«Нюхом почувствовали во мне чужое»: интервью с Павлом Лунгиным о цензуре и проблемах с выходом его фильма о войне в Афганистане

19 апреля, 22:16 Михаил Фишман
12 022

Скандал вокруг фильма «Братство» Павла Лунгина об афганской войне развивался таким образом: сначала было одно возмущенное письмо, потому другое, и вот уже выступают депутаты и сенаторы, и оказывается, что выход фильма 9 мая как-то особенно оскорбителен. На прошлой неделе режиссера Павла Лунгина пригласили Министерство культуры — получилось что-то вроде партсобрания с занесением в личное дело. Как и следовало полагать, этим дело не кончилось. Уже на этой неделе Никита Михалков снял фильм «Братство» с московского кинофестиваля. Павел Лунгин — в студии Дождя.

Павел Семенович, Никита Михалков еще сказал, я видел это просто в информационных агентствах, что фильм ему просто показался плохим, средним, как-то так он выразился. Я вот, мне удалось, благодаря вам, посмотреть уже этот фильм, я с ним не согласен, по-моему, это отличное кино. И главное, что относительно неожиданно, это такой очень бодрый боевик, сначала вообще начинается что-то вроде как «Спасение рядового Райена», потом превращается во что-то еще, короче, и много еще при этом там есть о чем поговорить. Но главное, это, по-моему, важно, что это бодрый экшн, поэтому я с Никитой Михалковым не согласен. Но насколько для вас вообще неожиданно все то, что происходит вокруг вашего фильма?

Вы знаете, Никиту Сергеевича смутило больше всего клише, и конечно…

Клише, да, он сказал, что много клише.

Я, конечно, не понял. Я уже сказал ему, что после фильма «Цитадель», который был таким принципиально новым произведением искусства, открывающим новые фильмы о кино, любой, наверное, военный фильм для него является клише. Я только не пойму, почему эти клише вызвали такую ярость у тех, кто не согласен с главной мыслью этого фильма? Тайна ведь в том, что это фильм, в общем, антивоенный, как всякое гуманистическое нормальное искусство, он не воспевает войну, он говорит о том, что война это нехорошо, что человеку на войне плохо, что не исключает личный героизм и всякие поступки. В общем, история такая немножко кафкианская, потому что большая часть «афганцев» считает, что фильм очень хороший. И всякие мои новые друзья…

Вы имеете в виду ветеранов Афганской войны?

Да, ветеранов Афганистана, я имею виду «афганцев». Среди них есть и генералы, среди них есть и генерал-полковник, среди них есть и Герои России, Герои Советского Союза, то есть это люди, которые были на той же войне, которые пережили то же самое и говорят, что это правда, что это похоже на то, что было. То есть дело, видимо, в другом, это цензура снизу, от которой мы никак не можем отделаться, понимаете.

А что такое цензура снизу?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю