. Дело не в религии, дело в религиозной идеологии, есть такое понятие в социологии, это исламистская идеология. Все признаки налицо. Если вы видите в клетке животное, похожее на верблюда, которое ведет себя как верблюд, у него два горба, то, скорее всего, это верблюд.

Фишман: Скорее всего, но необязательно — в этом, собственно, мой тезис и заключается. Может быть, наше зрение нас обманывает в данном случае.

Соловей: Я понимаю. На эту тему возможна очень интересная казуистика, очень интересная, изощренная, но я полагаю, что наше общество уже вынесло вердикт, и я в данном случае, скорее, склонен согласиться с обществом.

Фишман: А если бы она была не из Узбекистана, а из Подмосковья?

Соловей: Если бы она выкрикивала исламистские лозунги и убила бы ребенка в такой манере, по-моему, ничего бы не поменялось.

Фишман: Мне кажется, что вы воспроизводите слишком такую простую схему. Вы уже, на самом деле, комментировали эту тему, это ваша точка зрения, вы считаете, что это похоже на теракт, я считаю, что это еще надо доказать. По крайней мере, нужно посмотреть, был ли действительно хоть какой… при отсутствии контактов, я бы сказал так, при отсутствии какого-то, дальше начинаются пограничные случаи, надо смотреть, но за этим сложно следить, потому что мы действительно не знаем, кому доверять.

Соловей: Это правда.

Фишман: А это очень трудно делать, согласитесь.

Соловей: Есть проблема достоверности информации, я полностью с вами... Тем более, был информационный вакуум, и та информация, которую мы слышим сейчас, она не всегда вызывает доверие.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.