Максим Шевченко: «Сейчас это два преступных анклава. Давайте называть вещи своими именами»

Обсуждаем смерть Моторолы и конец проекта «русская весна»
21 октября 2016 Михаил Фишман
38 181 3
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

На этой неделе в Донецке хоронили взорванного в прошлое воскресенье полевого командира сепаратистов Арсения Павлова, известного как Моторола. Моторола‑Павлов, пожалуй, одно из самых узнаваемых лиц так называемой «русской весны» и войны на востоке Украины. Он командовал батальоном «Спарта», российские федеральные СМИ называли его героем ополчения, он был одним из главных лиц новостных выпусков, а также лично храбрился тем, как расстреливал пленных.

 

Власти самопровозглашенной Донецкой народной республики обвинили в убийстве Моторолы Киев, но это может даже незаслуженный комплимент украинским спецслужбам. Так или иначе, за последние два года в Донецкой и Луганской областях были убиты несколько видных полевых командиров сепаратистов.

После убийства Моторолы сепаратисты заговорили о мести, а знаменитый «русский мир» вдруг опять вспомнил, как он обижен, за то что его поматросили, а потом бросили. Например, Игорь Стрелков, вместе с которым Моторола захватывал Славянск весной 2014 года, так и написал у себя ВКонтакте, что Путина ждет судьба Милошевича. 

Что означает убийство Моторолы, почему его смерть во многом символическая, и можно ли говорить о конце «русской весны», — об этом Михаил Фишман поговорил с журналистом, членом СПЧ Максимом Шевченко.

Показать комментарии (3)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера