Ужин с Путиным. Поделят ли за столом Сирию и Украину.

Политологи Рар и Бунин о том, как будут договариваться Кремль и Евросоюз, и выйдет ли из этого что-то
И так далее с Михаилом Фишманом
23:51, 14 октября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Ангела Меркель предложила Владимиру Путину поужинать и провести встречу в нормандском формате — том самом формате, который еще недавно, по мнению Путина, себя изжил после истории с диверсией в Крыму. Это уже похоже на какие‑то шашки: когда идет диалог по Сирии, портится минский формат. Когда не идет — видны попытки его наладить. Однако понятно, что главной цели Минска — снятия спектральных санкций с России — добиться уже не выйдет. 

О том, что происходит с Минскими соглашениями, Михаил Фишман поговорил с политологом, научным директором Германо‑российского форума Александром Раром и президентом фонда «Центр политических технологий» Игорем Буниным.

Вторые минские соглашения подписаны более полутора лет назад, но столкновения, обстрелы и смерти случаются все время. Об очередном столкновении в среду заявили в самопровозглашенной ДНР, Украина сообщение не подтвердила. На следующий день стороны должны были в очередной раз отвести войска на трёх участках вглубь территорий — этого не случилось. Украина в несоблюдении Минских договоренностей обвиняет сепаратистов, а они — Украину.

 

Александр, у меня первый вопрос к вам. Состоится встреча в Берлине или нет?

Рар: Надеюсь, что да. Есть сведения из России, что встреча, может быть, будет отложена, но я сейчас проверяю немецкие источники, и они исходят из того, что все-таки встреча состоится.

Если встреча состоится, то к чему она приведет? Что она будет значить? Какой у нее будет результат?

Рар: Вы знаете, я сейчас слышал вашу передачу, там много было сказано разного. Мне кажется, нужно одну вещь четко вспомнить, вот тогда, два года тому назад, когда Минские соглашения были фактически подписаны, они были подписаны в другое время. Там эта повстанческая, или как их называют по-разному, армия, на востоке Украины фактически шла в нападение. И мне кажется, что Германия и Франция действительно, слава богу, подключились ко всему этому процессу, чтобы остановить войну, большую войну не только в Украине, а в Европе. Вот об этом говорилось тогда в Германии и во Франции. То, что тогда было подписано, подписано было и Порошенко. И поэтому мне кажется, что сейчас нужно именно то, что было тогда подписано, выполнять. Это означает, что Германия и Франция будут гарантом, поскольку они тогда этот процесс поддерживали, и их подписи стоят под этим документом, чтобы все шло по той дорожной карте, которая тогда была решена в 2015 году.

Да, да, но там ситуация «утром деньги, вечером стулья». Так никто и не может понять, что же в какой последовательности надо делать. Игорь Михайлович, последний месяц мы живем в режиме, чуть поменьше, чем месяц, но мы живем в режиме эскалации. Может ли встреча в Берлине ее снять, если она будет?

Бунин: Я думаю, что решить проблему встреча не может, потому что проблема носит структурный характер. Стороны не доверяют друг другу, особенно после провала переговоров Лаврова и Керри, когда все было обговорено, обо всем договорились. Потом ударили по сирийским войскам. Навели американцев, не навели, скорее всего, конечно, что навели, но факт остается фактом. После этого мы начали, разразились ударами со своей стороны, ну и доверие закончилось. И поэтому с этой точки зрения, как мне кажется, главная проблема — это восстановление доверия. Как его восстановить, я не представляю, потому что у Путина доверия нет с 21 февраля, у западных сторон это накапливалось, накапливалось, и последним героическим человеком, который держался до последней минуты, это был Керри, сейчас он опускает руки. Естественно, поскольку этот процесс, связанный с Минскими соглашениями, длится давно, и даже собирались примерно в это время подписать все соглашения, снять все санкции, и вообще были такие мечты, Путин прилетает в Париж и после этого возвращается, и хоть какая-то часть санкций снимается, но все это ушло в прошлое, ушло в небытие. Поэтому переговоры будут продолжаться, потому что Минским соглашениям просто нет альтернативы. Там же не может продолжаться война, она бессмысленна, там и так командиры друг друга уничтожили, или их уничтожили, поэтому смысл войны исчез. Но с другой стороны, непонятно, как продолжать, пока не восстановится доверие.

 

Фото: пресс-служба Кремля

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.