Крайние меры: можно ли победить ковид в России с помощью QR-кодов

12 ноября, 22:28 Михаил Фишман
13 435
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

8 ноября во многих регионах России закончились нерабочие дни, а в стране по-прежнему каждый день умирает больше тысячи заразившихся коронавирусом. Михаил Фишман в своей авторской колонке разбирался, почему очередной локдаун не изменил ситуацию, властям не удается повысить популярность вакцинации и поможет ли введение QR-кодов. 

Миновал околонедельный и довольно бессмысленный локдаун в Москве и в других регионах, случайно совпавший с праздниками и пережитый народом в логике: вы делаете вид, что карантин, мы делаем вид, что тоже. Во второй раз ведь уже нестрашно, люди теперь опытные, за полтора года жизни в условиях эпидемии сжились с ней как с родной. А тем временем Россия как раз вышла на ожидаемый пик смертности от коронавируса — около 1300 официальных смертей ежедневно. Даже если судить по официальным цифрам, а они как вы помните ниже реальных примерно втрое, Россия догнала Америку не по относительным, а уже по абсолютным показателям ежедневной смертности — это при том, что США обгоняют Россию по количеству населения в два с лишним раза. Катастрофа продолжается: как утверждают профессиональные демографы, избыточная смертность в стране за ноябрь 2021 года составит 120-140 тысяч человек, и это абсолютный рекорд со времен завершения Второй мировой войны. Декабрь будет полегче — волна идет на спад, но от этого немногим легче: во-первых все равно очень много, во вторых, коронавирус как у себя дома, а значит, нас ждут новые волны, и возможно, новые антирекорды смертности. Осознав, что в стране катастрофа, Кремль и правительство объявили курс на вакцинацию.

«Я напомню, что на сегодняшний день уровень коллективного иммунитета, минимум, который мы должны достичь, – это 80% взрослого населения страны с учетом вакцинированных и переболевших. Мы с коллегами из регионов давно работаем в этом направлении, но на сегодняшний день мы видим, что для того, чтобы достичь этого показателя, нам нужно уже сейчас привить порядка 22 миллионов человек, а ревакцинировать еще порядка девяти миллионов человек, для того чтобы мы достигли того уровня, о котором я сказала, — 80%. Для этого все граждане Российской Федерации, которые на сегодняшний день не имеют медицинского отвода от вакцинации, должны просто вакцинацию пройти. Убедительная просьба», — сказала вице-премьер Татьяна Голикова на совещании с членами правительства.

На самом деле Голикова потом поправилась: почти 23 миллиона, и вакцинировать их надо в течение ближайшего месяца — иначе покатится снежный ком: подойдет срок ревакцинации, у тех, кто вакцинировался давно, коллективный иммунитет начнет не расти, а падать, и так далее до бесконечности. Проблема в том, что не поможет ни просьба Голиковой, ни уговоры главы Минздрава Мурашко или главы Роспотребнадзора Поповой, ни советы Валентины Матвиенко или Дмитрия Пескова, ни, страшно сказать, обращения Путина, ни каждодневные проповеди в теленовостях по полчаса в каждой программе каждый вечер — все это не дает эффекта. Чтобы выполнить план Голиковой, надо прививать — без учета выходных — почти миллион человек в день. Это примерно в три раза больше, чем вакцинируют сегодня, и при этом за последнюю неделю темпы не выросли, а упали. Ясно, что это недостижимо.

Борьба с эпидемией — это полноценный стресс-тест для системы управления в стране: умеет ли власть вообще работать, добиваться результата в условиях кризиса. И этот стресс-тест властью провален полностью. В России самый низкий уровень принятия вакцины в мире, и ответственность за это в первую очередь несет конечно Владимир Путин. Это он своим личным примером сразу показал народу, что надо делать — надо прятаться. Никто не видел, как Путин вакцинировался, зато все видят, как с марта прошлого год он держит весь мир на социальной дистанции, а визитеров пропускает через карантин. Это Путин мыслил прежде всего в терминах политических: главное не сохранить людей, а не испугать их, а то рейтинг может упасть. И это он устроил вакцинную гонку по типу космической — соревнование с Западом, чтобы показать, опять-таки в первую очередь Западу, кто первым запустит спутник — потому, собственно, вакцина называется «Спутник». Исследование еще не было завершено, когда 5 декабря, вот уже скоро год тому назад, началась массовая — как ее на всякий случай назвали — масштабная вакцинация. Я в этом исследовании принимал участие как доброволец: первый укол мне сделали в конце ноября, второй в декабре, понял по температуре и самочувствию, что мне досталась вакцина, а не плацебо, но исследование свернули, потому что те, кому вкололи плацебо, пошли вакцинироваться по новой. Беды в этом не было: эффективность и безопасность «Спутника» потом была подтверждена и в других странах, и западным научным сообществом, но эта родовая травма тоже сыграла свою роковую роль.

«В результате неверно спланированного запуска фактический эффект получился такой. В глазах публики вакцина „Спутник“ оказалась не спасительным лекарством, а инструментом пропаганды, который власти (не медицинские, а политические), заботясь не о здоровье народа, а о пропагандистском эффекте, заставили медиков выпустить недопроверенным. Недоверие ей выразили сразу не менее половины россиян. О том, что дело не в недоверии врачам или фармацевтам, а в том, что кампанию по прививкам сразу сочли политической акцией, говорит такой факт: самый высокий уровень готовности прививаться продемонстрировали не те, кто больше всех опасался заразиться, а те, кто одобрял деятельность В.В. Путина», — высказал мнение руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»* Алексей Левинсон в «Новой газете». 

Добавьте к этому для всех очевидную и политически мотивированную фальсификацию статистики да и самой эпидемии: то вирус наступает, когда хочет митинговать оппозиция, то он побежден, когда надо голосовать. Как разобраться, как распутать эту бесконечную паутину лжи? Викторина «верю-не-верю». Безумные эксперименты. Играет население все страны. Когда Владимир Путин говорит, что сделал прививку, это правда или нет? Когда официальная статистика смертности месяцами колеблется в пределах одной двух цифр, это как? Чему верить, когда вице-премьер Голикова сегодня говорит, что привить надо 80% населения, а в марте говорила про 60%? Как это понимать? На самом деле это правда, Голикова права, новый более заразный дельта-штамм сегодня требует другого, более высокого уровня иммунитета, но сколько людей поверят, что это так?

«У оригинального (уханьского) штамма репродуктивное число (сколько людей заражает каждый заболевший) составляло от нуля до трех, таким образом коллективный иммунитет был достижим при вакцинации 66% населения. У дельта-штамма репродуктивное число — восемь, а значит нужно иммунизировать уже около 90% населения», — сообщил эпидемиолог Антуан Флахо информационному агентству AFP.

Продолжаем игру. Когда российская пропаганда дискредитирует западные вакцины, она правду говорит или нет? И продолжает эту дискредитацию даже сегодня, когда, казалось бы, ковидная катастрофа осознается на самом высоком уровне. Вот, пожалуйста, уже после доклада вице-премьера Голиковой государственное агентство рассказывает, что в Литве был вакцинирован чуть ли не каждый второй скончавшийся от коронавируса. На самом деле это всего 10 человек из 25, это раз, И два: скорее всего, это просто ложь: по крайней мере, по состоянию на сентябрь, смертность среди вакцинированных в Литве составляла 1,3% — не 40%, а 1,3%. У меня вопрос к Татьяне Голиковой: Татьяна Алексеевна, как вы думаете, лживая и манипулятивная пропаганда против западных вакцин поможет вам убедить людей сделать себе прививку «Спутником»? Прислушаются они к вам? Масштабы неприятия вакцины «Спутник» в России беспрецедентны. Как говорит Левинсон, такого обратного эффекта не давала еще ни одна пиар-кампания:

«У этой вакцины появилось государственное значение, и это ей и нам пошло во вред. Для большинства россиян тема предстала так — это им надо, чтобы мы прививались. Раз так, то мы не будем, сказали не только три четверти тех, кто не опасался заразиться, но даже и половина тех, кто опасался», — поделился Алексей Левинсон в «Новой газете». 

Ковид вошел в нашу жизнь, и за эти полтора года российский народ к нему привык, сжился с ним. Люди подстраиваются под все: под локдауны и потерю работы, под совещания в онлайне и отказ от офисов, под школьные уроки в Zoom и под риск лечь под ИВЛ — падают же иногда кирпичи на голову. И это закономерным образом кажется проще и надежнее, чем разбирать в поисках правды эти бесконечные вагоны государственного вранья. Можно ли уговорить этих людей сделать прививку? На самом деле многих — можно. Последние соцопросы показывают: не желают вакцинироваться 45%. Но только примерно четверть из них — около 10% взрослого населения — антиваксеры, убежденные противники вакцины. А остальных запутала пропаганда. И власть, не мудрствуя лукаво, прорубает выход из тупика обязательной вакцинацией. Новость этой недели: уже готовы законопроекты об обязательных QR-кодах. Один касается междугородних поездок и перелетов — нужен билет, показывай QR-код, второй касается общественного транспорта, кафе, магазинов и так далее. Хочешь куда-то пойти — прививайся и иди. Экстренная мера, так говорят в правительстве.

«Решения о том, где именно будут использовать QR-коды, будут принимать региональные власти. При этом законопроект предполагает переходный период — до 1 февраля для прохода в общественное место вместо QR-кодов можно будет предъявлять отрицательный ПЦР-тест. Но после 1 февраля такая возможность останется только у тех, кто получил медотвод от прививки», — сообщает РБК. 

На самом деле такой закон во-первых не очень то и нужен — просто кажется, что с ним надежней, —  во вторых, он просто закрепит режим, по сути действующий уже сейчас: 57 регионов уже ввели доступ по QR-кодам в общепит, а шесть — в общественный транспорт. Первым регионом, который ввел обязательную вакцинацию по возрастному принципу, стал Петербург: все, кто старше 60, а также с хроническими заболеваниями, и не сделал первую прививку до 15 декабря, а вторую до 15 января, подлежат отстранению от работы и лишатся доступа в общественные места. Причем питерские тут же сами себя поправили: конечно, это не обязательная вакцинация, а строго добровольная. Отвечать будет работодатель, а не пенсионер. Питерский эксперимент скорее всего провалится и вряд ли будет распространен на всю Россию, но даже повсеместное введение QR кодов — разумная мера, давно действующая на Западе — в российских условиях это палка о двух концах. Потому что в условиях массового неприятия вакцины чревата взрывным ростом фейковой вакцинации и поддельных сертификатов. Это настолько всем очевидно, что телевидение уже пугает врачей репортажами об уже заведенных уголовных делах за взяточничество.

В Греции врачи брали с пациентов деньги за поддельный сертификат и кололи им настоящую вакцину — на всякий случай. Вот это я понимаю: бывает Pfizer, бывает «Спутник», а бывает «вакцина Шредингера» — то ли она есть то ли ее нет, сходу так и не скажешь. И кто кого в итоге обманывает в этом Бермудском треугольнике: пациент — государство — врач? На самом деле, телерепортажи про взятки и сертификаты можно снимать сколько угодно, можно даже рассказать о том, что в сети появились базы данных покупателей поддельных справок. Но понятны две вещи: разоблачить фиктивную прививку очень трудно и спрос рождает предложение. Избежать резкого роста фиктивных вакцинаций (которые тут же испортят статистику, и это порочный круг: люди будут видеть, что умирают больные с сертификатами, и поэтому станут еще активнее покупать их) надо не запугать, не заставить, а убедить вакцинироваться как можно больше людей. Но государство умеет только запугивать. Вот, например, врачи. Их уже пугают уголовными делами не только за фейковые прививки — это очевидное преступление, — но и за антивакцинную позицию. В Минздраве, конечно, уже поняли, что врачи — серьезный источник дезинформации о коронавирусе. Они такие же люди, как и все и точно так же не верят власти и не верят в вакцину, но они в белых халатах, и к ним больше прислушиваются. Уже нашумела история из города Облучье в Еврейской автономной области, где все сотрудники скорой уволились, когда их обязали привиться. Правда на следующий день вернулись на работу — вдруг все поверили государству обратно, и оптимизма не внушает ни та, ни другая новость. Врач Артемий Охотин объясняет, почему в вакцину не верят даже многие врачи — и советуют потом своим пациентам, своим знакомым не делать себе укол. Все по той же причине: они выучили — не только на истории с ковидом, — что система, к которой они принадлежат, лицемерна, коррумпирована и неэффективна.

«Врачи находятся слишком близко к источнику лжи: можно продолжать верить в официальные данные о смертности, несмотря на демонстрируемые демографами и математиками статистические аномалии, но нельзя верить этим данным, когда твой больной, умерший от COVID-19, получает справку о смерти с диагнозом „сахарный диабет“. Неудивительно, что за долгие годы жизни по лжи во врачебном сообществе установился некоторый консенсус, что все услышанное из телевизора или напечатанное в приказах и официальных рекомендациях — туфта, а правду надо искать самим, она передается из уст в уста и вслух не произносится», — пишет Артемий Охотин в Republic*. 

Мы не будем сейчас вспоминать приключения «Арбидола» и «Кагоцела», но если врача годами заставляли выписывать «Арбидол», потому что, как он знает, над контрактами стоят большие чиновники, то почему он должен поверить в «Спутник», рекламировать его и тем более прививаться сам? Может, ему еще «Арбидол» пить? И можно ли такого врача запугать уголовным делом? Он то на ухо пациенту все равно скажет: не прививайся. Врачи такие же люди, как и все остальные, только в белых халатах, и обращаются с ними также: не можешь научим, не хочешь заставим. В такой атмосфере введение QR-кодов по всей стране неизбежно столкнется с народным саботажем, хотя даже простейшие шаги помогли бы снизить недоверие к «Спутнику», такие, как например публикация и продвижение исследования эффективности спутника в Аргентине, которая закупила «Спутник» и прививает им своих граждан. В октябрьском номере журнала Eclinical Medicine под эгидой Lancet написано об итогах исследования «Cпутника» в Аргентине: эффективность первой дозы «Спутника» против инфекции — 78.6%, снижение госпитализаций и смертей — 87.6% и 84.8%. Может быть хотя бы перевести эту статью на русский и разослать врачам? Для начала. Или другая простая вещь: люди не верят «Cпутнику», потому что у них нет выбора. Пустите в Россию западные вакцины, сертифицируйте Pfizer, Moderna и AstraZeneca — вместо того, чтобы рассказывать, как от них умирают люди. Но это в следующей жизни, а пока Роспотребнадзор сертифицировал березу и ягель. Называется «Бетукладин». На самом деле уже есть несколько вариантов этого препарата, в зависимости от пропорции ягеля и березы, самый популярный — бетусприборомкладин — и правительство уже рассылает его всем подряд: говорят, когда спасение умирающих дело рук самих умирающих ничего лучше и не придумаешь. А остальные пусть готовятся к QR-кодам.

*По решению Минюста России «Левада-центр» включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

*По решению Минюста, Republic включены в реестр СМИ, выполняющих в России функции иностранного агента

 

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Svetlana Bondarenko

    Vilnius
    30.11.2021

    Являюсь многолетним подписчиком Дождя, но сейчас финансовое положение не позволяет подписаться.

    Помочь
  • Maksim Kolomoyskiy

    Нижний Новгород
    28.11.2021

    Уже пару недель как остался без работы, да еде и закончилась предыдущая подписка. Надеюсь и верю что все наладится, во всех направлениях. Говорить правду легко!

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде