Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

«Мы ждем ответа от Путина»: помощник Блинкена рассказала о «жесточайшей цене» для России из-за вторжения в Украину

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Один из участников переговорного процесса с Москвой со стороны Вашингтона — помощница госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Карен Донфрид. В начале острой фазы, в декабре, она сначала была в Киеве, потом полетела в Москву, встречалась с заместителем министра иностранных дел Рябковым — встреча продолжалась полчаса, наблюдатели пришли к выводу: значит, результата нет. Потом встречалась с Дмитрием Козаком, который отвечает в Кремле за украинское направление. Сегодня, в эту пятницу, с Карен Донфрид поговорила Екатерина Котрикадзе.

Екатерина Котрикадзе: США и НАТО ответили «нет» на предложения России. Рассматривали ли вы развитие событий, при котором реакция Кремля на позицию США и НАТО будет агрессивной и что это приведет к масштабному конфликту в Европе? 

Карен Донфрид: Как вы знаете, мы крайне озабочены потенциальным дальнейшим военным вторжением России в Украину. Мы наблюдали за масштабной концентрацией войск на границе России с Украиной, и вылилось в то, что США пошли в двух разных направлениях. С одной стороны, мы следуем по пути дипломатии. И президент Байден глубоко убежден, что единственное успешное решение этого кризиса между Россией и Украиной — это дипломатия. Поэтому США одновременно участвуют как в двустороннем диалоге по стратегической стабильности, так и в многостороннем общении в составе НАТО и ОБСЕ, чтобы обсуждать с Россией свои озабоченности.

Как вы знаете, Россия передала нам то, что они называют черновыми соглашениями и попросили письменный ответ. В прошедшую среду Администрация предложила двусторонний письменный ответ России, и вы также видели в тот же день, что НАТО передало свой письменный ответ. Мы еще не получили от России встречный формальный ответ, видели несколько сообщений в СМИ, министр Лавров и другие высказались, но мы ждем от России реакции.

Мы надеемся, что они тоже увидят возможность для диалога о взаимных действиях, которые могли бы укрепить коллективную безопасность в Европе. Так что мы очень серьезно настроены в отношении следования этому дипломатическому пути. Но я хочу подчеркнуть, что одновременно мы готовимся к варианту, при котором Россия предпочтет эскалацию и дальнейшую агрессию. Вы видели, что мы очень тесно работаем со своими союзниками и партнерами над пакетом сдерживающих мер. Если Россия выберет дальнейшее вторжение в Украину каким-либо образом, мы будем готовы немедленно ввести эти меры и четко донести (как это было сказано Североатлантическим Альянсом, Европейским Союзом, Большой Семеркой), что Россия столкнется с гигантскими последствиями и заплатит жесточайшую ценой за свои агрессивные действия.

Владимир Путин, президент России, насколько я понимаю, все еще изучает полученные от США и НАТО ответы. А господин Лавров заявил сегодня, что если это будет зависеть от России, то войны не будет. Я сейчас цитирую министра иностранных дел. Считаете ли Вы это смягчением позиции? 

Если честно, мы не знаем, что решит президент Путин. И я думаю, в конечном итоге, решать президенту Путину. Конечно, мы бы предпочли, чтобы не было дальнейшей агрессии России против Украины. Мы делаем все, что в наших силах, чтобы попытаться предложить дипломатический выход. Но мяч на стороне президента Путина. И как вы знаете, мы продолжаем, и многие наши партнеры продолжают пытаться помочь усилению Украины, чтобы она могла лучше себя защищать, если дальнейшая российская агрессия последует. Мы вовлечены в рамках НАТО в обеспечение укрепления Восточного фланга Альянса. Так что мы принимаем целый ряд мер для подготовки к другим сценариям. Но мы очень надеемся, что этот кризис может быть разрешен дипломатией. Я Вас уверяю, мой непосредственный начальник, госсекретарь Блинкен, очень вовлечен в этот вопрос.

Каковы следующие шаги? Ваш непосредственный начальник, господин Блинкен, упоминал, что последует очередная встреча с российской стороной, господином Лавровым. Когда и где состоится очередная встреча?

Как вы знаете, на прошедшей неделе госсекретарь Блинкен посетил Европу, он начал поездку с Украины, там у него были очень важные беседы с нашими украинскими партнерами — как с президентом Зеленским, так и министром иностранных дел Кулебой. Затем мы продолжили визитом в Берлин, где у него была возможность встретиться с новым канцлером, побеседовать с министром иностранных дел Германии. Это еще один пример, я бы сказала, беспрецедентного уровня консультаций и координации с нашими союзниками и партнерами. После этого мы направились в Женеву, где госсекретарь Блинкен встретился с российским министром иностранных дел Лавровым. И о чем они договорились в пятницу, уже после того, как США передали свой документ в МИД России, это о следующей беседе между госсекретарем Блинкеном и министром Лавровым, я ожидаю, что она состоится на следующей неделе. Насколько я знаю, она еще не запланирована, но да, они договорились в Женеве, что снова будут разговаривать после передачи документа Москве. 

Мы видели несколько публикаций относительно дальнейшего взаимодействия. Готовы ли вы позволить российским инспекторам посетить объекты ПРО в Восточной Европе и начать переговоры о новом договоре об обычных вооруженных силах в Европе, а также о новом договоре о ракетах средней и меньшей дальности?

Позвольте мне на минуту остановиться на неофициальном документе. Сначала Россия опубликовала так называемые черновики соглашений. Позиция США заключалась в том, что дипломатия — лучшее решение и она может достичь максимальной эффективности, когда не ведется публично, поэтому мы не опубликовали неофициальный документ. Мы также говорим, что дипломатия может быть эффективной, если наступает деэскалация, так что мы призвали российскую сторону к деэскалации. Сам документ определяет четкие принципы, в которые верят и по которым живут США. Один из таких принципов, например, заключается в том, что каждая страна обладает суверенным правом определять свою собственную внешнюю политику и политику безопасности, включая альянсы, в которые она вступает. Так что мы очень ясно заявили принципы, на которых базируется наша политика. Затем мы выразили свою озабоченность и попытались ответить на озабоченность России, но вместе с тем мы представили ряд сфер, взаимодействие по которым могло бы укрепить безопасность в Европе. И эти конкретные сферы касаются множества вопросов, начиная с прозрачности вокруг военных учений, заканчивая продлением СНВ-3. Мы надеемся, что и российская сторона увидит здесь возможность для совместной работы. Но опять же, мы ждем ответа от президента Путина.

В Москве крайне озабочены перспективами высылки посла в США Антонова из Вашингтона. Здесь не понимают до конца, что происходит, ходит много слухов о его выдворении из Вашингтона. Не могли бы Вы разъяснить ситуацию?

Я ничего не знаю о слухах. Я бы сказала, что для нас очень важно, чтобы в США было функционирующее российское посольство, и чтобы в Москве было функционирующее американское посольство. Мы очень поддерживаем дипломатическое взаимодействие и продолжение дипломатических отношений. Могу сказать, что пока мы здесь с вами говорим об этом кризисе, который нас глубоко заботит, о возможной дальнейшей российской агрессии против Украины, я бы хотела подчеркнуть, что есть так много других проблем, волнующих как американских граждан, так и российских граждан: от вызова под названием пандемия коронавируса до вполне реальных экономических забот. Думаю, есть столько других вопросов, на которых нам следует фокусироваться. Так что помимо очень реальных последствий дальнейшей российской агрессии для Украины, для ландшафта европейской безопасности, для глобальной стабильности, американские и российские граждане хотят также, чтобы их правительства концентрировались на этих проблемах, влияющих на их ежедневную жизнь. 

То есть вы не подтверждаете наличие планов по выдворению российского посла Антонова из Вашингтона?

Я не знаю ни о каких подобных планах, нет.

Есть вопрос, который отсюда, из Москвы, кажется одним из важных. Он касается персональных санкций против Владимира Путина. Президент Байден о них упоминал. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сказал, что персональные санкции против Владимира Путина, в случае введения, равнозначны разрыву отношений между двумя странами. США готовы разорвать отношения с Россией? 

Как я уже ранее упомянула, частично наш ответ на масштабное наращивание военных сил на границе России с Украиной заключается в подготовке пакета сдерживающих мер вместе с нашими партнерами и союзниками. Туда входят санкции, контроль над экспортом. Мы не обнародовали детали этого пакета, потому что мы видим сдерживающую ценность в том, что мы не рассказываем публично об этих мерах. Хочу ясно дать понять, что мы — США и наши партнеры, и союзники — будем готовы к введению этих мер, как только и, если Россия развернет дальнейшие военные действия против Украины. То есть мы готовы к введению этих мер. Мы также ясно даем понять, что в 2014 году мы не рассматривали подобные сдерживающие меры. Речь совсем о другом масштабе по сравнению с санкциями 2014 года. Мы хотим ясно дать понять, насколько серьезно мы относимся к происходящему. И для России последствия действительно будут глобальными. 

Можно пожалуйста спросить еще один финальный вопрос?  

Конечно, конечно.

Существует некое недопонимание, что именно США считают вторжением в Украину. Поясните, пожалуйста, что именно Вашингтон расценивает как вторжение в Украину? 

Мой руководитель — госсекретарь — очень ясно дал понять, что любое пересечение российскими военными силами границ Украины считается вторжением в Украину. В этом вопросе не может быть трактовок. 

А что насчет перспектив присоединения Украины к НАТО: корректно ли говорить, что Москве, пусть неофициально, было гарантировано, что ни Украине, ни Грузии не будет предоставлен план действий по членству в НАТО в обозримом будущем?

Хочу подчеркнуть две вещи. Основа европейской безопасности, которую мы сегодня наблюдаем, и стабильность в Европе, которая нас устраивает сегодня, базируются на нескольких фундаментальных документах, включая документы ОБСЕ. С ними согласились и Россия, и США. И один из принципов этих документов — каждое государство обладает суверенным правом определять свою внешнюю политику и политику безопасности, в том числе выбирать альянсы, к которым оно присоединяется. Мы продолжаем следовать этому принципу и считаем его основополагающим. И я хочу еще отметить, что в изначальном договоре НАТО есть статья, где оговаривается будущее расширение альянса. И решение по расширению остается исключительно за странами альянса и странами, желающими к нему присоединиться. И мы следуем этим правилам. 

То есть России ничего не было гарантировано за закрытыми дверями по поводу возможного членства Украины и Грузии в НАТО. Я правильно вас поняла? 

Да, вы верно поняли мой ответ. 

Спасибо большое за разговор. Я очень ценю ваше время и ваши ответы. 

Мы считаем, что еще один фундаментальный принцип демократии — свободная пресса. И мы очень благодарны за вашу роль. И счастливы общаться с вами в любое время. Мы считаем, дипломатия должна быть и открытой тоже. Мы очень рады возможности поговорить с вами. Спасибо.

Фото на превью: ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде