«Мы все потенциальные арестанты». Михаил Фишман о новой волне «московского дела»

Колонка Михаила Фишмана
18 октября, 22:40 Михаил Фишман
3 375

В один и тот же день одни фигуранты политического уголовного дела вскрывают себе вены прямо в зале суда, а другие женятся прямо в СИЗО — с тем, чтобы потом вместо медового месяца отправиться по этапу, — а еще один обвиняемый бежит из России несмотря на то, что его выпустили из тюрьмы. С одной стороны, это показатель резко закипевшей температуры в среднем по больнице, то есть в среднем по тюрьме — там, где суды справедливы, обвиняемые вены себе не вскрывают. Там, где можно доверять правосудию, ни в чем не повинные люди из страны не бегут. С другой стороны, очень символично, что все это произошло именно в один день. Это знак того, что вне закона поставлен даже не сам по себе политический активизм — получается, что арестована и находится под судом общественная жизнь как таковая. И потому в этой жизни все теперь происходит за решеткой — вплоть до свадеб. Колонка Михаила Фишмана — о том, почему эти дела означают, что на самом деле под арестом все россияне.

Затухавшее было «московское дело» снова горит костром: несколько фигурантов вышли на свободу в сентябре, но вот уже четверо новых обвиняемых сидят в СИЗО, и еще один под домашним арестом. Им предъявлены обвинения по 318 статье — насилие в отношении представителей власти. Та самая статья, по которой прокурор требовал для ни в чем не виновного и вообще ничего не совершившего актера Павла Устинова шесть лет, но за него вступились, и тогда ему дали год условно.

А теперь, например, сажают 27-летнего сироту и астматика Владимира Емельянова — и Следственный комитет в качестве доказательств приводит видео, на котором видно, как ОМОНовцы избивали людей дубинками под лай овчарок. Откуда там овчарки? Из советского кино про фашистов, самая очевидная версия?

Точно так же на этой неделе был оставлен в силе сфабрикованный приговор активисту Константину Котову — именно поэтому, поженившись в СИЗО с Анной Павликовой из дела «Нового величия», он отправится не свадьбу праздновать, а ни за что на четыре года в колонию. Это важнейший эпизод «московского дела».

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа