«Мне это помогает держаться»: Игорь Востриков о борьбе за правду после пожара в Кемерове

99 667

Игорь Востриков потерял в пожаре в Кемерове всю свою семью — сестру, жену и трех маленьких детей. В первые несколько дней после трагедии призывал местных жителей выйти на митинг 31 марта. 29 марта во время пресс-конференции с двумя другими родственниками погибших он поменял свою позицию и призывал обойтись без митингов, потому что вины администрации в случившемся не было. 

Востриков: Вот эти все дни мы гонялись, вот эти фейки, то есть, что жертвы, мы просто занимались не тем. Трагедия ужасная, и с этим надо что-то делать. Я, как пострадавшая сторона, потерявшая все, увидел какую-то цель. Может быть, это мне даже и помогает держаться, я занят делом. Я знаю, что есть две семьи, в которых просто мужики уже… Мужики, завязывайте, если смотрите меня, алкоголем горю не поможешь. Они ушли просто в себя.

Я как-то нашел себя, может быть, в этом, мне это помогает держаться, то есть я занят расследованием, пытаюсь что-то делать. Мое сейчас вот действие, которое я разворачиваю в свою сторону, это я хочу, попытаюсь сделать какие-то, чтобы были приняты меры по реформе самой МЧС. Потому что мы вчера работу провели, разговаривали с МЧСниками. Мы пришли непосредственно спрашивать не в администрации, МЧС им не подчиняется абсолютно никак, мы начали «в кулуарах» разговаривать. Естественно, никто там официально не даст.

Начали разговаривать о том, а почему, а как. И я даже не знал, что такое положение дел, я думал, что у нас действительно все хорошо, нам же всем по новостям рассказывают, что у нас все хорошо. Когда я просто послушал, я ужаснулся. То есть бывает такое, что люди едут на пожар, а у них машины ломаются. Пожар должны тушить, расчет — семь человек, а ездит по два человека. То есть как это вообще может быть? Финансирования нету, полномочия какие-то там у них забрали, какие-то лишние дали, то есть там полный бардак.

И соответственно, вопрос, как бы к администрации. Не в смысле, к президенту, имеется в виду, вопрос. И опять же, имеется такая информация, даже он, представляете, не полную картину видит, потому что мне сказали, что ему отчеты «подгоняют», потому что люди за свои места боятся. То есть он тоже, Владимир Владимирович, такой человек, если бы он правду знал бы, он бы всех этих снял. А они что, они за свои места боятся.

Когда вы встречались с губернатором? И как проходила эта встреча?

Востриков: Разговаривали с Аманом Гумировичем, но Аман Гумирович полностью на нашей стороне, нас поддерживает. И настрой его такой — по максимуму решить этот вопрос, вот так вот, в общем. Единственное, что он меня предостерег, что «Игорь, тобой манипулируют», про это тоже поговорили, то есть, ты задумайся, что вообще происходит, что на твоей жертве, все равно мы тут… Пришло в общем-то, после разговора понимание, насколько вот этот вброс, то есть как пытались, сплошная манипуляция, то есть, понимаете, на нашей трагедии пытались свои какие-то политические действительно цели.

МЧСники, будьте людьми, прекратите сидеть, вы же реально герои, а боитесь за свои места. Давайте, предавайте огласке, пока у нас сейчас есть возможность, потому что уже это по максимуму все заминают. Заминают. Вы знаете, какая у нас проблема со СМИ в стране. Моя задача финишная — это реформа МЧС. Не знаю, пускай где хотят деньги, там и ищут. Нет бабок на финансирование, пускай, не знаю, просят по всему миру, не знаю, что хотят, то и делают. Найдут пусть деньги, деньги есть! Пускай свои дома с уточками продают. Вот просто дом свой с уточкой продай, ***, и деньги будут, и достаточно там твой, миллиарда хватит купить машины в регионы, чтобы тушили пожары.

Хотя, знаете, виноваты каждый по чуть-чуть, то есть это же проблема не одного Путина, или это проблема не одного МЧС, это вот вся, по сути, наша власть, которая привела вот к такой тотальной коррупции, понимаете, и халатности. То есть у нас в стране, по сути, всем по херу вообще. Ну, заперты эти эвакуационные выходы, и что? Ну, придут эти пожарники, МЧС, чик-чик-чик, и все. Все норм? Все норм. А люди гибнут.

Кто там, министр МЧС, да? Однозначно не к нему идти надо с этими вопросами. С этими вопросами надо идти к администрации президента, к президенту, чтобы шли перемены. Мою позицию, конечно, поймите, я не хочу, действительно, «майдана», но просто… То есть, кто-то с этим может не соглашаться, кто-то может меня за это ненавидеть, но действительно как бы…

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю