Новая российская фобия. Можно ли в принципе решить проблему российского мусора?

Мнение Михаила Фишмана
1 ноября, 21:49 Павел Зорин
3 122

В течение последних двух недель стали поступать сообщения о возможном начале силовой операции в Шиесе — самой знаменитой и острой на сегодня в России точке борьбы против строительства мусорного полигона. Информация об этом поступала из разных мест — и про возбужденные административные дела против активистов, и про ввод подразделений Росгвардии, и о начавшейся зачистке палаточных постов. Павел Зорин — о том как протестуют на родине российского мусора — в Подмосковье.

«Новая Газета» писала на этой неделе: «На станцию Шиес в Архангельской области введена Росгвардия. В соседнем поселке Урдома практически военное положение. Дороги перекрыты, интернет и телефонная связь блокирована, отключено электричество. Власти требуют от защитников Севера убраться восвояси — пора начинать строительство мусорной свалки. Активисты не собираются сдаваться». Тем не менее, прямых подтверждений военного положения в Шиесе нет.

Что такое Шиес — передовой фронт экологического протеста? Железнодорожная станция в лесах Карелии — 900 километров от Архангельска и 160 километров от Сыктывкара. Там осенью прошлого года была выделена площадка под строительство так называемого «Экотехнопарка», проще говоря, громадного мусорного полигона, предназначенного для захоронения бытовых мусорных отходов из Москвы. Хотя слухи пошли раньше, и массовые протесты начались тоже раньше, еще летом 2018 года. В ближайшем поселке Урдома — это в 30 километрах от Шиеса — проживают чуть больше 4000 человек. На митинг против свалки мусора в Шиесе вышел каждый второй урдомец. Но планы конечно не поменялись: полигон так полигон.

В чем тут проблема? Проблема в том, что объем производимого мусора растет каждый год, и мусор из Москвы девать действительно некуда. Москва вместе с Московской областью производят 16% всего мусора в России, и это логично: здесь какой-никакой средний класс, здесь самое мощное потребление, и это все более европеизированное потребление — все в упаковках, баночках, бутылочках и так далее. Что с ними делать?

Можно сваливать на свалки, как всю жизнь делали и продолжают делать, но вдруг оказалось, что это дикая вонь и отравления людей. За пять лет, с 13 по 17 год, в Подмосковье закрылись 24 мусорных свалки из 39, соответственно, увеличилась нагрузка на оставшиеся 15, тут то и началось: вонь, отравления людей, а побочный эффект очень хорошо на себе почувствовал губернатор Подмосковья Воробьев весной прошлого года:

Примерно два года назад в Подмосковье начались мусорные бунты, и тогда же стали рождаться альтернативные идеи — что делать вместо этих свалок. И это вот уже пару лет одна из главных политических проблем, стоящих перед Кремлем. Это видно не только по давнему уже эпизоду с губернатором Воробьевым, но и по свежему национальному индексу тревожностей, который рассчитывает агентство КРОС — проще говоря, фобий. По данным за второй квартал этого года, этим летом люди боялись строительства мусорного полигона больше, чем авиакатастроф.

Сложность в том, что проблему мусора так просто решить нельзя. Это безвыходное положение — ну некуда девать мусор, — и оно связано главным образом с тем, что никакой инфраструктуры раздельного сбора мусора в Москве никогда никогда не было и так и не появилось. Раздельный сбор мусора — это когда пластик отдельно, стекло отдельно, бумага отдельно, а потом этот мусор перерабатывается на специальных экологичных заводах — ресайклинг, утилизация. Германия перерабатывает таким образом 65% отходов, и такую же цель ставит себе весь Евросоюз к 2030 году. Это абсолютно заоблачные цифры для России, и тем более для Москвы, где с раздельным сбором мусора все совсем плохо.

«Коммерсант»: В марте 2017 года «Гринпис» опубликовал исследование о доступности инфраструктуры раздельного сбора мусора в 160 российских городах с населением от 100 тыс. человек. Результаты исследования показали, что из 73,7 млн человек доступ к инфраструктуре раздельного сбора имеют 6,8 млн (9,2%) горожан. Лидером рейтинга стал Саранск, где 80% горожан могут пользоваться контейнерами для раздельного сбора вторсырья. За Саранском следуют Мытищи и Оренбург. Москва занимает только 40-е место: в столице доступ к необходимой инфраструктуре есть всего у 8% жителей.

Это, конечно, полное безумие: 2019 год, мэрия Москвы размышляет об использовании «Гиперлупа», зато в центре города стекло, железо, пластик, бумага и еда летят в одну и ту огромную металлическую корзину, а потом за ней прямо из 1975 года приезжает большой чавкающий мусоровоз. Казалось бы, другая альтернатива — это мусоросжигающие заводы, и как раз на этой неделе премьер-министр Медведев утвердил план по строительству четырех таких заводов вокруг Москвы.

Речь идет о заводах в Солнечногорске, Ногинске, Воскресенске и Наро-Фоминске, а оператором строек будут структура «Ростеха» под название «РТ-Инвест». Собственно, это исполнение плана еще двухлетней давности, когда стало понятно, что избавление от мусора — одна из острейших задач. Система очистки — это важнейший момент, когда речь идет о сжигании мусора, потому что проблема все та же: если нет раздельного сбора мусора, то вы не знаете, что вы сжигаете, а это опасно. Утверждается, что системы самые современные, и зола из воздуха будет утилизирована, но эксперты в этом сомневаются — причем и в Москве, и в Лондоне, на который ссылается «Первый канал». И если правительство думает, что с заводами будет легче, чем с Шиесом, то оно, вероятно, ошибается. 

«Коммерсант»: Инициативные группы жителей Воскресенска, Наро-Фоминска, Ногинска, Солнечногорска и Казани обратились к вице-премьеру Алексею Гордееву и генпрокурору Юрию Чайке с просьбой приостановить проекты по строительству мусоросжигательных заводов. Их к 2022 году вблизи указанных городов планирует построить компания «РТ-Инвест». Жители жалуются, что более двух лет пытаются через суд получить проектную документацию для проведения общественной экологической экспертизы. Однако ее не в силах изъять даже судебные приставы.

Главная проблема — в доверии, точнее, в его отсутствии. И с той же проблемы разумеется, начался протест в Шиесе уже больше года назад. И власти Карелии, и власти Москвы, и сама компания-застройщик полигона с самого начала утверждают, что полигон в Шиесе будет абсолютно безопасным, потому что технология упаковки отходов в герметичные брикеты отработана по полной, и там просто будет стоять холм, а на холме будет расти лес. Но никому не верят, а один из доводов экологов — там болота, там мягкая почва, там все это быстро снесет до Северодвинска. В «Технопарке» говорят — нет, не снесет, но опять-таки им не верят. И в Шиесе протест против «Технопарка» уже давно идет под лозунгом «Врагу ни пяди родной земли». Но Шиес — это форпост, авангард антимусорного протеста. 

Обновление: После публикации материала мы также поговорили со строителями и экологом предприятия АГК-1, которое строит мусоросжигательный завод в Воскресенском районе:

Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю