«Московское дело»: как следствие спешит быстрее осудить фигурантов

30 августа, 22:25 Василий Полонский
1 599

Мэрия не согласовала студенческую акцию солидарности с арестованными по «московскому делу» Егором Жуковым и Даниилом Кононом и оцепила знаменитую «Яму» на Покровке, где студенты хотели устроить концерт и лекции. Методы политической борьбы остаются прежними — запугать максимальное количество людей арестами и репрессиями, удержать их от уличного протеста. Василий Полонский — о предъявленных обвинениях и ускоренном рассмотрении дел в связи с московскими протестами.

Трое независимых кандидатов на выборах в Мосгордуму по-прежнему сидят под административным арестом в спецприемниках Москвы — Юлия Галямина, Дмитрий Гудков и Илья Яшин, причем Яшин пошел уже на пятый круг, то есть пятый десятидневный арест.

Как будто время и правда остановилось. Чтобы оно остановилось как следует и жизнь медом не казалась, московская мэрия вообще перестала согласовывать протестные митинги в черте города. Логика примерно понятна: легальный протест подпитывает нелегальный, несогласованный, поэтому хватит и митингов на проспекте Сахарова.

На студентов в мэрии, Кремле и МВД по-прежнему смотрят как на потенциальных бунтовщиков. Поэтому не просто мэрия не согласовала студенческую акцию солидарности с арестованными по московскому делу Егором Жуковым и Даниилом Кононом, но и оцепила знаменитую «Яму» на Покровке, где студенты хотели устроить концерт и лекции. В переводе на русский это означает, что в Москве по-прежнему действует что-то вроде режима чрезвычайного положения, который был введен в городе 27 июля. 

Но и это еще не все — от московских студентов просто так не отстанут. Можно будет не удивляться ни коллективным отчислениям по факту демонстраций, ни даже новым уголовным делам. Сотрудники ФСБ продолжают вычисление неблагонадежных элементов в студенческой среде по последнему слову техники.

Константин Гаазе в программе «Политика. Прямая линия» на Дожде: Сейчас же идет опознание по «Оку», по «Призме» и по всем вот этим вещам, это же известно, чем закончится. Это значит, что через неделю, через две в учебную часть «Вышки», РАНХиГСа придут четыреста опознаний, на каждое из которых ректоры должны будут в ФСБ, МВД, или в СК отвечать, что они по поводу этих студентов сделали.

То же касается уголовных дел — они тоже расследуются в чрезвычайном порядке. 14 человек по-прежнему сидят в СИЗО, одни по статье о «массовых беспорядках», это 212 статья, другие по статье о применении насилия к полицейскому, это 318 статья. Например, Данил Беглец, возможно, потянул за руку омоновца. Теперь он в тюрьме, а на свободе у него остались жена и двое детей — одному нет еще двух лет, а второму три месяца.

В целом руководитель правозащитной ассоциации АГОРА Павел Чиков считает, что отсутствие новых уголовных дел и пюереквалифицирование нескольких очень тяжелых статей —212-х, — в более мягкие 318-е — это скорее хорошая новость:

«Перелом в том, что в деле нет новых фигурантов, что у тех, кому изначально предъявлялись и 318-я, и 212-я, осталась только одна статья, то есть перешли с тяжкого на среднее обвинение. В отсутствии обвинений в адрес организаторов и призывавших к массовым беспорядкам. Формально мы имеем на сегодняшний момент смягчение».

В том же интервью Чиков говорит очень простую вещь: «Если люди хотят перемен, то без уличных протестов это невозможно. А выход на уличный протест невозможен без риска быть привлеченным к ответственности, в том числе уголовной». Такова российская реальность 2019 года. Это примерно одинаково понятно и в Кремле, и в ФСБ, и студентам вышки, которые борются за судьбу Егора Жукова, и всем остальным.

Методы политической борьбы остаются прежними — запугать максимальное количество людей арестами и репрессиями, удержать их от уличного протеста. Ответ на вопрос о том, насколько сегодня действенна эта тактика, будет получен уже очень скоро, потому что смотри пункт первый: на старте учебного года, когда в Москву все вернулись, московские власти фактически перестали согласовывать протестные митинги в центре города. 

Популярный лозунг на московских акциях протеста — «Мы здесь власть». Уже прошел месяц после не согласованного митинга 27 июля, на котором было задержано 1378 человек.

Позже была еще одна акция 3 августа, и появилось так называемое «московское дело» – о «массовых беспорядках». Правоохранительные органы вместе с судебной системой четко показывают, кто же тут власть.

3 августа возможно прозвучал приговор сразу четверым фигурантам «московского дела» — это Евгений Коваленко, Данила Беглец, Кирилл Жуков и Иван Подкопаев. Все они проходят по 318 статье часть 1 — «применение насилия в отношении представителя власти», — и всех задержали за акцию 27 июля. Их дела выделили в отдельное производство и рассматривают в ускоренном порядке.

Мужчина, толкнувший полицейского на митинге, и это видно на видеозаписях, — Евгений Коваленко. Он активно пытался помешать полицейским, которые жестко задерживали всех подряд у детского мира на Лубянке. Спустя несколько секунд он бросил урну в сторону полицейского.

После задержания Коваленко предоставили адвоката по назначению, и он признал вину. Только уже на первом заседании суда Евгений отказался от своих показаний.

Адвокат Евгения Коваленко Мансур Гильманов: Он не отрицает факта метания мусорного бака, факта соприкосновения с сотрудником полиции, но он не признает вину в связи с тем, что действия сотрудников полиции нельзя назвать исполнением должностных обязанностей. То есть, иными словами, они не совершали, как полагает мой подзащитный, они совершали действия вопреки интересам службы.

Все что известно о Евгении — это то , что ему 48 лет и он из Помосковья. Работал Коваленко охранником железной дороги. Мужчину отправили под стражу 29 июля, а уже 3 сентября, может быть, у него будет приговор. Адвокат Коваленко уверен, что права его подзащитного нарушаются и невозможно так быстро рассматривать его дело.

Адвокат Евгения Коваленко Мансур Гильманов: Нарушается право на защиту моего подзащитного. Во-первых, не работает такой инструмент, как адвокатский запрос, поскольку срок предоставления ответа на адвокатский запрос составляет 30 дней. Соответственно, ни на один запрос адвокатский мы к 3 числу не получим ответа. Второе нарушение — мне просто не дают на данный момент встретиться с моим подзащитным, мотивируя отказ тем, что отсутствует согласие следователя.

Студент ВШЭ Кирилл Жуков — еще один фигурант «московского дела», которого ждет заседание по существу 3 сентября и приговор. Обвинение такое же, как у Коваленко —применение насилия в отношении власти. На видео можно рассмотреть, как Кирилл  пытается поднять визор на шлеме полицейского.

Адвокат Кирилла Жукова Светлана Байтурина: Наша позиция заключается в том, что конкретно событие преступления по части 1 статьи 318 отсутствовало. То есть, насилия — это удар или еще какие-либо действия — совершено не было Кириллом. Мы это и пытаемся доказать. 

Жукову 28 лет, и он сам в прошлом нацгвардеец. Расследование по его делу провели за три недели. Кирилл не признает вину, и к нему не применим особый порядрок рассмотрения — тем не менее, суд спешит вынести вердикт. На этом дело Жукова не кончится: у молодого человека есть еще одно обвинение, массовые беспорядки. СМИ писали, что эту статью убрали из его дела, но оказывается, уголовное преследование Жукова по статье 212 еще не прекращено.

Адвокат Кирилла Жукова Светлана Байтурина: Уголовное преследование не прекращено. По 318 материалы просто выделены из объединенного дела, где была 318 и 212, и направлены сейчас в суд. Судьба 212 неизвестна. Мои ходатайства о прекращении уголовного преследования по 212, в том числе, они вообще без ответа остались. То есть, где-то существует это дело, судя по всему, в 212, и что с ним будет происходить, я могу только предполагать на данном этапе.

В следующий вторник осудят еще Данилу Беглеца и Ивана Подкопаева. Оба молодых человека признались в применение силы к росгвардейцам.

Двадцатипятилетний Подкапаев вообще стал звездой федеральных каналов как экстремист, который пришел на митинг с молотком, ножом и газовым баллончиком. Но судят Ивана только за распыление газа в лицо сотрудникам правоохранительных органов.

Если посмотреть замедленную съемку, то видно, что у Подкопаева закрыто лицо. Но у следствия есть видеодоказательства, по которым сотрудники отследили, как Иван уходит из толпы и переодевается. Адвокат Подкопаева надеится, что признание поможет смягчить приговор суда.

Адвокат Ивана Подкопаева Николай Фомин: Нами был заявлен особый порядок рассмотрения в суде нашего дела. Законодательство, безусловно, это принимает во внимание в виду того, что максимальный срок, который может ему быть предъявлен, не будет превышать двух третей от того максимального срока, который предусмотрен в этой статье.

Данила Беглец тоже признал свою вину из-за видеодоказательств. По версии следствия, он вывернул руку и толкнул полицейского. Молодому человек 26 лет, и он не собирался принимать участие в акции протеста 27 числа. Беглец приехал в Москву из Молдавии и впервые увидел подобные задержания. Решение помочь одному из протестующих закончилось для него уголовным делом.

Адвокат Данилы Беглеца Станислав Рыбчинский: После изучения материалов дела я и другие адвокаты дали ему консультацию — как себя вести и какие могут быть последствия. Данил оценил все обстоятельства дела и самостоятельно принял решение признать свою вину.

Будет ли отличаться приговор у тех, кто признал свою вину или считает себя невиновным, еще неизвестно. В обоих случаях пока все одинаково, расследование дел закончилось через 21 день, и судить всех четверых будут 3 сентября. Адвокат Беглеца Станислав Рыбчинский часто имеет дело с  уголовными делами по 318 статье и он никогда не видел, чтобы все проходило так быстро. ​

Адвокат Данилы Беглеца Станислав Рыбчинский: Такое быстрое рассмотрение дела — это нонсенс в юридической практике. Никогда такое дело за столь короткий срок не рассматривалось. Это я могу сказать абсолютно точно.

Фото: Reuters

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа